Главная История Европы. История России. Правления Ивана IV Грозного

postheadericon Правления Ивана IV Грозного

Правления Ивана IV Грозного

 
 Правления Ивана IV ГрозногоЗемская реформа.
Одновременно с «Судебником» был вырабо¬тан формуляр образцовой уставной грамоты. Уставные грамоты выдавались с конца XV в. отдельным областям и группам населения. В них перечислялись повинности населения в пользу наместников и судебные пошлины за преступления и устанавливался размер тех и других.

На основании частных грамот теперь был выработан общий тип единой уставной грамоты. Уставная грамота, с одной стороны, должна была успокоить раздражение, вызванное хозяйничаньем кормленщиков, а с другой—являлась тагом к централизации финансов и созданию на местах более послушного аппарата управления.

Губная реформа, указ 1549 г., статьи «Судебника» о намести И и чьем суде, уставная грамота 1550 г.— подготовили полную отмену кормлений, которая была проведена в конце лета 1555 г.

Царский указ гласил: «Наперед жаловали есми бояр своих... городи и волости давали им в кормленье; и нам от крестьян чело¬битья великие и докука была беспрестанная, что наместники и волостели чинят им продажи и убытки великие.

И мы, жалуючи крестьянство... наместников и волостелей и праветчиков от городов и от волостей отставили».

 Суд и сбор податей были переданы и руки выборных «излюблонных голов», или «старост», которые выбирались тяглыми людьми посадскими людьми и крестьянами; при старосте  состояли выборные «целовальники», или «лучшие люди» (от 2 до 10 человек), иначе земские судьи, а также выборный «земский дьяк».

Суду земских судей подлежало только тяглое черное население, так как в силу указа 1549 г. служилые землевладельцы судились в московских приказах, а крестьяне, жившие в феодальных владениях, подлежали суду владельцев земли. Разбойные дела оставались в ведении губных старост, но и земским судьям предоставлено было право применять смертную казнь.

На земские власти возлагались также раскладка и сбор податей, с ответственностью за недобор; они же распоряжались исполнением натуральных повинностей. Доходы, получавшиеся до тех пор кормленщиками, были зафиксированы для каждой области в виде определенной суммы, которая под названием «кормленный окуп» передавалась земскими властями непосредственно в царскую казну.

Для сбора и приема кормленного окупа в центре были выделены особые «кормленные дьяки». Так создались особые финансовые учреждения «чети», или «четверти», между которыми были распределены города и уезды

Московского государства. На чети возложено было наблюдение и контроль за земским самоуправлением.

«Уложение о службе».

Для упорядочения военной службы в 1550 г. был издан указ о распределении воевод в полках и об ограничении местничества при назначении на командные долж¬ности. Это был очень крупный шаг к уничтожению служебных привилегий феодальной знати и к централизации командования армией.

Впрочем, в части, касающейся местничества, реального значения этот указ не имел.Гораздо более последовательно была проведена другая сторона военной реформы—обеспечение дворянства землей и распределение служебных тягот в соответствии с размерами земельных владений.

В 1550 г. было «испомещено» 1 071 человек детей боярских— «лучших слуг»—в прилежащих к Москве уездах, не далее 60— 70 км. Эта «избранная тысяча», внесенная в особую «тысячную книгу», должна была служить опорой самодержавной власти; входившие в ее состав дети боярские были всегда «готовы на посылки».

Из них назначались полковые командиры, наместники и другие должностные лица; впоследствии из них сложился высший разряд дворянства—«московские дворяне», в отличие от провинциальных, или «городовых». В 1551 г. на Стоглавом соборе был поставлен общий вопрос о пересмотре поместий и вотчин в целях управления, с тем чтобы «поверстать» служилых людей «по достоинству, безгрешно, и у кого лишек, ино недостаточного пожаловать».

В 1555 или в 1556 г. в связи с отменой кормлений было издано особое «уложение», определявшее точно служебные обязанности служилых людей в зависимости от размеров принадлежащего каждому земельного участка.

Вотчины в отношении службы были уравнены с поместьями, и вотчинник должен был нести службу на тех же основаниях, что и помещик. Нормальный надел (оклад) для служилого человека был определен в 100 четвертей доброй земли в поле, или 300 четвертей в трех полях, иначе- приблизительно 150 десятин в трех полях (четверть равнялась полудесятине, соответствует половине гектара).

Оклады были неравномерные и зависели от служебного разряда служилого человека. Бояре получали в трех полях от 3 тыс. до 6 тыс. четвертей (около 1,5 тыс. — 3 тыс. га), а рядовой городовой дворянин— от 300 до 1 500 (150—750 га). При установлении оклада учитывалось наличие у служилого человека вотчины.

Уточнялся порядок поместного землевладения. Поместье умершего отца передавалось взрослому сыну; если сын еще не достиг пятнадцатилетнего возраста, с которого начиналась служба, т. е. был «недорослем», то он получал отцовское поместье с обязанностью служить по достижении военнообязанного возраста. Кроме поместного оклада служилый человек получал денежное жалованье в зависимости от его разряда. Бояре получали от 500 до 1200 рублей, городовые дворяне—от 4 до 30 рублей (рубль в первой половине XVI в. стоил в переводе  на довоенные золотые рубли от 63 до 83 рублей).

Жалованье  выдавалось нерегулярно, например, через два года на третий или при снаряжении в поход.От размеров земельного оклада зависел и объем служебных обязанностей. С каждых 100 четвертей доброй земли в поле должен был являться один конный человек в полном доспехе. Владелец большого  количества земли должен был приводить с собой соответствующее  число людей, т. е. слуг.

Если он не давал должного количества людей, то «переизлишки» земли у него отнимались. С тех, кто держал землю, а службу не мог нести (женщины, малолетние, старики, калеки), брали деньги и людей. Наоборот, тому, кто выводил на службу лишних людей, соответственно увеличивалось  денежное жалованье. У тех, кто уклонялся от службы, землю отбирали и пускали в раздачу. Те, кто не являлся на службу («нетчики», потому что в списке против их имени помечалось «нет»), подверглись наказанию батогами или даже лишались поместья.

Военная служба была наследственна. Служилый человек начиная  службу с 15 лет и продолжал ее до смерти или до потери способности ее нести. При жизни отца сын, достигший 15 лет, либо должен был служить с отцовского поместья (это называлось "в припуск"), если оно было большое, либо получал самостоятельный   оклад на стороне («отвод»). В соответствии с пожеланиями Иван  Пересветова, «Судебник» запретил принимать в холопы дворян и их детей (ст. 81).

В целях учета военных сил производились периодические смотры дворян по уездам. Для этого предварительно производился "разбор" служилых дворян уезда для определения их имущественной  состоятельности и служебной годности и составлялись разборные  списки (так называемые «десятни»), куда вносились все наличные  служилые люди с краткой служебной характеристикой каждого "коков он будет на государеве службе, конен и оружен и людей  (т. е. с каким оружием и с каким количеством людей и лошадей  он выходит на службу)... и в которую статью кто с кем поместным окладом и денежным жалованием пригодится, и кому мочь вперед  государева  служба служити, и на государевы службы приезжает  на срок ли или с государев службы до отпуску не съезжает ли, и которые к  службам  ленивы  за бедностью и которые ленивы не за бедностью". В десятин вносились и молодые дво¬ряне, вновь поспевшие к службе  -"новики".

Разбор производился при помощи окладчиков, выбиравшихся из местных служи¬лых людей. Лицо, командируемое из Москвы, проверяло данные десятен на смотру.

 

Крестьянский выход.

Одним из поводов для вражды между мелкими и крупными феодалами был вопрос о крестьянском труде. Поместье могло прокормить служилого человека лишь при условии, что в нем имелась рабочая сила, т. е. зависимые крестьяне. Крупные вотчинники, пользовавшиеся широкими иммунитетами, могли предоставить крестьянам более льготные условия, чем мелкие помещики, поэтому отмечался, отлив крестьян из "дворянских поместий в боярские и монастырские вотчины.

Ввиду этого «Судебник» 1550 г. подтвердил запрещение крестьян¬ского выхода иначе, как в Юрьев день (статья 88), причем плата за пожилое была повышена на 2 алтына (6 копеек, или на довоен¬ные деньги около 4 рублей); кроме того, крестьянин, уходя осенью, должен был заплатить 2 алтына «за повоз», т. е. за то, что не вы-полнил повозной повинности, которая отбывалась зимой.Реформа писцового дела. Как финансовая, так и земельно- служебная реформа требовали приведения в известность наличных земель и угодий для установления с них тягла и службы. На

Стоглавом соборе был поднят вопрос о посылке писцов для описания земель. Повидимому, в 1551 г. был разработан писцовый наказ, определявший порядок и принципы такого описания. Основной задачей было установление единицы государственного обложения, так как до тех пор в этом отношении не было единообразия. Соха для более точного описания отдельных владений и угодий и для более равномерного распределения повинностей была разделена на чети, или четверти (1/2 га).

Как общая норма, в соху входило 800 четвертей, но размер сохи изменялся в определенном процентном отношении, в зависимости от качества земли и социального положения собственника. По сохам раскладывались «кормленный окуп» и прочие налоги.

Реорганизация армии.

Во внешней политике правление «избранной рады» характеризуется активизацией политики на Востоке против татарских ханств, возникших на развалинах Золотой Орды. Это требовало военно-технической реорганизации армии. Было приступлено к устройству регулярного войска, вооруженного огнестрельным оружием.

В 1550 г. образован был корпус из 3 тыс. человек «выборных стрельцов из пищалей», служивших за ежегодное жалование в 4 рубля в год.

Значительно было повышено техническое оборудование армии, была усилена артиллерия, привлечены иностранные специалисты-инженеры. При осаде городов стала применяться европейская техника (туры, т. е. башни, окопы, мины).

Среди иностранных инженеров упоминается особо немец «Розмысл», т. е., вероятно, датчанин Размусен.

 

Реформы центрального управления.

К 50-м годам XVI в. относится дальнейшая реорганизация центрального управления, которая, помимо того что вносила некоторую систему в текущую работу правительства, способствовала усилению центральной власти. В связи с отменой кормлений и упорядочением дворянской службы был создан Поместный приказ, ведавший «дачу» поместий служилым людям и регистрацию сделок на вотчины, и был реорганизован Разряд, или Разрядный приказ. Для сбора «кормленного окупа» были устроены «четверти», или «чети»; для управления вновь завоеванными Казанским и Астраханским ханствами— Казанский дворец.

В 1549 г. был реорганизован Посольский приказ.

Церковная реформа.

В 50-х годах проведена была также большая церковная реформа, которая преследовала задачу усиления государственной церкви, являвшейся опорой царского самодержавия. Имелось в виду объединить церковь так же, как объединено было государство, и устранить все местные различия. Уже в 1547 г. было приступлено к объединению всех русских святых в единый государственный пантеон; церковный собор 1549 г. закончил эту работу.

На Стоглавом соборе произведена была унификация культа и обрядов; установлены были единообразные правила для церковной живописи. Чтобы поднять моральное значение  церкви, «Стоглав» обратил внимание на безобразия во всех сторонах церковной жизни (пьянство духовенства, бродяжничество и распутство монахов, нищенство под предлогом сбора пожертвований и т. д.); на духовенство возлагалась обязанность устраивать школы. Поднятие нравственности духовенства было необходимо ввиду опасности, которая угрожала церкви со стороны еретиков, выступавших с резкой критикой церковных порядков.  

Другой задачей церковной реформы была частичная секулярязация  (отобрание) церковных имений в интересах дворянства. Сторонники секуляризации опирались на авторитет Максима Греки, который жил в то время в заточении в Троицком монастыре, но пользовался большим уважением бояр, примыкавших к «избранной раде».

Осифлянское духовенство, составлявшее большинство на Стоглавом соборе, во главе с митрополитом Макарием решительно выступило против всякого ограничения вотчиннических  прав церкви, несмотря на то что предложение было внесено от имени царя. После длительной борьбы были аннулированы земельные пожертвования, сделанные боярами в малолетство Иван IV, возвращены владельцам земли, незаконно присвоенные церковью, и впредь была запрещена продажа земель церковным учреждениям без доклада царю.

Земли бывших удельных князей запрещено было отдавать в монастыри на помин души. В суд епископских бояр были введены представители населения и духовенства: старосты поповские, попы десятские, старосты земские и целовальники. Было признано, желательным подчинить монастырским хозяйство контролю царских дворецких и дьяков.

Таким образом, права церкви как феодального землевладельца были значительно ограничены, но коренной вопрос о церковном землевладении разрешен не был.

Ереси.

Реформы 50-х годов усилили основную массу феодалов— мелкие и средние слои дворян-помещиков за счет подневольного населения—крестьян и холопов и низов городского населения. Протест против усиления крепостнического гнета нашел себе выражение в городских ересях, в которых под религиозной оболочкой высказывалось недовольство эксплоатируемых классов существующими социальными отношениями. Критическое отношение к учению государственной церкви, существовавшее в некоторых кругах московского общества, в XVI в. усилилось под влиянием реформации в Германии, учения которой проникали в Московское государство через Литву.

В 1553 г. обнаружилась в Москве ересь сына боярского Матвея Семенова Башкина. Его последователи отрицали божественность Христа, таинства, церковную иерархию, относились критически к церковному преданию, к житийной литературе, «божественная писания» считали «баснословием», делая исключение только для книг «нового завета», но и те «не истинно излагают».

Башкин соединял с религиозным вольнодумством и социальный протест против холопства. Он говорил: весь закон христов содержится в словах: возлюби ближнего своего как самого себя, «а мы-де христовых рабов у себя держим, Христос всех братьею нарицает, а у нас-де на иных кабалы, на иных беглые (т. е. справки о побеге), а на иных нарядные (т. е. неправильные кабалы), а на иных полные, а я-де благодарю бога моего, у меня-де что было кабал полных, то-де есми все изодрал, да держу своих добровольно».

Еще более радикальные взгляды проповедывал беглый холоп одного московского боярина, постригшийся в монахи в Кирилло- Белозерском монастыре, Феодосий Косой. Он отрицал все формы культа, видя в них только человеческое измышление, церкви называл кумирницами, учил поклоняться богу духом, а не внешне.

У Косого выработался своего рода космополитизм. Он говорил, что «все людие—едино суть у бога, и татарови, и немцы и прочие языци». Религиозное вольнодумство Феодосия Косого было формой классового протеста холопа против феодального строя, защитницей которого была государственная церковь.

Еретические учения встретили отклик среди некоторых слоев тогдашней интел¬лигенции; в еретических суждениях обвиняли, например, игумена Троицкого монастыря Артемия и др.

Подавление реформаторских течений укрепило положение государственной церкви как носительницы идей религиозно-государственного единства.

Фильтр по заголовку     Количество строк:  
Заголовок материала
1 Культура XVI в. в России.
2 Усиление феодальной эксплуатации в 80-х годах XVI в.
3 Развитие товарно-денежных отношений в Русском государстве
4 Опричнина в России
5 Политика Ивана Грозного
6 Ливонская война
7 Завоевания Ивана IV на Востоке
8 Избранная рада
9 Правление ивана грозного
10 Боярско-княжеская реакция в малолетство Иван IV
11 Опричнина
12 Московское государство.