postheadericon Киевская Русь.

Киевская Русь.

Памятники материальной культуры.

Для древнейшего периода нашей истории очень большой материал дает археология. Археологические памятники докиевского и киевского периодов в сочетании с источниками письменными освещают темные стороны нашей истории. Без помощи археологии трудно было бы установить, например, соотношение между антами, упоминаемымигреческих и готского авторов VI в., и населением Поднепровья Киевской Руси. Археологические данные дают возможность установить большие этапы пройденного народами России исторического пути, мало или совсем не нашед-шие отражения в памятниках письменных, как, например, очень' долгий период родового строя.

Источники письменные иностранные.

Русские письменные памятники дошли до нас только от начала X в., памятники нерусские, говорящие о нашей стране, значительно старше.
Точные сведения о славянах отражены в сочинениях VI в., когда славянские племена приблизились к границам Византийской империи.

Готский историк Иордан (умер после 552 г.) упоминает о славянах под римским именем венетов, а также склавинов и антов, под которыми нетрудно узнать славян юго-западных (склавины) и восточных (анты).
Особенно много известий о славянах сообщают византийские историки и писатели Прокопий Кесарийский и Маврикий Стратег (VI в. н. э.), византийские жития святых Георгия Амастридского и Стефана Сурожского (о походах Руси на Амастриду и Сурож в IX в.), константинопольский патриарх Фотий (проповеди и окружное послание, 60-е годы IX в.), император Константин Багрянородный (родился около 905 г.) и Лев Диакон (родился около 950 г.).
В сочинении «О церемониях» византийского двора Константин Багрянородный описывает, между прочим, прием княгини Ольги в царском константинопольском дпорце. В другом сочинонии, «Как надо управлять империей», в котором Константин даот политические наставления своему сыну, имеется единственное в слоем роде описание днепровских порогов, полюдья, ценные  данные о политическом строе Киевского государства, об отношениях между Русью, Византией и печенегами.
Лев Диакон(иначе Лев Калойский) в своей истории Византии за 959—975 гг. дает подробное описание войн Святослава, характеристику его самого и всего его войска. Труд Льва Диакона—лучший источник для изучения сложных русско-болгаро-византийских отношений времени Святослава.
Лучшим знатоком византийских источников является акад. В. Г. Васильевский (четыре тома его «Трудов» изданы Академией наук).
Арабские источники. Параллельно с византийскими известиями о славянах идут со второй половины VII в. арабские. Арабы знали нашу страну и много писали о ней, но не все их сведения одинаково точны. Во многих случаях это—компиляции, сообщающие факты из вторых рук, так как очень немногие из них сами побывали в славянских землях. Большое затруднение представляет расшифровка собственных имен вследствие особенностей арабского письма.
Из арабских писателей самый ранний—Абуль-Касим (60—70-е годы IX в.), по прозвищу ибн-Хордадбе (по-персидски—«прекрасный дар солнца»), начальник почт в одной из частей халифата, автор «Книги путей и царств», дошедшей до нас в сокращенной переделке. Ибн-Фадлан (20-е годы X в.), лично путешествовавший по Восточной Европе в качество секретаря посольства, отправленного халифом к волжским болгарам, дает исключительное по яркости описание похорон знатного русса; ему известен и Киев (Куяба). Аль-Масуди (первая половина X в.), неутомимый путешественник, один из самых ученых арабов своего времени, плодовитый писатель, написал больше двадцати трудов (некоторые по 20—30 томов).

kievskaya rus

О славянах и руссах он сообщает много, но из вторых рук; говорит также о башкирах и Кавказе; Аль-Джайхани (первая четверть X в.), авторитетный географ, занимавший должность великого визиря Саманидов, использовал более ранние свидетельства о нашей стране. Ибн-Рустэ (по старому чтению—ибн-Дйста, 30-е годы X в.) в «Книге драгоценных сокровищ», хотя и путано, дает много сведений о камских болгарах и славянах. Эти сведения требуют, однако, осторожного подхода ввиду некритического отношения автора к своим источникам и многих противоречий в изображении описываемых народов.
Западноевропейские источники. Из западноевропейских источников, освещающих киевский период нашей истории, наиболее важны следующие.
«Вертинская летопись»  под 839 г. сообщает о прибытии к Людовику Благочестивому посольства от византийского императора Феофила, с которыми были посланы некие люди из народа росс (древнейшее известие о Руси). Лиутпранд, епископ кремонский в сочинениях «Антаподосис» и «Сообщение о посольстве в Константинополь» упоминает Русь и князя Игоря. Продолжатель Регинона Прюмского, монах монастыря Максимина Трирского, сообщает о посольстве княгини. Ольги к императору Оттону с просьбой поставить на Русь епископа (959 г.), о посылке на Русь епископа Адальберта и о неудаче его миссии (962 г.),.
Взаимоотношения Руси, Польши и Германии в, конце X и начале XI в. получили наиболее полное освещение в хронике Титмара, епископа мерзебургского (умер 1 декабря 1018 г.), доведенной до 1018 г. включительно. Титмар (единственный из западных летописцев), довольно- подробно излагает события времени княжения Владимира, сообщает о крещении Руси при Владимире из Византии и о попытке Болеслава Храброго захватить Киев после смерти Владимира. Свои известия Титмар получал от немецких наемников, входивших в войска Болеслава и побывавших в Киеве. Ценным для истории княжения Владимира является и письмо Брунона Кверфуртского к императору Генриху II, написанное в 1007 г., с описанием его пребывания на Руси у Владимира и проповеди христианства у печенегов.
Время Ярослава, а также события второй половины XI в. относительно полно отражены в западных летописях, в частности в «Летописи Ламберта», монаха франконского Герсфельдского монастыря (закончена в 1023 г.).

Адам Бременский (умер около 1076 г.) в сочинении «История гамбургских епископов» сообщает историко-географические сведения о путях на Восток и о Киеве.
Русские летописные своды. Одним из главных русских источников начального периода истории Киевской Руси являются летописные своды XI— XII вв., т. е. опыты систематизации исторических материалов, расположенных по годам. Древнейший дошедший до нас свод—«Повесть временных лет», охватывающая события до 1110 г. —сохранился в позднейших летописных сводах.

Древнейшими ее редакциями считаются редакция 1116 г., которая помещена в так называемой «Лаврентьевекой летописи»—летописном своде, составленном во Владимире суздальским монахом Лаврентием в 1377 г.,—и редакция 1118 г. в «Ипатьевской летописи»—летописном своде южнорусского происхождения, сохранившемся в списке XV в. Более древний свод, послуживший источником для «Повести временных лет», сохранился в отрывке в «Новгородской 1-Й летописи». «Повесть временных лет», или «Начальная летопись», как ее иначе называют, в качестве источника имеет исключительное значение, оцененное русскими историками уже в XVIII в.
В. Н. Татищев занимался собиранием древних списков летописи, надеясь когда-нибудь открыть и труд первого, летописца. Дальнейшее изучение летописи сосредоточилось на. попытках историков но дошедшим спискам восстановить ее первоначальный текст. Впервые такую цель поставил Август-Людвиг Шлецер (1735—1809 гг.), Его специальный труд «Нестор, опыт исследования русских летописей» (Нестор, монах Киево-Печерского монастыря, считается составителем одной из редакций Начального свода) вышел на немецком языке в 1802—1809 гг. и был переведен на русский язык в 1809— 1811 гг. Шлецер справедливо считается создателем критики источников. Путем сличения немногих известных ему списков летописи и устранения из нее позднейших интерполяций он думал восстановить «очищенного Нестора». Большое значение для понимания летописи имели труды И. И. Срезневского и К. Н. Бестужева-Рюмина.

Срезневский в своих «Чтениях о древней русской летописи» высказал мнение о существовании в очень отдаленные времена кратких записей об отдельных событиях, использованных позднейшими летописцами. Бестужев-Рюмин первый поставил проблему летописного свода, который, по его мнению, был составлен механически из более раннего материала.
По-новому вопрос был поставлен А. А.. Шахматовым, которому удалось в этом отношении достигнуть особенно важных результатов. Шахматов смотрел на летопись, как на весьма сложное по своему составу произведение. Путем детального сравнения различных списков он доказал, что «Повесть временных лет» является результатом длительной работы, что своду начала XII в. предшествовало несколько сводов, которые постепенно перерабатывались и дополнялись, пока не приняли тот вид, который нам известен. Следовательно, прежде чем пользоваться летописью, необходимо выделить из- нее позднейшие добавления. С другой стороны, Шахматов отметил политическую тенденциозность сводчиков, отравившуюся на содержании летописи.
Рукой летописца,—писал он,—управлял в большинстве случаев не высокий идеал далекого от жизни и мирской суеты благочестивого отшельника, умеющего дать правдивую оценку событиям и лицам и оценку религиозного мыслителя, чающего водворения царства божия в земной юдоли,—рукой летописца управляли политические страсти и мирские интересы». Шахматов путем подробного сравнения всех сохранившихся редакций и списков летописных дал схему составления летописного свода в Киеве. 

 

Повесть временных лет.

«Повесть временных лет» в первоначальном виде не сохранилась. Сводная работа, которая вышла из рук монаха Печерского монастыря Нестора приблизительно в 1113 г., была переделана по поручению Владимира Мономаха игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром в 1116 г. Шахматов указывает на следующие главные и основные ее источники:

1) «Начальный свод», т. е. летописный труд, предшествовавший труду Нестора,
2) Греческая хроника Георгия Амартола,

3) греческий хронограф,

4) Никифоров «Летописец вскоре»,

5) Житие Василия Нового,

6) Откровение Мефодия Патарского,

7) Сказание об обретении грамоты славянской,

8) Легенда об апостоле Андрее,

9) Договоры с греками,

10) Отдельные русские повести (жития «святых» и т. п.),

11) Отрывки церковных поучений,

12) Местные предания,

13) Устные сообщения отдельных лиц».


Путем скрупулезного исследования Шахматов выяснил метод, каким составители сводов, исходя из греческой хронологии, определили очень приблизительно хронологию русских событий, например, год так называемого призвания варягов (862). Это исследование надо иметь в виду при пользовании летописными датами.
Каждый сводчик привносил в свою работу свою политическую тенденцию, свой политические симпатии и антипатии. Политической тенденциозности летописи способствовал и официальный ее характер, поскольку она писалась при участии княжеской власти. Исследователи (А. А. Шахматов) прослеживают разницу в освещении событий в своде, составленном Нестором по поручению князя Святополка Изяславича, и в той новой редакции, которую составил игумен Выдубицкий Сильвестр по желанию Владимира Мономаха.
Через всю «Повесть» проходит идея единства Русской земли, носителем которой был киевский князь. Жизнеонностыо этой идеи объясняется составление в конце XI и в начале XII в. общерусских летописных сводов из местных (Новгородской и Киевской) летописей.
Прославление и утверждение христианства—вторая мысль, которая проходит через «Повесть временных лет».
Позднее, в связи с образованием новых политических центров, пишутся местные летописи (Киевская, Галицко-Волынская, Новгородская, Ростово-Суздальская и т. д.) и создаются на их основе новые своды. Такой характер носят те отдельные своды; на основе которых были составлены «Лаврентьев-ский свод» во Владимире, в Суздальской земле и «Ипатьевский свод» в Юго-Западной Руси.
«Русская Правда». «Русская Правда» -первый из дошедших до нас сборников русских законов источник, не менее ценный, чем летописи. Законы в связи с изменением общественных отношений менялись.

Эти перемены отравили три редакции «Правды»:

1) «Древнейшая Правда», или, иначе, «Правда Ярослава»,

2) «Правда Ярославичей» (т. е. детей Ярослава) и

3) «Правда пространная». Имеется еще четвертая редакция—«Правда сокращенная».

"Правда Ярослава" сохранилась только в сочетании с «Правдой Ярославичей». В отличие от пространной редакции «Правду Ярослава» и «Правду Ярославичей» обычно называют «Краткой Правдой» (наиболее известный список ее—Академический). «Правда пространная» встречается обычно в сборниках церковного права («Кормчие» и «Мерила праведные»). Наиболее важные списки «Пространной Правды»—Синодальный, Троицкий и Пушкинский; значительно меньше значения имеет список Карамзинский.
В. О. Ключевский и М. Н. Покровский без всяких к тому оснований считали, что эти «Правды» выросли в городах, писаны для горожан и деревней якобы не интересуются. Содержание «Правды» опровергает это положение. Так же неосновательно мнение Ключевского о том, будто «Русская Правда» вышла из кругов церковных, оно основано исключительно на том, что списки «Правды» дошли до нас в сборниках церковного права.
«Правда Ярослава» представляет древнейший текст записанного русского права. Некоторые исследователи считают, что в основе «Правды Ярослава» лежит еще более древняя «Правда»; намек на нее они видят в ссылке, имеющейся в договоре Руси с Византией 911 г.,— на «закон русский». Другие исследователи полагают, что под «законом русским» надо понимать неписанное народное право славян. В обоих случаях корни «Русской Правды» следует искать в эпоху, предшествующую XI в.
«Правда Ярославичей» имеет особый заголовок («Правда, установлена Русской земли,  совокупил Изяслав, Всеволод, Святослав, Коснячко, Перенег, Микифор Кыянин, Чюдин Микула»). Изяслав, Всеволод и Святослав—сыновья Ярослава Мудрого; остальные переименованные в тексте лица—их дружинники. Совещание происходило «по Ярославе», т. е. после его смерти, оно могло произойти между 1054 г. (годом смерти Ярослава) и 1073 г., когда совместная деятельность трех князей прекратилась. «Правда Ярославичей» дает материал для изучения различных сторон общественной жизни XI в., а отчасти и более раннего времени. На основании ее можно составить ясное представление о крупной вотчине XI в.
«Правда пространная»—памятник XII в. (не позднее, как это видно из денежного счета). Рядом с повторяющимися, часто в новой редакции, старыми статьями в ней имеются и совершенно новые; так, в нее внесен «Устав Владимира Всеволодовича Мономаха», составленный вскоре по при* бытии этого князя в Киев в 1113 г.
«Русская Правда» оказала влияние на последующее законодательство* в частности на законодательство литовских великих князей, польских королей и московского правительства.

 
Договоры е греками. Из юридических источников большое значение для изучения Киевской Руси имеют договоры с греками, определявшие взаимны» отношения, политические, военные и торговые, двух государств—Византии и Руси. В «Повести временных лет» целиком сохранились договоры 911, 945 и 972 гг. Кроме того, под 907 г. в изложении составителя летописи сообщаются сведения еще об одном договоре, относительно подлинности которого существуют разногласия в ученой литературе.
Написанные сначала по-гречески, договоры были в то же время переведены на славянский язык.Древнейшие сведения о славянах и первые славянские княжества Восточной Европы. Вопрос о происхождении славян. Попытки решить сколько- нибудь исчерпывающим и убедительным образом вопрос о проис¬хождении славян до сих пор не увенчались успехом.Вопрос этот может быть решен только общими усилиями археологов, лингвистов и историков. В основу этих комплексных работ следует положить принцип историзма, согласно которому каждый «народ» есть продукт истории, сложное явление, результат длительного и разнообразного взаимного общения разных этнических единиц, в противоположность так называемой «расовой тео¬рии», допускающей исконное существование народов с определенно сложившимися признаками физическими, языковыми, психическими и др.

Славяне как особый народ известны уже римским ученым I—II вв. н. э. (Плиний Старший, умер в 79 г. н. э., Тацит, умер в 100 г. н. э.) под именем венедов. Тацит говорит, что венеды мно¬гочисленны и занимают огромное пространство к востоку от Вислы и в другом направлении от Дуная до далекого Севера. Астроном Птоломей (умер в 175 г. н. э.), кроме венедов, знает и их соседей—литовцев (судины и галинды). Готский историк Иордан  сообщает, что «от верховьев Вислы на неизмеримом пространстве обитает великий народ винидов. Хотя имя их и меняется теперь в зависи¬мости от племени и мест, но главные названия их—ск л а вины и анты...» Византийский историк Прокопий  сообщает, что склавины и анты говорят одним языком и занимают великое пространство земли: большую часть земель по ту сторону Дуная, область на север от Понта Евксинского (Чер¬ное море) занимают «бесчисленные народы антов». Анты живут также и в бассейне Дона и к северу от него. Славян знают и дру¬гие византийские писатели—Маврикий Стратег, Менандр, Феофилакт, Агафий, Иоанн Эфесский. Источники называют славян «великим народом» и выделяют из них антов как храбрейших. Археологические исследования показали, что под названием антов следует понимать восточных славян.

.Учению об автохтонности славянства в Европе противопоставлялась устарелая теория о переселении славян из Азии в Европу и постепенном распространении их по территории Восточной Европы. Большинство буржуазных .историков помещало славян после выхода из Аэии в Прикарпатье, А. А. Шахматов—по Западной Двине й Неману. Однако уже в середине XIX в. крупнейший чешский славяновед Шафарик считал славян в Европе исконными жителями. Н. Я. Марр этот взгляд обосновал теоре? тически. В позднейшее время широко распространяется теория, считающая славян исконными поселенцами в Приднепровье.

Сведения о более помнем расселении славян мы имеем в «Повести временных лет». На среднем течении Днепра, по данным «Повести», жили поляне, на вапад от них, по реке. Припети,— древляне, между реками Црипетью и Западной Двиной—дрего¬вичи, по реке Полоте—полочане, в бассейне озера Ильменя, по рекам Волхову, Шелони, Ловати и Мете—словене, т. е. славяне без особого названия, на пространстве, где сходятся верховья рек Волги, Днепра и Западной Двины,—кривичи, на левом берегу Днепра, к северу от полян,—северяне, далее на восток, по реке Сожу, —радимичи и к северо-востоку от них до реки Оки и по ее верховьям- вятичи, по Западному и частью Южному Бугу—дуле¬бы, к этому времени известные под именем бужан (город Бужск) и волынян (город Волынь), по Днестру—тиверцы и уличи.В то время, которое изображает «Повесть», не все эти племена находились на одной ступени культурного развития.

Одни из них шли впереди других (среднее Приднепровье, Поволховье, При¬карпатье), другие отставали в своем развитии.Византийские писатели VI—VII вв. называли восточнославянские племена собирательным именем антов.Анты (восточные славяне) в VI—VII вв. Хозяйство и общественный строй. Область антов, по письменным источникам и археологическим данным, доходила на юге до Черного моря (от устья Дуная до устья Днепра и в районе Таманского полуострова), на зацаде до низовьев Дуная, на востоке до Северного Донца.Византийские писатели сообщают ряд сведений о восточно¬славянских (антских) племенах, которые в VI в. начали нападать на Византию.

Археологические данные хорошо дополняют сведения древних авторов. Антам, по мнению некоторых исследователей, принадлежали так называемые городища роменского типа (название по городищу близ селения Ромны). Состоявшие из комплекса земля¬нок, городища являлись укрепленным местом обитания целого родового коллектива. Наличие земледелия у антов в VI в. засвидетельствовано греческими авторами и подтверждается раскопками антских городищ. Здесь находят ямы-погреба для хранения зерна (с остатками зерен в их обмазке), по 10—15 на городище. Зерна имеются в глиняном накате жилища, в обмазке очагов; среди хлебных культур преобладали быстро зреющие (просо).

В городищах находят примитивного типа железные серпы.О скотоводстве у антов говорит в первую очередь обилие находимых в городищах костей домашних животных (коня, коровы, свиньи, козы, собаки, овцы). Бык у антов считался главным жертвенным животным, приносимым в жертву богу грозы. Разведение коней подтверждается также находками конских уборов: удил и стремян.Подсобным занятием служила рыбная ловля. На городищах попадаются железные рыболовные крючки и глиняные грузила для сетей.

В печных ямах, куда выгребалась зола из печи и бросались отбросы, находят и рыбью чешую. Из ремесел распространены были изделия из металла.На городищах встречаются железные шлаки, глиняные литейные формы для отливки украшений, железные ножи, серпы и т. д.

Производилась также разнообразная глиняная посуда. Вся керамика—лепная, грубая, с сильной примесью дресвы, но очень разнообразная (большие корчаги, сосуды средних размеров, сковороды, миски и т. д.).Судя по известиям греческих авторов и по раскопкам, у антов существовали развитые родовые отношения. Однако уже в VI в. отмечаются признаки разложения рода и образования военной демократии.- Имеются сведения о далеких грабительских и заво-евательных походах, обогащавших племенных князей и их дружинников.

Среди антов уже имело место имущественное неравенство. Налицо было патриархальное рабство. Однако рабский труд мало использовался в производстве. Пленники служили в первую очередь товаром для продажи на иностранные рынки. Те, которые оставались у антов, после нескольких лет неволи продолжали жить среди них «в качестве свободных и союзников» .Древнейшие сведения о политическом строе восточных славян. В источниках имеются сведения о возникновении племенных объ¬единений у древних славян.

Иордан сообщает о каком-то значительном объединении восточных славян (антов) с «королем» (гех) Божем во главе в IV в. н. э., который сначала успешно воевал с готами, но потом попал к ним в плен и был распит о сыновьями и 70 старейшинами. Прокопий Кесарийский говорит, что славяне и анты не управляются одним лицом, как Византин, но о давних времен живут в демократии; все дела у них решаются па народных собраниях.

Он уже указывает на то, что анты и войнах о Византией (VI в.) действуют организованными силами. Маврикий отмечает то же самое. Славяне и анты не имеют общей власти, а живут разрозненно: у них много вождей, которые часто враждуют между собой. Маврикий считает полезным использовать их распри в интересах Византии. Византийский историк Менандр сообщает о знатном и могущественном анте Мезамире, человеке знатного происхождения, которого боялись авары, потому что он имел большое влияние у антов. Византийский же историк Феофилакт знает славянских вождей и по имени одного из них, Ардагаста, называет целую территорию «землей Ардагаста»; упоминает он и других вождей. Повидимому, этих именно вождей имеет в виду Маврикий, когда говорит о славянских и антских Масуди сообщает, что «в древности» какое-то славянское племя валинана (вальмана, вальяна) господствовало над другими славянами.

Эта организация рассыпалась вследствие «раздоров между племенами». В. О. Ключевский, на том основании, что волыняне—те же дулебы, видная роль которых известна и нашему летописцу, считает возможным говорить о «военном союзе славян на Карпатах в VI веке». Этот факт Ключевский готов ставить в качестве начала нашей истории.

Арабский географ Джайхани говорит, о трех более поздних объединениях в Восточной Европе, возглавляемых особыми «царями»: о «Славии» (несомненно, земля Новгородская), «Куябе» (земля Киевская) и «Артания» (какая-то пограничная с хазарским каганатом земля).«Повесть временных лет» также помнит время, предшествующее образованию Киевского государства, когда у славянских племен были свои княжения: «княжение в полех, а в деревлех свое, а ела вене свое в Новегороде, а другие на Полоте».

Киевский летописец сообщает предание о Полянском княжестве в известном рассказе о легендарных Кие, Щеке, Хориве и Лыбеди. Это преда¬ние говорит о том, что народ киевский начало своей истории свя-» зывал в то же время не с какими-либо внешними факторами, а с фактами своей собственной внутренней жизни, протекавшей задолго до варягов и независимо от них.Вопрос о хозяйственном и общественном строе восточных славян в исторической литературе. В дореволюционной историографии не было единства в вопросе о той экономической базе, на которой строилась общественная жизнь древних славян. Ключевский придавал преувеличенное значение торговле, которая, по его мнению, способствовала развитию про¬мыслов и прежде всего охоты. Н. А. Рожков, не соглашаясь с той ролью, которую В. О. Ключевский уделял торговле, тем не менее вслед за ним считал, что основным занятием населения нашей страны не только в VII— VIII но и в X ив XI вв. и даже позднее были промыслы, и важнейший среди них—охота. Другие исследователи (С. М. Соловьев, М. С. Грушевский, С. Ф. Платонов, М. К. Любавский, Ю. В. Готье, Б,. Д.Греков и все старые и современные нам археологи) признают нашу страну в это время в основном земледельческой.

Собранные Рожковым факты подтверждают только наличие охоты в нашей стране в VIII—X вв., но отнюдь не опровергают приложения о господстве в ней земледелия, что подтверждают все наблюдения археологов (находки зерен хлебных злаков, зерно¬тёрок, орудий производства земледельческого промысла), обычная пища славян—хлеб, жертвоприношения—хлебом и мясом, раннее появление единиц обложения чисто земледельческого характера (рало-плуг) и многочисленные прямые свидетельства письменных памятников.

Рядом с земледелием существовали и другие отрасли хозяйства—скотоводство, охота, рыболовство и бортный промысел (т. е. сбор меда диких пчел). В тех районах, где земледелие было затруднено или невозможно (крайний север), преобладала охота, дававшая очень ценную пушнину.Смена, но не полное уничтожение, подсечной системы земледелия системой сошной в некоторых частях нашей страны, отмечаемая археологами довольно рано, тесно связана с переменой в общественных отношениях: новое пашенное орудие (соха, рало) сделало труд человека продуктивнее, позволило, славянину при условии постоянного ухода за землей обходиться сравнительно небольшим участком ее, тем самым привязывало к нему земледельца.

Первобытно-общинный строй. Появление частной собственности на землю привело к распаду родовых отношений, на месте которых возникли новые, основанные не на кровных, а на соседских связях. Появляется соседская община-марка.Вопрос о древнейшем общественном строе славян тоже решался представителями исторической науки по-разному.Эверс, а за ним Соловьев и Кавелин считали, что.славянё не только до образования у них государства, но и после жили родовым строем. Эверс считал Киевское государство «соединением многих великих родов». Соловьев родовой строй доводил до XII в., а Кавелин еще дальше.Славянофилы К. С. Аксаков, Беляев, «Пешков и др., справедливо упрекая представителей родовой теории в неясном понимании рода, считали, что родовой строй был и8жит гораздо раньше и накануне образования государства славяне жили не родами, а общинами, члены которых были связаны не родством, а интересами соседскими, территориальными.Но если у сторонников родовой теории не было точно установленного поня¬тия о роде, то и защитники общинного строя имели неверное представление об общине. Аксаков считал общину «началом народным, проникающим всю историю» России. Община у Аксакова неизменна.

Такое понимание общины С. М. Соловьев считал «антиисторическим».Леонтович сделал попытку вновь пересмотреть родовую и общинную теорию и пришел к выводу, что род сохраняется только у кочевых народов, а с момента оседания он заменяется организацией, связывающей своих членов не кровными, а территориальными узами. Образчик такой организации он видел в южнославянской друге.

В конце XIX и начале XX в. тот же вопрос обсуждался в другой плоскости. Исходя из факта наличия русской общины в XIX в., исследователи ставили вопрос о степени ее древности и о ее происхождении. Б. Н. Чичерин и Б. И. Сергеевич, особенно последний, настаивали на поддаем происхожде-нии русской общины. За древность ее происхождения высказывались П. А. Соколовский» А. Я. Ефименко и Н. П. Павлов-Сильванский.

  Обе стороны, однако, часто говорили о разных вещах не понимая друг друга, так как предмет спора оставался попрежнему не точно установленным.Понятия о роде и общине стали вполне конкретными только после работ Моргана, М. М. Ковалевского и Маурера, на основании которых Энгельс дал свои блестящие выводы.Соседская крестьянская община, или марка,—этан в развитии родовой общины.

Родовую общину—коллектив родственников, ведущий общее хозяйство,—сменяет община-марка—тоже коллектив, члены которого, однако, ведут в значительной мере хозяйство индивидуально: поля и отчасти луга уже превратились в частную собственность, леса, выгоны и воды остались еще в общем пользовании и владении. Этот коллектив связан не кровными, а хозяйственными и общественными узами.Маркс не делал решительно никакого различия между общиной русской и германской маркой.

«Все тут ,—писал Маркс Энгельсу 7 ноября 1868 г.,—абсолютно, до малейших деталей, тождественно с первобытной германской общиной». Итак, можно смело говорить, что и славяне подобно германцам «сумели сберечь в феодальном государстве осколок настоящего родового строя в форме сельских общин» (Энгельс) со всеми вытекающими отсюда следствиями, из которых едва ли не самое главное это то, что и славянская община обнаружила до¬статочно сил, чтобы защитить крестьянство от опасности уничто¬жения и замены крестьянского труда рабским.Распад родовых отношений начался у восточных славян при-близительно в V—VI вв., но и в классовом обществе X—XV вв. сохранились их следы в виде отдельных пережитков. Русские письменные памятники как более поздние, содержат в себе только отдельные намеки на это прошлое.«Русская Правда» помнит месть, несомненный остаток родового строя («убиет муж мужа, то мстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына или братучаду, любо сестрину сынови; аще не будет кто мстя, то 40 гривен за голову...» (Ст. 1 «Краткой Правды»), но это только пережиток родовой мести. Старый обы¬чай уже регулируется грсударственной властью; предполагается возможным отказ от мести и замена ее денежным штрафом. Владимир Святославич, согласно летописной записи, сделал попытку отменить этот пережиток, но окончательно он был отменен лишь при детях Ярослава Мудрого («По Ярославе же паки совокупившееся сынове его... и отложища убиение за голову, но кунами ся «зыкупати...» (Ст. 2 Троицкого списка «Пространной Правды»),

К числу пережитков патриархального быта относятся и брачные обычаи, особенно у более отсталых славянских племен (похище¬ние жен, покупка невесты за "вено" многоженство). Марка-верш. Наши письменные памятники, в том числе и «Рус¬ская Правда», родовой общины уже совсем не знают. Община- марка довольно хороши» отражена в древнейшей «Русской Правде» в термине «мир» (северный термин) как общественно-территориаль¬ная единица, имеющая строго очерченные границы. «Аще поиметъ кто чюж конь, любо оружие, любо порт (платье), а познает (най¬дет) в своемь миру, то взяти ему свое, а 3 гривне за обиду» (Ст. 13 «Краткой Правды»).«Правда Ярославичей», невидимому, составленная на юге, зна¬ет общину-марку жод южным термином «вервь».

Оба термина, и «мир» и «вервь», обозначают не родовую общину, а следующую ступень в ее развитии.Если будет обнаружено мертвое тело на территории верви, то люди, в ней живущие, должны отвечать перед судом. В верви живут люди, которые помнят, что когда-то весь их коллектив отвечал за совершенное на их территории преступление.

Закон разъясняет, что есть случаи, когда преступник отвечает сам за себя. Если, например, убьют умышленно управляющего княжеским имением, то убийца (а не люди) должен платить 80 гривен штрафа («а людям не надобе»). Люди платят только тогда, когда они не обнаружили убийцы.

Члены верви должны искать преступника не только при убийстве, но и в случаях других нарушений права- кражи, порчи межевых знаков, охотничьих участков и др. Частная собственность на землю уже есть, но луга, по видимому, еще остаются в общественном владении. Неравенство начало развиваться по мере того как стало образовываться частное землевладение отдельных семей. Их имеют в виду древнейшая «Правда» и договоры руси с греками под терминами «мужи» л «бояре».Это класс экономически и политически наиболее сильный. В процессе его образования большую роль играло патриархальное рабство.

Экономика и культура Киевской Руси.

 Торговля восточных славян. Определение Киевской Руси, данное В. О. Ключевским, как «городовой и торговой» не соответствует историческим фактам. Из этого не вытекает, однако, отсутствие городов и торговли в древней Руси.Речные системы, пересекавшие восточноевропейскую равнину, с глубокой древности служили путями торговых сношений между Европой и Востоком.

С VIII в, устанавливаются постоянные связи с арабами. Арабская торговля продолжалась приблизительно до X в. В IX же веке параллельно с арабской торговлей заметно оживляется торговля Руси с Византией, сначала с Херсонесом (Корсунем) в Крыму, потом непосредственно с Константинополем. Одновременно завязываются отношения и с Западной Европой.

Торговля с арабами шла, главным образом, по Волге и ее притокам. Самыми западными пунктами, куда попадали арабские товары и деньги, были остров Готланд на Балтийском море и южныеберега Швеции. На этой территории найдено до сих пор 24 тыс. арабских монет и 14 тыс. обломков (византийских только 200). Огромная масса их относится к X в., часть к IХ и XI вв. Здесь же находятся монеты и западных - стран, что говорит о постоянных встречах в этих местах западноевропейских, византийских н арабских купцов.

Самым южным пунктом волжского пути была столица Хазарского каганата Итиль, расположенная около устья Волги, кото¬рая, по словам арабских писателей, была «складочным местом» для всего Востока. Большую роль в волжской торговле играли волжские болгары, государство которых было расположено на Средней Волге и Каме.С IX в. получает большое значение «путь из варяг в греки», который шел из Балтийского моря в Неву, Невой в Ладожское озеро, Волховом  в озеро Ильмень, потом рекой Ловатью и воло¬ком на верховья Западной Двины, дальше волоком в верхний Днепр; по Днепру спускались, преодолевая пороги, в Черное море.

По этому пути и возникли крупнейшие из славянских городов. Наибольшее значение приобрели Новгород на севере и Киев на юге, на двух концах этого великого водного пути.Внешняя торговля, несмотря на свою несомненную оживленность, в общем ходе экономической жизни Восточной Европы играл очень ограниченную роль. Не она, во всяком случае, вызвала разработку естественных богатств страны, как думал В. О. Ключевский. 

Фильтр по заголовку     Количество строк:  
Заголовок материала
1 Культура Руси в XI—XIII вв + видио.
2 Новгородская земля в X—ХII вв.
3 Ростово-Суздальская земля
4 Галицко-Волынское княжество
5 Распад Киевского государства
6 Киевское государство после смерти Ярослава
7 Политический строй империи Рюриковичей в период ее расцвета + видио
8 Время Ярослава Мудрого (1019—1054 гг.) и начало распада Киевского государства
9 Крещение Руси +видио
10 История Киевской Руси.
11 Варяги + видио
12 Волжско-камская Болгария + видио
13 Общественная мысль и культура в Киевской Руси.
14 Общество Киевской Руси.
15 Княжества южной и заподной Руси.
16 Новгород 12-13веках.
17 Ростово-Суздальский земли
18 Распад Киевской Руси
19 Древняя Русь при Владимире и Ярослве Мудром + видио
20 Образование древнерусского государства в 10веке.+ видио
 
<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>
Страница 1 из 2