Главная Торговые пути

postheadericon Торговые пути + книги

postheadericon Великий шелковый путь: образование и развитие +видио.

Великий шелковый путь: образование и развитие + видио

Великий шелковый путь: образование и развитие. В истории земли никогда не существовало локальных цивилизаций. Достижения одних этносов переходили к другим, других - к третьим и эта цель взаимообмена культур, по мнению ученых, будет продолжаться до тех пор, пока будет существовать человечество. Стремление людей к общению и обмену своими достижениями историческая наука прослеживает уже с III тысячелетия до н. э. В это время наблюдается процесс создания первых государственных формирований, где складываются предпосылки к товарному и культурному обмену. Естественно, что данные явления не могли развиваться без сложения определенной инфраструктуры маршрутов древних путей. История сохранила нам сведения о множестве древних путей, служивших людям. По ним продвигались большие армии, расположенные вдоль них города подвергались нападениям, а порой сами выступали агрессорами; в мирное же время эти пути служили связующими нитями политической торговой и культурной жизни. Именно эту их функцию всегда ценили народы.

 


Сегодня мы знаем о существовании пути «из вяряг в греки», длительное время действовавшем между Русью и скандинавскими странами (Швецией, Норвегией, Данией). Известен и «соляной путь», проходивший по африканскому континенту (в основном через Сахару). Один из древнейших путей - «лазуритовый» - сложился еще в 3-2 тысячелетиях до н. э. Начинаясь от Памира, он проходил через Иран до Передней Азии и Египта. Полудрагоценный камень лазурит (ляпис-лазурь), добываемый в районе верхней Амударьи на Памире (в Бадахшане), высоко ценился ювелирами таких древневосточных государств, как Шумер (Двуречье) и Египет. При раскопках гробниц фараонов и знати были обнаружены изделия из бадахшанского лазурита. Другой путь - знаменитая «царская дорога» ахеменидских правителей - связывал в \/I-I\/ вв. до н. э. малоазийские города Эфесс и Сарды на берегу Средиземного моря с одной из столиц Ирана - городом Сузы. С «царской дорогой» были связаны и государства Средней Азии - Давань, Согд, Бактрия, между которыми, по упоминанию китайских источников, существовали надежные почтовые и торговые пути.
Тем не менее, мы можем с уверенностью сказать, что самым значительным и широко известным в мире являлся «Великий шелковый путь». Эта торговая «магистраль» образовывала «тригон», соединивший Тихий, Индийский и Атлантический океаны. Она пересекла Евразию и соединила Дальний Восток со Средиземноморьем. Это была не просто дорога или даже система торговых путей, это был сложнейший культурно-экономический мост между Востоком и Западом, соединявший народы в их стремлении к миру и сотрудничеству. В настоящее время ученые датируют образование Шелкового пути II в. до н. э. А сам термин «Великий шелковый путь» был введен в научное потребление в XIX в., после того как в 1877 г. немецкий путешественник и историк К. Рихтгофен написал свою работу «Китай», в которой он впервые и определил этот торговый путь как «шелковый». Справедливости ради, надо отметить, что и до Рихтгофена эта дорога именовалась как «Западный меридиональный путь», но в научный обиход вошло название, данное Рихтгофеном.
Центральная Азия никогда не была оторвана от основных очагов мировой цивилизации. Данный регион оказывал влияние на социальное, экономическое и культурное развитие не только близлежащих стран (Шумер, Ассирию, Мидию, Иран, Индию), но имел определенные контакты с Закавказьем, Средиземноморьем, Поволжьем, а также кочевыми племенами юга современной России и Казахстана.

Со времен Ахеменидов здесь начинают появляться греческие колонии, идет интенсивный процесс взаимовлияния культур соседних стран. Этот факт усиливается после завоеваний А. Македонского. Хотя политическая жизнь прогреческих государств в Центральной Азии была недолговечной, процесс эллинизации, то есть слияния греческой и среднеазиатской культур, способствовал интенсивному подъему духовной и материальной культуры в регионе. В течение этого периода сохранялись связи между Средней Азией и культурами Индии и восточного Средиземноморья. Около III в. до н. э. стали устанавливаться контакты и с Китаем.
Известно, что китайский император Ву Ди в 138 г. до н. э. отправил своего посла Чжан Цяня на поиски союзников в борьбе против воинственных кочевых племен гуннов, которые опустошали северные окраины Китая. Путешествуя, посол попал в плен к гуннам на целых десять лет. Ему удалось бежать и через высокие перевалы Центрального Тянь-Шаня выйти к Иссык-Кулю. Пройдя вдоль берега реки Нарын, он попал в Ферганскую долину.

Для него явилось неожиданностью то, что в долине располагалось множество городов, объединенных в одно государство. Он попытался договориться с правителем Ферганской долины, но тот соглашался только на установление торговых отношений, и Чжан Цянь отправился дальше на юг. Возвращаясь из путешествия, он вновь попал в плен к гуннам, но на этот раз бежал спустя два года. Чжан Цянь представил императору подробный доклад о своем пребывании в Средней Азии, указал удобные пути для торговли, которые впоследствии стали основой Великого шелкового пути. Император дал ему титул «Великий путешественник». Сведения об обмене между Китаем и Средней Азией содержатся, в основном, в китайских хрониках, начиная с I в. до н.э. по VII—VIII вв. н.э.

Ранние свидетельства повествуют о дарственных подношениях, которые направлялись из стран среднеазиатского региона к императорскому дворцу. Отсюда также посылались дары, если Китай хотел привлечь на свою сторону кого-либо из тамошних владетелей. Из среднеазиатских даров особенно ценились знаменитые кони Давани, быстроногие скакуны, которых китайцы называли «небесными», «крылатыми». А ценились они потому, что в Китае существовала легенда: чтобы утвердить свою божественность и достичь бессмертия, император должен был вознестись на небо при помощи упряжки неземных лошадей. Именно Чжан Цянь завез в Китай «небесных» коней. Этот предприимчивый путешественник вывез из Средней Азии не только лошадей, но и корм для них - семена люцерны. Вскоре посевы люцерны распространились по всему Китаю.
Постепенно торговые отношения между Средней Азией и Китаем укрепляются. Каждый год императорский двор направлял, по меньшей мере, пять миссий на запад в сопровождении нескольких сот стражников. Они везли с собой шелк и металлические изделия, которые обменивали на лошадей, нефрит, кораллы и другие товары из Средней Азии. Китайские изделия предназначались не только для Средней Азии. Значительная потребность в уникальных шелковых тканях была в Персии и в государствах, расположенных к западу от нее. В Европе считали, что шелк растет на деревьях и что только китайцы знают секрет этой культуры. В период правления Августа Рим платил за китайский шелк шерстяными товарами, специями и стеклянными изделиями. У китайцев же не было ни малейшего намерения опровергать легенды подобного рода, чем они обеспечили себе монополию и экспорт этой дорогостоящей ткани. Парфяне, через территорию которых осуществлялась торговля, точно также не видели повода для того, чтобы распространять что-либо о технических аспектах изготовления шелка, однако, получали из торговли им значительную прибыль, как и многие последующие династии, через земли которых проходили шелковые пути. Первая встреча римлян с этой тканью не увенчалась особой славой. Марк Мициний Красс, член триумвирата, консул и римский наместник в Сирии, мечтал пройти по стопам Александра Македонского и повторить его победы на Востоке. В 53 г. до н. э. он повел семь легионов через Евфрат в бой против парфян. Однако не весть о победе или смятение по поводу поражения произвели фурор в Риме, а совершенно случайное событие, а именно - открытие шелка. Оно было связано с поражением легионов.
Парфяне во время сражения для видимости обратились в бегство для того, чтобы затем молниеносно развернуться в седле и осыпать преследующих легионеров дождем из стрел - это был знаменитый парфянский выстрел. Кроме того, они неожиданно развернули огромные, светящиеся и переливающиеся на солнце знамена, напугав солдат настолько, что они сдались. Это стало одним из самых тяжелых поражений Рима. А вышитые золотом знамена стали первыми шелками, которые когда-либо видели римляне. Увиденная однажды, эта ткань в последующие столетия повергла Рим в настоящую «шелковую лихорадку». Эту прохладную ткань, «легкую, как облако» и «прозрачную, как лед», римляне назвали «китайская вуаль».


Караваны, выходившие из Китая, направлялись к северным Тянь-шаньским горам, пересекали территорию Средней Азии, а затем через Хорасан (западнее Амударьи) попадали в Месопотамию и к Средиземноморью. Протяженность Великого шелкового пути составляла 12 тыс. километров, поэтому мало кто из торговцев проходил всю шелковую дорогу полностью. В основном, они старались путешествовать посменно и обменивать товары где-то на полпути.
На протяжении Великого шелкового пути в городах и селениях, через которые проходили караваны, находились караван-сараи (постоялые дворы). В них имелись худжры («комнаты отдыха») для купцов и обслуживающего караван персонала, помещения для верблюдов, лошадей, мулов и ослов, необходимый фураж и провиант. Караван-сараи являлись местом, где можно было продать и купить оптом интересный для купца товар, а главное - узнать последние коммерческие новости и, прежде всего, цены на товары. Хорезм, Согдиана и Фергана стали преуспевающими торговыми центрами.

Шелковая дорога стимулировала потребность в таких среднеазиатских товарах, как лошади и кормовые культуры, а также виноград и хлопок. В городах ремесленники освоили новые виды ремесла: производство металлических изделий, перенятое у Востока, и изделий из стекла - у Запада.
В I в. н. э. на территории Средней Азии образуется Кушанское государство, первым правителем которого был Кудзула Кадфиз. Столицей государства, вероятно, был город на месте Дальварзинтепа, в долине Сурхандарьи. Во время правления Кудзулы Кадфиза в состав Кушанского государства наряду с южными районами нынешней территории Узбекистана и Таджикистана вошли Афганистан и Кашмир. В период правления Канишки (78-123 гг. н.э.) Кушанская держава расширяет экспансию на Восток: укрепляет свои владения в Индии, столица государства была переведена из Бактрии в Пешавар (на севере Индии) и превращается в огромную империю, занимавшую территорию от Индии и Хотана до юга Узбекистана и Афганистана. Строятся новые города, развиваются ремесла и устанавливаются торговые связи с Индиеи, Китаем и Римской империей.
Именно в кушанский период широкий размах принимает международная торговля, способствовавшая укреплению Великого шелкового пути. Направление торговых связей определялось следующим образом: на востоке - с Китаем, куда из Средней Азии везли шерстяные ткани, ковры, украшения, лазурит и породистых лошадей; а из Китая доставлялись шелковые ткани, железо, никель, меха, чай, бумага, порох; на юге - с Индией, откуда вывозили пряности и благовония (путь в Индию был назван «висячим перевалом» из-за узких, повисших на большой высоте, карнизов в горах); на западе - через Иран с Сирией и Римом, где китайский шелк ценился на вес золота; на севере - через Хорезм с Восточной Европой.
Главная дорога проходила через Дуньхуан, Хами, Турфан, Кашгар, Узген, Ош, Куву, Андижан, Коканд, Самарканд, Бухару и Мерв. В Мерве (современный город Мары в Туркменистане) Великий шелковый путь разветвлялся. Одна ветвь вела через Хорезм на Волгу, в Восточную Европу. Таким образом товары из Китая, Индии, Средней Азии достигали Руси: Киева, Новгорода, а позже и Москвы. В Москве на рынке был особый, как его называли, «индийский» ряд, где торговали в основном восточные, индийские купцы. Другая ветвь шла через Балх и земли современного Афганистана в Индию. Третья - направлялась к Багдаду и далее к Средиземному морю. Здесь товары перегружались на корабли и попадали в Египет, Византию, Италию.
Примечательно, что кроме основных дорог Великого шелкового пути существовали и примыкавшие к ним караванные тропы. Известно, что существовал «золотой» путь, который, по мнению А. Сагдуллаева, В. Костецкого, Н. Норкулова, был назван так из-за сказочных богатств Кураминских и Алтайских гор, а также реки Зарафшан и шел в направлении к Папу и Заркенту, к поселениям рудокопов и стоянкам кочевников. А по мнению А. Аскарова, - это был путь в Сибирь, проходивший через Давань (Фергану) по побережью озера Иссык-Куль, по которому возили золото. Но вполне вероятно, что функционировали оба эти пути.
Существовал и так называемый «серебряный» путь, по которому шли караваны с центральноазиатским серебром в те государства, где его не хватало: через Хазарский каганат, Булгарское государство - в Киевскую Русь и страны Европы. Серебро, добываемое в рудниках Шаша и на горе Кухе-сим («Серебряная гора»), шло на чеканку монет. Судя по находкам серебряных монет - дирхемов на территории России, Германии и стран Балтики, они вывозились и как деньги, и как товар. Торговля в основном была меновая, деньги служили лишь единицей счета. Купцы оценивали свой товар в определенную сумму и меняли его на другой товар, такой же стоимости. С караванами на Запад и Восток по Великому шелковому пути шли купцы, дипломаты, искатели легкой наживы и приключений, простые труженики - ремесленники и земледельцы, а также паломники - пилигримы. Особенно много бродило по караванным путям буддийских монахов и служителей культа Будды. Их движение не было бесцельным - по сути, они осуществляли распространение религии. Постепенно будцизм из Индии проникает и в страны, расположенные вдоль Великого шелкового пути. Временем активного проникновения будцизма в Среднюю Азию датируется известное будцийское святилище Айртам (Северная Бактрия, II в. н. э.).
При раскопках близ Термеза, в местечке Дальварзинтепе, археологами был обнаружен целый комплекс буддийских храмов. Судя по раскопкам, здесь находился центр буддизма на юге Средней Азии, откуда началось широкое распространение этой религии по всей территории Средней Азии, ставшей в период Кушанской империи государственной религией. Затем по караванному пути буддизм постепенно распространился в Китай, далее попадали в Месопотамию и к Средиземноморью. Протяженность Великого шелкового пути составляла 12 тыс. километров, поэтому мало кто из торговцев проходил всю шелковую дорогу полностью. В основном, они старались путешествовать посменно и обменивать товары где-то на полпути.
На протяжении Великого шелкового пути в городах и селениях, через которые проходили караваны, находились караван-сараи (постоялые дворы). В них имелись худжры («комнаты отдыха») для купцов и обслуживающего караван персонала, помещения для верблюдов, лошадей, мулов и ослов, необходимый фураж и провиант. Караван-сараи являлись местом, где можно было продать и купить оптом интересный для купца товар, а главное - узнать последние коммерческие новости и, прежде всего, цены на товары. Хорезм, Согдиана и Фергана стали преуспевающими торговыми центрами. Шелковая дорога стимулировала потребность в таких среднеазиатских товарах, как лошади и кормовые культуры, а также виноград и хлопок. В городах ремесленники освоили новые виды ремесла: производство металлических изделий, перенятое у Востока, и изделий из стекла - у Запада.
В I в. н. э. на территории Средней Азии образуется Кушанское государство, первым правителем которого был Кудзула Кадфиз. Столицей государства, вероятно, был город на месте Дальварзинтепа, в долине Сурхандарьи. Во время правления Кудзулы Кадфиза в состав Кушанского государства наряду с южными районами нынешней территории Узбекистана и Таджикистана вошли Афганистан и Кашмир. В период правления Канишки (78-123 гг. н.э.) Кушанская держава расширяет экспансию на Восток: укрепляет свои владения в Индии, столица государства была переведена из Бактрии в Пешавар (на севере Индии) и превращается в огромную империю, занимавшую территорию от Индии и Хотана до юга Узбекистана и Афганистана. Строятся новые города, развиваются ремесла и устанавливаются торговые связи с Индиеи, Китаем и Римской империей.
Именно в кушанский период широкий размах принимает международная торговля, способствовавшая укреплению Великого шелкового пути. Направление торговых связей определялось следующим образом: на востоке - с Китаем, куда из Средней Азии везли шерстяные ткани, ковры, украшения, лазурит и породистых лошадей; а из Китая доставлялись шелковые ткани, железо, никель, меха, чай, бумага, порох; на юге - с Индией, откуда вывозили пряности и благовония (путь в Индию был назван «висячим перевалом» из-за узких, повисших на большой высоте, карнизов в горах); на западе - через Иран с Сирией и Римом, где китайский шелк ценился на вес золота; на севере - через Хорезм с Восточной Европой.
Главная дорога проходила через Дуньхуан, Хами, Турфан, Кашгар, Узген, Ош, Куву, Андижан, Коканд, Самарканд, Бухару и Мерв. В Мерве (современный город Мары в Туркменистане) Великий шелковый путь разветвлялся. Одна ветвь вела через Хорезм на Волгу, в Восточную Европу. Таким образом товары из Китая, Индии, Средней Азии достигали Руси: Киева, Новгорода, а позже и Москвы. В Москве на рынке был особый, как его называли, «индийский» ряд, где торговали в основном восточные, индийские купцы. Другая ветвь шла через Балх и земли современного Афганистана в Индию. Третья - направлялась к Багдаду и далее к Средиземному морю. Здесь товары перегружались на корабли и попадали в Египет, Византию, Италию.
Примечательно, что кроме основных дорог Великого шелкового пути существовали и примыкавшие к ним караванные тропы. Известно, что существовал «золотой» путь, который, по мнению А. Сагдуллаева, В. Костецкого, Н. Норкулова, был назван так из-за сказочных богатств Кураминских и Алтайских гор, а также реки Зарафшан и шел в направлении к Папу и Заркенту, к поселениям рудокопов и стоянкам кочевников. А по мнению А. Аскарова, - это был путь в Сибирь, проходивший через Давань (Фергану) по побережью озера Иссык-Куль, по которому возили золото. Но вполне вероятно, что функционировали оба эти пути.
Существовал и так называемый «серебряный» путь, по которому шли караваны с центральноазиатским серебром в те государства, где его не хватало: через Хазарский каганат, Булгарское государство - в Киевскую Русь и страны Европы. Серебро, добываемое в рудниках Шаша и на горе Кухе-сим («Серебряная гора»), шло на чеканку монет. Судя по находкам серебряных монет - дирхемов на территории России, Германии и стран Балтики, они вывозились и как деньги, и как товар. Торговля в основном была меновая, деньги служили лишь единицей счета. Купцы оценивали свой товар в определенную сумму и меняли его на другой товар, такой же стоимости. С караванами на Запад и Восток по Великому шелковому пути шли купцы, дипломаты, искатели легкой наживы и приключений, простые труженики - ремесленники и земледельцы, а также паломники - пилигримы. Особенно много бродило по караванным путям буддийских монахов и служителей культа Будды. Их движение не было бесцельным - по сути, они осуществляли распространение религии. Постепенно будцизм из Индии проникает и в страны, расположенные вдоль Великого шелкового пути. Временем активного проникновения будцизма в Среднюю Азию датируется известное будцийское святилище Айртам (Северная Бактрия, II в. н. э.).
При раскопках близ Термеза, в местечке Дальварзинтепе, археологами был обнаружен целый комплекс буддийских храмов. Судя по раскопкам, здесь находился центр буддизма на юге Средней Азии, откуда началось широкое распространение этой религии по всей территории Средней Азии, ставшей в период Кушанской империи государственной религией. Затем по караванному пути буддизм постепенно распространился в Китай, далее двинулся в Японию, Юго-Восточную Азию и страны Индокитая. Сейчас мы знаем, как глубоко внедрился буддизм во всех этих странах. Особенно прочно он укоренился в Китае и Японии. То есть самая активная и самая непосредственная роль в распространении будцизма принадлежит именно Великому шелковому пути. Буддизм был не единственным учением, попавшим в Среднюю Азию и Китай с Востока. Наряду с зороастризмом здесь имели место несторианское христианство и манихейство. Несторианцы бежали с Среднюю Азию и Китай от преследований, которые начались, когда их толкования христианских сюжетов были объявлены православной церковью в Сирии ересью, в частности, они считали, что Иисус был рожден человеком, а затем стал мессией (Христом). Китайцы называли христианство «учением света» и отличали его от зороастризма, который они обозначали как «учение огня». В Китае зороастризм не получил широкого распространения и оставался большей частью религией чужеземцев.
Манихейство - «учение о двух принципах», имело в противоположность этому большой успех. Оно сочетало в себе элементы зороастрийских и религиозных христианских представлений. Характерным также является строгий дуализм, утверждаемый двумя непримиримыми принципами Добра и Зла. Запрещенное в Персии в III в., манихейство прочно обосновалось в Согдиане, а начиная с VIII в. нашло многочисленных сторонников в Средней Азии среди уйгуров. Период его расцвета длился вплоть до X в. Отношение китайцев к манихейцам большей частью зависело от их отношений с уйгурами, а они, в свою очередь, были жизненно важными для функционирования торговли на Великом шелковом пути.
В период X в. манихейство в западной части Центральной Азии было окончательно вытеснено исламом, а в восточной части - буддизмом. Но этот путь, соединявший многие страны, способствовал не только миграции религий, параллельно с этим шел столь же активный культурный взаимообмен, в том числе письменности и музыки. Средняя Азия всегда отличалась своеобразием музыкального искусства. А ее выгодное географическое положение в период функционирования Великого шелкового пути способствовало оживлению и в сфере ее музыкальной жизни. Средняя Азия выступала не только посредником, но и активным участником процесса музыкального взаимообогащения народов.
Политическая обстановка, сложившаяся в регионе, в результате которой Средняя Азия, Восточный Туркестан и Северная Индия входили в состав Кушанской империи (I- IV вв.), государство эфталитов (\/-сер. VI вв.), Тюркского каганата (сер. VI—VII вв.), способствовала установлению наиболее тесных контактов с восточными странами. В этот период усиливается их этническая и культурная общность, укрепляются связи с Китаем.
В монографии Э. Шефера «Золотые персики Самарканда» приведены данные о разнообразных дарах императорскому дворцу, а также о широкой торговле. Это знаменитые среднеазиатские кони и собаки - очевидно, охотничьи, пользовавшиеся широким спросом в придворной среде. С охотничьими забавами был связан привоз в Китай ловчих соколов, а также гепардов. Из Хорезма поступали меха пушных зверей - соболей, белок, лисиц, куниц, бобров, зайцев, привозились также выделанные шкуры козлов, а из тюркских стран - войлочные изделия и доспехи из лошадиной кожи. В Китае ценили иноземное вино, и хотя к VIII в. его изготовление было здесь уже освоено, из Чача (Ташкентский оазис) в эту пору привозилось вино, приготовленное «по иранскому способу». Из Тохаристана доставляли лекарство «читрагандха» - средство от ран и кровотечений, представлявшее смесь целебных смол и трав. В качестве лекарственных препаратов упоминается «терновый мед» - всем известная верблюжья колючка, сладкий сок которой обладает целебными свойствами. Значение Великого шелкового пути не исчерпывалось торговым обменом и оседанием вдоль его магистралей тех или иных изделий в качестве посольских даров или предметов рынка. Шелковый путь в огромной мере способствовал ретрансляции технологических достижений. Так, шелководство и шелкоткачество, которые долгое время были монополией Китая, в V—VI вв. продвинулись в Среднюю Азию, Иран и Византию. И, наоборот, техника изготовления стекла, поступавшего из стран Средиземноморья, проникла в Иран и Среднюю Азию, а в V в. ее освоили в Китае.
Существует версия приобретения западным миром знаний об изготовлении шелка. Это произошло посредством того, что на современном языке можно было бы назвать промышленным шпионажем. Китайская принцесса в 420 или 440 г. должна была выйти замуж за правителя Хотана и не хотела отказываться от шелка вдали от своей родины. Поэтому, спрятав личинки шелкопряда в своей прическе, она пронесла их контрабандой в Хотан. Так началось изготовление шелка за пределами Китая, хотя поначалу и в малом объеме. Из Средней Азии личинки шелкопряда, спрятанные в дорожном посохе несторианского монаха, а вместе с ними основы изготовления шелка попали в Византию. Таким образом, была разрушена монополия Китая на производство шелка.
В VII в. н. э. на Аравийском полуострове образовалось новое государство - Арабский халифат, начавшее вести завоевания, благодаря которым уже в VIII в. н.э. оно занимало территорию от берегов Атлантики до Средней Азии. Будцийские храмы в Средней Азии были превращены в мечети. Арабский язык стал государственным и литературным языком. Обязанность каждого мусульманина совершить в течение жизни хадж (паломничество) в священный город Мекку помогала развивать пешеходные и торговые дороги. Базируясь в Дамаске, а затем в Багдаде, новая империя добилась высокоразвитой торговли между Индией и Китаем, с одной стороны, и славянскими странами, Византией и Европой - с другой. Политические волнения не нарушали торговой активности и культурных контактов в пределах мусульманского мира. Торговцы активно действовали на караванных путях и утвердились в торговых центрах далеко за пределами их собственной империи. Мусульманские коммерческие общины можно было найти на территориях от Испании до Китая, а торговля между Китаем и Монголией перешла целиком в их руки. Власть Арабского халифата в Средней Азии пала в конце девятого столетия. Период IX—XII вв. в Средней Азии в политическом плане был периодом существования нескольких централизованных государств - Саманидов, Караханидов, Газневидов, Сельджукидов и Хорезмшахов. А что касается уровня культурного развития, то период IX- XII вв. получил в исторической литературе определение «Восточного Ренессанса».
Относительное спокойствие в этот период способствовало экономическому и культурному развитию региона. К восточно-западной торговле была добавлена интенсивная торговля с районами Волги, осуществлявшаяся через Хорезм.
Самарканд стал центральным городом Средней Азии. Рынки были переполнены товарами со всех концов света: Персии, Индии, Китая. Огромным спросом пользовались шелковые и хлопчатобумажные ткани Зарафшанской долины. А медеплавильщики славились своими лампами и котлами. Из Самарканда также вывозили стремена, удила, ремни, платки, орехи. Особенно большое значение имело производство бумаги, секрет изготовления которой был ранее известен только в Китае. По мнению английского историка Хильды Хукхэм, секрет изготовления бумаги был раскрыт самими китайскими мастерами-бумагоделами, которые были захвачены в плен в битве при Таласе (751 г.) и затем привезены в Самарканд. Самаркандские мастера- бумагоделы освоили искусство выделки писчей бумаги и в дальнейшем передавали свое умение от поколения к поколению. Подобная передача секретов производства бумаги была одной из причин ее высоко сортности на протяжении многих веков. К концу X в. самаркандская бумага заменила папирус и пергамент в восточных странах. Бухара славилась изделиями мастеров золотых дел. Значительное место занимал также экспорт ковров, хлопчатобумажных и шерстяных тканей, дубленых кож, конских седел, масел, конопли, серы, грецких орехов и, конечно, знаменитых бухарских арбузов и дынь. Область Шаша, или Чача, славилась в эту пору выделкой кож и кожаных изделий, что обусловливалось, прежде всего, соседством с кочевой степью. Из Шаша вывозились высокие седла из лошадиной кожи, колчаны для стрел, палатки, кроме того, плащи, молитвенные коврики, луки, иголки и ножницы.
Торговая активность Х-ХII вв. была особенно благоприятна для Хорезма. Этот оазис в нижнем течении Амударьи, южнее Аральского моря, выступал посредником в степной торговле между Волгой и кочевниками. От главного города Хорезма - Ургенча караваны могли следовать до Отрара и затем в Китай, или же главная дорога могла соединяться в Бухаре и вести к югу. Отсюда дорога шла на восток, в Китай или же южнее через Гиндукуш в Индию. Известно, что Хорезм «специализировался» на кондитерских изделиях из миндаля и великолепных дынях, которые экспортировались упакованными в свинцовые формы со снегом или льдом. Кроме того, особенно ценились хорезмские луки, натянуть которые могли только сильные люди, а также лодки, рыбий клей, рыбьи зубы, не говоря уже о большом количестве рыбы, которая вылавливалась в низовьях Амударьи и вывозилась в соленом виде. Купцы, конечно, не могли вести караванную торговлю в индивидуальном порядке, так как расходы на отправку даже самого небольшого каравана были значительны. Как и в предшествующие времена, купцы были объединены в определенные торговые компании, ставившие целью ведение торговых операций караванным путем.
В торговых операциях в X в. часто использовались чеки («чек» - персидское слово, обозначавшее в данном случае «документ»). Можно было не возить с собой большие суммы денег, а дать их в каком-либо городе одному из достойных коммерческого доверия саррафов (менял), взять у него соответствующий документ - чек и, по предъявлении его в другом городе, получить полностью сданную сумму. Следует сказать, что в периоды политических конфликтов трассы Великого шелкового пути имели еще одну функцию, весьма неблагоприятную. Именно Великий шелковый путь использовал в своих целях в XIII в. Чингисхан, покоряя народ за народом. Но завоевание - это один из способов, хотя и неблагоприятный, установления контактов между народами. Покоряя страны, подчиняя себе народы, завоеватели не могли покорить жизнь, она все равно продолжалась. Продолжал существовать и Великий шелковый путь, хотя его торговые функции были ограничены, и он несколько изменил свое направление. Когда Чингисхан покорил Среднюю Азию, Хорезм разделился на две части: северную - со столицей в Ургенче, которая была включена в улус Джучи (владение старшего сына Чингисхана), впоследствии ставшая частью Золотой Орды (территория от Сибири до Восточной Европы, правителем которой был внук Чингисхана - Берке); и южную - со столицей в Кяте. Она стала частью чагатайского улуса (владение второго сына Чингисхана - Чагатая, территория Средней Азии).
Монгольское господство стимулировало караванную торговлю между Китаем и странами Средиземноморья. Но выгода от этой торговли доставалась не Средней Азии, из- за ее внутренних неурядиц, а Золотой Орде. Многие из караванов обходили стороной Мовароуннахр, проходя прямо к Волге, севернее Каспия, а оттуда шли к Черному морю. Хорезм был важным отрезком на этом северном пути, он продолжал играть роль связующего звена в региональном и межконтинентальном торговом обмене. Крупным торговым центром был Ургенч, базары которого были переполнены товаром. По-прежнему оставаясь оживленным, Великий шелковый путь продолжал соединять Китай, Монголию со Средней Азией, Средним и Ближним Востоком и Европой. Так, в 1221 г. китайский монах Чан-Чун через Монголию, Кульджинский край и Жетысу попал в Самарканд, Кеш и оттуда последовал в ставку Чингисхана. В 1223 г. этим же путем он вернулся назад. В 1246-1247 гг. по названному пути в столицу монголов Каракорум проехал армянский полководец Самбат Спарапет1. В числе последних в 1278 г. по этому маршруту прошли два несторианских монаха - Мар Яббалахи и Раббан Саума. Они отправились в путь из Ханбалыка, пришли в Тангут, затем в Кашгар, а оттуда через Жетысу, сделав остановку в Таласе (Таразе), попали в Среднюю Азию, в Хорасан и далее на Кавказ . При монголах важное значение приобрел дипломатический и караванный путь, соединявший Европу с Азией и пролегавший через южнорусские степи, Поволжье на Урал, далее в Хорезм, на Сырдарью и через Жетысу - в Алмалык и Монголию. В 1246 г. Плано Карпини через Киев последовал в ставку Бату-хана - Сарай-Бату, а оттуда через Хорезм, Жетысу и Тарбагатай прибыл в Каракорум. В отчете путешественника упоминается Сырдарья и множество разрушенных городов, среди которых Янкент, Бахрин и Орнас (Янгикент, Барчкент и Ашнас)1. Частично путь Плано Карпини повторила в 1249 г. миссия Андре де Лонжюлю - посла Людовика IX к Гуюку. Через Акку и Мосул, вдоль южного берега Каспийского моря она пришла в Хорезм, оттуда через Жетысу прибыла в Омыл2.
После смерти хана Мунке на востоке и западе Монгольской империи разразилась междоусобная война. Стал опасным сквозной путь из Тебриза в Ханбалык через Среднюю Азию и Жетысу. Поэтому в 1291 г. миссия Монтекорвино отправилась в Ханбалык не освоенным путем, а окружным, через Индию3. Купцы и миссионеры предпочитали этому долгому пути налаженную дорогу из Кафы в Тану, старый или новый Сараб, в Ургенч, Отрар, Алмалык и Ханбалык4. Еще один путь проходил через Сарайчик, Ургенч, Бухару, Кашгар5. Обстановка, сложившаяся на этой трансазиатской магистрали в 20-30-х гг. XIV в., благоприятствовала международной торговле. Это в значительной мере было вызвано подъемом Золотой Орды, ростом Сарая-Бату и Сарая-Берке , а также расцветом экономической и культурной жизни в Ак-Орде и Чагатайском Улусе. К 1370 г. вся система трансазиатских путей пришла в полное расстройство. Войны на Востоке сделали дороги через Мовароуннахр и Жетысу опасными для торговли. В третьей четверти XIV в. всеобщая смута охватила Золотую Орду1. Походы Амира Темура в Поволжье, Крым, Жетысу изменили направление торговых путей. Теперь шелк, предметы роскоши поступали из Китая и Средней Азии на Запад через Ургенч и Хорезм. В списке товаров, вывозимых генуэзцами из Каффы, значатся шелка, хорезмский и ургенчский2. По свидетельству Поголотти, в Средней Азии и Китае закупались также шелковая и золотая парча, хлопчатобумажная ткань, шерсть, рис, сушеные фрукты, керамика, фаянс, фарфор. Из городов Ирана и Востока везли художественный металл, украшения, драгоценные камни, сандаловое дерево, жемчуг, из Европы - конопляные ткани. Сохранились свидетельства, что Поголотти советовал купцам брать с собой полотняные ткани, продавать их в Ургенче и запасаться сомами - слитками серебра, имевшими хождение в «татарских» странах3. Особо покровительствовал международной торговле Амир Темур, ставший правителем Мовароуннахра в 1370 г. Он выступал за сохранение Великого шелкового пути и восстановление его трасс через территорию Мовароуннахра. С присоединением Хорезма торговля, которая потоком шла через базары Ургенча, теперь вновь была направлена через Самарканд - столицу империи Амира Темура. В конце 70-х гг. Темур направляет свой взор на Хорасан. Через него шел магистральный путь из Мовароуннахра и Китая, с которым в Балхе соединялась дорога из Индии.
Вдоль этих дорог были богатые рынки, особенно в Герате, где можно было найти товары Средиземноморья и Хорасана: шелк и хлопчатобумажные ткани, парчу и платки, войлок и ковры; великолепную бирюзу из Нишапура, ароматические вещества; гранаты, виноград, фисташки и миндаль; а также сталь, изготавливаемую в Герате, хорасанское золото и серебро, рубины и ляпис-лазурь из Мовароуннахра. На этих рынках можно было купить лошадей, мулов, овец и верблюдов. В 80-е гг. XIV в. Хорасан и Герат вошли в состав империи Амира Темура. А с 1389 по 1395 гг. Темур совершил три похода против хана Золотой Орды - Тохтамыша, в результате которых была разрушена столица Золотой Орды - Сарай-Берке (город в низовье Волги), а караванные пути, проходившие через ее территорию, перестали функционировать. После падения Сарая-Берке северная межконтинентальная дорога была практически заброшена. Вместо дороги через Сарай, Ургенч и Отрар караваны вновь пошли по пути, проходившему через Герат, Балх и Самарканд. Все последующие походы Амира Темура в Иран, на Кавказ, в Индию и Турцию были направлены на восстановление торговых магистралей Великого шелкового пути, которые действовали в домонгольское время (т. е. до Чингисхана). В годы правления Амира Темура происходит укрепление торговых отношений с Китаем. Караванная торговля между Средней Азией и Китаем получила новый стимул. По данным, содержащимся в китайском источнике «Мин ши лу» («Записки о событиях в годы правления минских императоров»), в период между 1368 - 1398 гг. посольства от Амира Темура прибыли в Китай девять раз. В качестве даров в Китай были отправлены лошади, верблюды, бархат, мечи и доспехи. Со своей стороны китайский император отправил подарки из драгоценных камней. Также известно, что в 1394 г. Амир Темур отправляет императору Китая письмо с добрыми пожеланиями в сопровожцении «подарка» в качестве 200 лошадей.
В 1404 - 1405 гг., когда Темур предпринял поход на Китай, обстановка несколько обострилась. Однако уже при его преемниках - Шахрухе и Улугбеке наметилось восстановление и активное развитие дипломатических отношений. Правители в своих посланиях друг другу подчеркивали необходимость укрепления дружеских отношений, развития взаимовыгодной торговли и обеспечения безопасности торговых путей.

За период 1403- 1449 гг. в Китай прибыли 33 посольства из Самарканда и 14 - из Герата. Прибывавшие в Китай послы различных государств освобождались от уплаты пошлин. Кроме того, им бесплатно предоставлялся ночлег, оказывались необходимые услуги и устраивались различные увеселения в течение всего времени их пребывания в Китае. Даже тогда, когда в результате открытия морских путей основная часть товаров из Китая и Индии стала поставляться по морю, участие среднеазиатских купцов в торговле между Дальним Востоком и странами Передней Азии продолжалось, хотя в значительно меньших объемах. В Среднюю Азию и в период позднего феодализма продолжали поступать шелковая китайская ткань и одежда. По данным Р. Г. Мукминовой, одним из предметов экспорта из Средней Азии по Великому шелковому пути в этот период являлась ткань занданачи - продукция мастерской, располагавшейся вселении Зандана, недалеко от Бухары. Получившая название по месту выработки, она поставлялась через Бухару в ряд стран, в том числе на Кавказ и в Россию. С XVI в. торгово-дипломатические связи Средней Азии и Китая начали заметно ослабевать. Причинами тому явились открытие морских путей, усиление межфеодальных войн, обострение политических отношений между государствами Шейбанидов и Средней Азии и Сефевидов в Иране, межцоусобицы в Семиречье. Следствием изоляции После принудительной ликвидации Бухарской и Хорезмской республик были образованы три советские республики, которые в виде Узбекистана, Казахстана и Туркмении вошли в состав СССР. Не мудрено, что раздел единого Туркестана на отдельные части соответствовал макиавеллевскому принципу «разделяй и властвуй». Тем не менее, с высоты сегодняшнего дня мы можем констатировать, что декларация 1925 г. об образовании Узбекской ССР законодательно оформила создание Узбекского государства. Перед нами не стоит задача, требующая оценки этих событий, но главный вывод мы можем сделать наверняка: узбекский народ прошел огромный исторический путь своего развития, и никакие препоны не смогли поставить его колени. «Ныне мы объединены, ощущаем себя неделимым народом, не обращаем внимания на мелкие склоки. Твердо убеждены, что недалеко время, когда государство Узбекистан приобретет всю подобающую ему мощь. Это великое государство, со своей совершенной структурой, учитывающей наши специфику и традиции, будет опираться на собственные богатства и на талант народа». После обретения независимости одной из первоочередных задач, стоящих перед государством, стало укрепление самосознания нации, создания условий для развития духовного наследия узбекского народа, не одно десятилетие находившегося в тисках партийно-классовой идеологии. Укрепление независимости невозможно без идейной убежденности всего народа, а убежденность зиждется на духовных основах. Сила нашего народа заключается именно в его богатом духовном наследии, уходящем корнями в глубокую древность. Несмотря на то, что наша земля неоднократно среднеазиатских городов от торговых центров других стран стал значительный упадок караванной торговли. В XIX в., когда внимание Европы было обращено на Туркестан, Великий шелковый путь уже давно стал легендой. Его «повторное открытие» было случайным результатом политических обстоятельств. В этот раз с тайной миссией по заданию королевы Англии через заснеженные перевалы Каракорума в Среднюю Азию был отправлен индиец Мухаммад-и Хамид. Он должен был разведать оазисы в Такла-Макане. Это был период столкновения интересов колониальных держав - России и Англии, которые соперничали в укреплении своих владений и расширении сферы влияния в Азии. И первой задачей была разведка местности и составление карт.

У англичан появилась интересная идея: использовать индийцев, которые под видом купцов могли без особого труда пересекать границы по пути в Туркестан. Так, Мухаммад-и Хамид получил свое задание и отправился в Яркент. Он не смог довести свое задание до конца, так как заболел и скончался. Однако ему удалось сделать кое-какие записи, в которых содержались сведения о маршруте через Такла- Макан, считавшемся легендой, и о заброшенных, засыпанных песчаными дюнами, городах в пустыне, недалеко от Хотана. Должно было пройти еще три десятилетия, прежде чем этим сведениям было уделено более серьезное внимание. С 1900 г. начинаются археологические исследования на Шелковом пути (на «Южном шелковом пути», в Хотане). В них участвовали английские, немецкие, французские, русские и японские ученые. Были найдены многочисленные шедевры искусства, рукописи на не менее чем семнадцати языках и двадцати четырех шрифтах, хранящиеся в настоящее время в самых известных музеях мира. Начало первой мировой войны внезапно оборвало эти исследования.

 

postheadericon Историческое значение Великого шелкового пути в утверждении человеколюбия и гармонизации культур разных народов.

Историческое значение Великого шелкового пути в утверждении человеколюбия и гармонизации культур разных народов.

 

Конец XX в. характеризуется уникальными по геополитической значимости и масштабам изменениями в мире. Весь мир становится целостной и взаимозависимой системой. XXI век, очевидно, будет веком глобализации в международных отношениях. В этих условиях процесс интеграции государств Центральной Азии, расширение участия в международных программах необходимо рассматривать не только как историческую неизбежность, но и как мощный фактор устойчивости, стабильности как отдельных регионов, так и всей планеты. Одним из непременных условий развития общества является активный обмен информацией между народами и цивилизациями. Достижения культуры распространялись благодаря контактам между народами - через торговлю, завоевания, переселения. На благодатную почву пересаживались целые культурные пласты, и здесь начинался новый цикл развития в условиях иной исторической действительности: изменение, приспособление, приобретение местных черт, дополнение новыми формами и содержанием. Особую роль в этом процессе играли караванные дороги, в частности Великий шелковый путь, который связывал в древности и раннем средневековье Китай, Индию, Среднюю Азию, Средний и Ближний Восток, Средиземноморье. В свете этой концепции возрождение традиций Великого шелкового пути имеет важное значение не только для Центральной Азии, но и для всего мира. Учитывая уникальную в истории цивилизации роль Великого шелкового пути, международная организация ЮНЕСКО приняла в 1987 г. программу «Шелковый путь». Основная идея программы - показать, как, наряду с войнами, на протяжении многих столетий протекали процессы общения между странами и народами, а главными факторами этого процесса служили торговые отношения и культурный взаимообмен, осуществлявшиеся по трассам Великого шелкового пути. За ее исполнение взялись международные группы, составленные из самых разных специалистов. Важнейшее место в реализации программы отводится республикам Центральной Азии, в памятниках культуры которых сплелись воедино как местные, так и иноземные традиции. В рамках исследования Великого шелкового пути проведено полтора десятка научных семинаров. Откликом ученых Узбекистана на программу ЮНЕСКО стал сборник «На Среднеазиатских трассах Великого шелкового пути. Очерки истории и культуры», вышедший в свет в 1990 г.

Итоговая конференция программы «Великий шелковый путь» прошла в Париже в 1997 г. Там же состоялась уникальная выставка, которая показала культурные достижения азиатских народов разных столетий. А двумя годами ранее, в 1995 г., в Штутгартском Lenden-Мausei, затем в Берлине и Роттердаме была организована выставка «Наследники Шелкового пути. Узбекистан», способствовавшая более близкому знакомству с историей и традициями Узбекистана. В ноябре 1998 г. в Ташкенте состоялось заключительное заседание 155-й сессии исполнительного совета ЮНЕСКО. На нем выступил Президент республики И. А. Каримов, который выразил искреннюю признательность руководству ЮНЕСКО за содействие и поддержку в восстановлении исторической памяти и, в частности, отметил, что «результатом программы ЮНЕСКО «Шелковый путь - путь диалога» явилось создание в Самарканде Международного института центральноазиатских исследований, который призван внести свой вклад в изучение истории цивилизации Центральной Азии»

1. Великий шелковый путь, несомненно, имел важное экономическое и политическое значение в жизни народов Азии и Европы. Он служил своеобразным мостом между Востоком и Западом, благодаря которому происходило взаимодействие и сотрудничество народов как на торговом, так и на культурном поприще. Он свидетельствует еще и о том, что наиболее благоприятным способом контактов и общения народов является путь торговли, культуры и науки. И именно поэтому в наше время актуальным стал процесс восстановления традиций Великого шелкового пути. Следует особо подчеркнуть, что наша республика предпринимает практические шаги в осуществлении этого процесса. Узбекистан принимает участие в реализации программы ООН «Расширение торговли посредством развития сотрудничества в транзитных перевозках», в рамках которой вырабатываются совместные шаги стран Центральной Азии в области создания транзитных транспортных коридоров, которые обеспечат им выход к морским портам и будут способствовать возрождению Великого шелкового пути.
В мае 1993 г. в Брюсселе Европейской комиссией была организована встреча представителей государств Центральной Азии и Кавказа, а также Европейского Союза. Целью встречи было рассмотрение возможности интеграции в мировую экономику новых независимых государств - стран Центральной Азии и Кавказа. Этот вопрос был связан прежде всего с развитием транспортной и коммуникационной систем.

На Брюссельской встрече был рассмотрен вопрос создания ТРАСЕКА - транспортного коридора Европа - Кавказ - Азия. Эта встреча была первым практическим шагом в возрождении Великого шелкового пути. На ней был заключен межправительственный договор республик Центральной Азии, других стран Организации экономического сотрудничества (ЭКО), согласно которому осуществляется строительство железнодорожной линии Теджен-Серахс-Мешхед, являющейся составной частью Трансазиатской магистрали, соединяющей Пекин со Стамбулом. Важным шагом на пути его реализации стала стыковка в 1996 г. в местечке Серахс железнодорожных магистралей Центральной Азии и Ирана. Работа этого транспортного коридора будет способствовать дополнительному увеличению внешнеторговых отношений Узбекистана как на Восток - в страны Азиатско- Тихоокеанского региона, так и на Запад - в Турцию и дальше - в Европу.
8 сентября 1998 г. Президент нашей республики Ислам Каримов принял участие в международной конференции, посвященной возрождению Великого шелкового пути, которая состоялась в столице Азербайджана. В конференции приняли участие представители 32 стран мира, а также представители ООН, Европейского банка реконструкции и развития. Ее участники одобрили предложение о создании Комиссии по осуществлению проекта ТРАСЕКА, учреждении постоянного секретариата с главной резиденцией в Баку. Наряду со строительством железных дорог Узбекистан участвует в строительстве и реконструкции автомобильных дорог Андижан - Ош - Иркаштам - Кашгар, дающих выход в Китай и Пакистан, а также Бухара - Серахс - Мешхед - Тегеран и Термез - Герат - Кандагар - Карачи, позволяющих выйти к Индийскому океану. Функционирование этих трансконтинентальных магистралей, которые практически совпадают с направлением Великого шелкового пути, обеспечит благоприятные возможности для осуществления внешнеэкономических связей Узбекистана и стран Центральной Азии, расширения транзитных перевозок из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Индии и Китая в страны Ближней Азии, Турцию, а также в Европу, и установления регулярных культурных и туристических отношений со многими странами мира.
В начале третьего тысячелетия человечество столкнулось с необходимостью искать новые пути сотрудничества или восстанавливать забытые, занесенные песками времен. Всеобъемлющее, комплексное изучение и восстановление Великого шелкового пути, как «пути диалога», вполне соответствует такой необходимости. Великий шелковый путь на протяжении многих столетий служил сближению различных народов, обмену идеями и знаниями, взаимному обогащению языков и культур. Конечно, и в те далекие времена случались политические конфликты, вспыхивали войны, но Шелковый путь неизменно возрождался. Неистребимая тяга к обогащению, к разумной выгоде и более высокому благосостоянию постоянно брала верх над политической и религиозной конфронтацией. Поэтому при создании модели будущих взаимоотношений и сотрудничества народов необходимо использовать столь убедительный пример.
История Великого шелкового пути - это история широкого культурного взаимодействия и взаимообмена между народами Востока и Запада. Она доказывает, что только тесное сотрудничество и взаимообогащение культур являются основой мира и прогресса для всего человечества.

/p