postheadericon Русская культура XVIII в.

Русская культура XVIII в.

Русская культура в первой половине XVIII в. развивалась под влиянием культуры западноевропейской: сначала, при Петре, главным образом голландской, потом немецкой. Около середины века растет французское влияние.

Более всего европейской культурой был затронут господствующий класс—дворяне.Дворянство не все было проникнуто ею в одинаковой степени: провинциальное среднее и мелкое дворянство отставало от дворянства столичного, жившего в Петербурге, а во второй половине века и в Москве.

Русская культура XVIII в.

Однако исключительно дворянской культуру XVIII в. назвать нельзя. Среди зарождавшейся русской интеллигенции мы видим не только представителей дворянства, но и крестьян, и разночинцев из горожан, и поповичей.

Школа в первой половине XVIII в.

Из Петровских школ пустили корни только духовные школы, переименованные потом в семинарии. Они преследовали узкие церковные цели и учили устаревшими уже методами, ведшими начало от Киевской академии XVII в. Украинцы продолжали занимать в них, как и вообще среди высшего духовенства, видное место до конца XVIII в.Из семинарии выходили не только духовные лица.

Из семинаристов вышел один из первых русских ученых юристов, профессор молодого Московского университета С. Е. Десницкий; в конце века во Владимирской семинарии обучался Сперанский—будущее светило русской бюрократии.

Специальные военные училища—морское, артиллерийское- уже при Петре получили дворянско-сословный характер, готова офицеров для армии и флота. К этой же категории надо отнести основанный в 1731 г. сухопутный Шляхетский кадетский корпус.

Молодые дворяне, окончившие в нем курс, поступали на военную службу в офицерских чинах, минуя службу в солдатах. Открытие Шляхетского корпуса было выражением благодарности Анны Ивановны дворянам за восстановление самодержавия.

В 1725 г. во исполнение воли Петра была основана Академия наук и при ней общеобразовательные учреждения—университет и гимназия. Академия привлекла из-за границы выдающихся ученых, в том числе математика Эйлера.

Количество учащихся в университете и гимназии было очень невелико, но среди них были и будущие крупные русские ученые (Крашенинников, академики: Румовский, Котельников и др.). С 1758 по 1765 г. оба эти учебных заведения находились под управлением знаменитого М. В. Ломоносова.

Московский университет в России.

Основанием Московского университета (12 января 1755 г.) Россия обязана тому же Ломоносову, нашедшему поддержку в сильном человеке, И. И. Шувалове. Необходимость учреждения университета именно в Москве ясно мотивировалась в указе о его основании: Москва расположена в центре империи, в ней живет «великое число дворян и разночинцев» и жизнь в ней гораздо дешевле по сравнению с Петербургом.

В Москве много лиц занимается обучением на дому, что свидетельствует о большой потребности в обучении. Университет открылся при наличии трех факультетов: медицинского, юридического и философского, на котором преподавались естествознание и гуманитарные науки.

Через стоящего во главе его «куратора» университет был непосредственно подчинен Сенату. При университете были созданы вспомогательные просветительные предприятия—типография, книжная лавка и газета «Московские ведомости».Готовить в университет должна была основанная при нем гимназия, притом двойная: дворянская, где особенное внимание обращалось на языки, и разночинская, где учили преимущественно техническим знаниям.

В первое время Московский университет развивался туго, и должно было пройти несколько десятков лет, прежде чем он сделался могучим рассадником образования в России.

Мысль покрыть всю империю сетью общеобразовательных средних школ, высказывавшаяся в конце 50-х годов, ограничилась основанием в 1758 г. гимназии в Казани, такой же двойной (для дворян и для разночинцев), как и московская.

Просветительные меры начала царствования Екатерины. Бецкий. На царствование Екатерины падают более широкие меры по организации просвещения. Екатерина не любила Ж.Ж. Руссо как политического писателя, враждебного монархии, но в своих высказываниях и в своих просветительных мерах она использовала его педагогические теории.

Она начала с самого забытого уголка с организации женского образования среди дворянства, которое до тех пор осуществлялось только домашними средствами и частными, преимущественно иностранными, пансионами, существовавшими в обеих столицах.

В 1764 г. был издан указ об основании «Воспитательного общества благородных девиц» при Смольном монастыре в Петербурге. Основные задачи нового учреждении были воспитательные. Екатерина, по ее собственным словам, хотела посредством воспитания «создать новую породу людей».

Полгода спустя было открыто параллельное «мещанское» учебное заведение (на 240 человек). Программа обоих учебных заведений различалась в том же приблизительно направлении, в каком различались программы обеих гимназий при Московском университете: языки и внешний лоск, с одной стороны, практические сведения и ремесла—с другой.

Это определялось классовым характером Екатерининских мероприятий. Деятельным сотрудником Екатерины II в области просвещения в этот начальный период был участник переворота 1762 г. Иван Иванович Бецкий.

 

Школьная реформа 1780 г. Янкович де-Мириево.

Организация системы народного просвещения и устройство сети школ задерживались из-за недостатка учителей и невыработанности самой системы. Екатерину, кроме того, отвлекали другие задачи—сначала Комиссия 1767 г., потом крестьянская война. Долго не могли найти денежных средств на реформу.

Екатерина II, приступая вновь к делу в конце 70-х годов, обратилась к иностранным образцам. В 1776 г. в австрийских владениях Габсбургов была проведена школьная реформа. Ознакомившись с ней, Екатерина просили императора Иосифа II рекомендовать ей профессионального педагога. Тот указал ей православного серба, Федора Ивановича Янковича.

Янкович еще в Австрии получил дворянство, причем по месту его рождения ему дана была фамилия в латинизированной форме де (из) Мириево.По проекту, представленному Янковичем в организованную при его же участии Комиссию об учреждении училищ, имелось в виду ввести три типа общеобразовательных учебных заведений, в которых обучение, а не создание «новой породы людей», стояло на первом плане: малые, средние и главные народные училища, построенные по системе трех концентров.

Подготовка кадров учителей и перевод австрийских учебников заняли пять лет. Практическое осуществление программы началось с 1786 г. По сравнению с более ранними мерами реформа дала сравнительно большие положи тельные результаты: к 1796 г. число новых школ достигало 316; число учащихся, равное в 1786 г. 400, возросло к 1796 г. до 18 тыс .

Это, конечно, было немного, но как первый почин в организации общего начального и среднего образования, не ограничиваемого сословными преградами, следует признать относительную удачу образовательных мер 80-х годов.

 

Домашнее образование в России.

В числе источников образования в XVIII в. надо учитывать также обучение на дому при помощи  гувернеров-иностранцев. Оно имело действительно образовательное, значение только в богатой столичной дворянской среде, когда  за таким обучением следовали поездки за границу.

Это давало  молодому поколению высших кругов дворянства и общее развитие,  и некоторые знания, и считавшиеся непременным признаком хорошего воспитания внешний лоск и знание языков, особенно французского, но это отдаляло молодежь высших кругов господствующего сословия от родины и часто влекло за собой полное незнание ими России.

Ярким примером могут служить второе поколение Разумовских или сыновья фельдмаршала Румянцева, в молодости почти не знавшие русского языка. Знакомство с французским языком, которое стало распространяться в царствование Елизаветы, получило в России особенное значение благодаря тому, что французская просветительная литература и философия играли в то время ведущую роль в Европе.

Французские книги для многих заменяли поездки за границу и позволяли, не покидая родной земли, знакомиться с произведениями Монтескье, Руссо, Вольтера и энциклопедистов.

 

Наука в России.

 

Академические экспедиции XVIII в. Основанная по инициативе Петра I Академия наук развила в течение XVIII в. энергичную деятельность по всестороннему научному изучению России с точки зрения исторической, географической, этнографической и природной.

В 1733—1743 гг. снаряжена была грандиозная Камчатская экспедиция в составе известного естествоиспытателя И. Г. Гмелина (1709—1755 гг.), историка, географа и этнографа Миллера (1705—1783 гг.), астронома и географа Делиля (1688— 1768 гг.) и др.

В экспедиции участвовал в качестве студента С. П. Крашенинников, замечательный естествоиспытатель и этнограф, впоследствии написавший «Описание земли Камчатки».

В царствование Екатерины II были организованы многочисленные экспедиции для изучения окраин. В них участвовали И. И. Лепехин, П. С. Паллас (1741—1811 гг.), С. Г. Гмелин младший (1745—1774 гг.) и др.

Академические экспедиции имели главной целью приведение в известность природных ресурсов России и изучение многочисленных народов, обитавших в необъятной стране, собрали множество данных этнографического и исторического характера и дали первые сведения о древних памятниках материальной культуры.

Историческая наука. В области исторических наук в XVIII в. отмечается большой подъем. После основания Академии наук в числе приглашенных ученых-иностранцев оказался крупный историк-лингвист Байер (1694—1738 гг.), который за тринадцать лет пребывания в Петербурге, используя стзои лингвистическиепознания и знакомство с византийскими и скандинавскими источниками, дал ряд серьезных для своего времени исследований по истории древней Руси.

Действительным основателем русской исторической науки в XVIII в. явился деятель Петровской эпохи В. Н. Татищев.В. Н. Татищев (1686—1750 гг.) не был профессиональным историком; его практическая деятельность протекала, главным образом, на Урале и в Башкирии, которой он управлял с 1735 по 1738 г.

Лишь в конце жизни он мог предаться историческим трудам, В своей истории, доведенной до начала XVII в., Татищев дал сводку русских летописей, предпослав своему рассказу введение, в котором он развивает много оригинальных мыслей о написании истории.

Труд Татищева представляет собой не столько историче¬ское исследование, сколько летописный свод, но он имеет ту большую ценность, что сохранил нам известия некоторых источник он, которые до нас не дошли (впрочем, всегда требующие критической проверки).

Татищеву принадлежит первая попытка выработать новую историческую схему, основанную на выводах тогдашней западноевропейской науки, взамен устарелой схемы «Степенной книги». Будучи рационалистом, он на место божественного провидения ставил естественное право. Учение о естественном право он использовал для доказательства исторической целесообразности самодержавного строя в России.

Продолжателем дела Татищева является прибывший в Россию в 1725 г. из Германии Гергард-Фридрих Миллер (1705—1783 гг.), крупной заслугой которого было в частности издание'«Российской истории с древнейших времен», написанной Татищевым. Полвека, прожитые в России, сблизили его и с русским прошлым.

Во время десятилетнего путешествия по Сибири (1733—1743 гг.) Миллер собрал огромное количество исторических материалов и приступил к написанию истории Сибири (первый том его «Описании Сибирского царства» вышел в 1750 г.).

Ему же принадлежит ряд ценных статей и iro другим вопросам русской истории. В последний период жизни Миллер управлял Московским архивом коллегии иностранных дел и положил начало разработке его документов. Он сам публиковал древние акты и помогал Н. И. Новикову, снабжая его материалами для двадцатитомной публикации «Древняя российская вивлиофика», первого сборника русских архивных источников, не потерявшего значения и до сих пор.

Развитие русской исторической науки в XVIII в. позволило М. М. Щербатову приступить к написанию русской истории, которую он успел довести до начала XVII в. Эта работа тоже основана на рационалистических принципах французских просветителей.

В ней впервые был использован автором и актовый архивный материал.Наконец, И. Н. Болтина (1735—1792 гг.) следует считать первым русским историком критического направления, изложившим свою концепцию русской истории в «Замечаниях» на русскую историю француза Леклерка и на историю Щербатова.

Последним крупным историком XVIII в. был А.Л. Шлецер (1735 —1809 гг.), принесший в Россию последние достижения  исторической критики, выработанные западноевропейской наукой. Его «Нестор» (3 тома, 1802—1809 гг.) положил начало критическому изучению русских летописей.Татищев, Щербатов и Болтин, давшие в своих работах первый  опыт освещения русского исторического процесса с позиций дворянства, к высшим слоям которого они сами принадлежали,  являются создателями русской дворянской историографии.

Математика, физика, химия. М. В. Ломоносов (1711—1765 гг.). Наряду с гуманитарными науками больших успехов достигли в России в XVIII в. эмпирические науки. В этой отрасли знаний работал первый гениальный русский ученый, самостоятельно выдвинувшийся из архангельских крестьян в ряды мировых ученых,—М. В. Ломоносов.

Михаил Васильевич Ломоносов родился в 1714 г. в деревне Денисовке, около Холмогор, в семье крестьянина-рыбака. Пытливый и талантливый мальчик сам научился грамоте дома. Девятнадцати лет, в 1730 г., он бросил дом и пошел в поисках знаний пешком в Москву, где учился сначала в Навигацкой школе, а потом в существовавшей еще тогда Славяно-греко-латинской академии; из нее он вынес знание латинского языка.

Жажда расширить свои познания повлекла его в 1734 г. в Киевскую академию, откуда как лучший ученик он был отправлен в 1735 г. студентом в Петербургский академический университет. В следующем году Ломоносов был послан для усовершенствования в Германию. Четыре года, проведенные в Германии, он употребил, главным образом, для изучения точных наук, химии и физики.

В 1741 г. он вернулся в Россию и в 1742 г. был назначен адъюнктом Академии наук по классу физики, а позднее сделался академиком. С Академией связана вся его остальная жизнь, полная борьбы с немецким засилием в Академии. Немцы, служившие в Академии, часто оказывали помехи первому русскому ученому как в его ученой деятельности, так и в борьбе за то, чтобы отвоевать место в Академии для русских.

Почти до конца жизни он был одинок. Недостаток русских ученых кадров был так велик, что Ломоносову, прирожденному гениальному естествоиспытателю, пришлось работать также в области гуманитарных наук, где он, особенно в области русского языка и литературы, создал эпоху.

Выходцами из недворянских слоев были и другие русские академики, прославившиеся своим участием в научных экспедициях, предпринимавшихся Академией: астроном С. Я. Румовский (1732—1815 гг.), биологи И. И. Лепехин (1740 — 1802 гг.) и Н. П. Озерецковский (1750—1827 гг.).

И в области точных наук Россия XVIII в. Привлекала крупных западноевропейских ученых. Среди них знаменитый математик Леонард Эйлер (1707—1783 гг.) был членом Петербургской академии и большую часть своей выдающейся научной работы провел в России.Самоучки-техники. Представители широких масс русского народа в XVIII в. проявляли свои познания не только в области теоретических научных исследований, но и в области технических изобретений.

Живым примером служат первые русские изобретатели-техники. Тяжелые общественные условия становились поперек дороги талантливым людям и мешали им на их научном поприще. И. И. Ползунов (1730—1766 гг.), сын солдата екатеринбургской горной роты, с двенадцати лет уже практически работал на местном заводе. Всю недолгую жизнь он посвятил усовершенствованиям в области горнозаводской техники.

Он изобрел и построил первый в мире теплосиловой двигатель, приводивший в действие воздуходувные мехи. Ему не помогали ни сибирские заводчики, ни начальство, ни петербургские специалисты.

Машина в упрощенном виде из негодного материала была готова, когда ее создатель уже умер. Его открытия остались без применения.Другим замечательным русским самородком был механик-изобретатель Иван Петрович Кулибин (1735—1818 гг.), живший, главным образом, в Петербурге и создавший несколько десятков оригинальных изобретений.

Самой интересной из его работ был проект одноарочного моста через Неву. Модель моста была подвергнута испытанию и выдержала его, но изобретению не дали хода, и модель Кулибина была только поставлена в саду Таврического дворца Потемкина как украшение.

Единственной наградой, которую Кулибин получил за свои изобретательские труды, было место «механикуса» Академии наук, данное ему за сделанные им часы «яичной фигуры». В 1818 г. 83-лётний ученый-самородок умер в бедности, не найдя себе признания в тогдашне феодально-крепостнической России.

 

Изящная литература в России.

Подъем в развитии русской литературы начался с поколения, увидевшего свет в конце царствования Петра, но созревшего во второй четверти века. Первые опыты светской поэзии относятся к эпохе Анны и связаны с именами князя Антиоха Дмитриевича Кантемира (1708—1744 гг.), сына союзника Петра, молдавского господаря, ребенком привезенного в Россию после неудачного Прутского похода, и Василия Кирилловича Тредьяковского (1703—1769 гг.). В Елизаветинское время выступали М. В. Ломоносов, А. П. Сумароков (1718—1777 гг.).

Все они находились под влиянием французского классицизма, наложившего свой отпечаток на литературу всех европейских стран XVIII л. Сатиры Кантемира обличали врагов просвещения и «хулителей» науки. Гениальный Ломоносов преобразил русский стиль; в своих стихах он прославлял науку и просвещение, Сумароков долго глявенствовал в области нарождавшегося русского театра.

К последней четверти века относится расцвет поэзии Гавриила Романовича Державина (1743—1816 гг.), талантливого идеолога дворянского класса. Если исключить выходца из народа и певца науки Ломоносова, то поэзия XVIII в., внешне подражавшая французским образцам, своим содержанием отражала интересы господствующего класса, т. е. дворянства.Самый блестящий представитель изящной прозы Николай Михайлович Карамзин, деятельность которого заходит в XIX в., второй после Ломоносова реформатор русского литературного языка, всю жизнь оставался ярким выразителем идеологии дворянства XVIII в.

Несколько особняком стоит Денис Иванович Фонвизин (1745— 1792 гг.), хотя и остающийся представителем дворянской идеологии, но в своих драматических произведениях, особенно в «Недоросле», остро бичующий темные стороны в жизни русского дворянства.

Политическая литература. Первым по времени памятником политической литературы после Петровского времени следует считать записку В. Н . Татищева, поданную в 1730 г. Сенату и генералитету. Татищев, противник верховников, доказывает, что для России всего полезнее самодержавное правление, что по пресече нии династии избрание государя должно происходить при участии всех подданных, «некоторых персонально, других через поверенных».

К 1740 г. относится «Проект о поправлении государственных дел» А. П. Волынского. Выступая обличителем Бироновщины, Волынский отстаивал стремление русских дворян получить постоянное участие в управлении государством. Интересы дворянства защищал в своих многочисленных публицистических трудах самый яркий дворянский публицист, князь М. М. Щербатов (1733— 1790 гг.), занимающий заметное место и в числе первых русских историков.

В 60-х и 70-х годах расцветают русские сатирические журналы, среди которых выделяются «Трутень» (1769—1770 гг.), «Живописец» (1772—1773 гг.) и «Кошелек» (1774 г.), издававшиеся создателем русской журналистики И. И. Новиковым.

Екатерина вначале не только покровительствовала сатирическим журналам, но даже принимала в журнале «Всякая всячина» личное участие. Однако, когда в журнальных статьях стали появляться более смелые политические намеки, Екатерина, уже пережившая годы заигрывания с либеральными идеями, прекратила существование этих журналов.Записки современников.

В XVIII в. очень ценными произведениями представлена мемуарная литература. Записки самой Екатерины II (на французском языке) доведены до ее воцарения, но написаны явно в целях оправдания переворота 1762 г.

Первое место среди записок русских людей XVIII в. принадлежит запискам Андрея Тимофеевича Болотова (1738—1833 гг.), подробнейшим образом обрисовавшего жизнь среднего дворянства с 60-х годов до конца века и все события, очевидцем и участником которых он был за свой долгий век.

Искусство в России.

Как и в других областях русской культуры, характерной чертой русского искусства XVIII в., рассчитанного на обслуживание господствующего класса, была его европеизация. Первое время руководящее значение имели мастера-иностранцы.

Во второй половине века появляются крупные деятели из русских, не только усвоившие новые формы, но переработавшие их и наполнившие их национальным содержанием.Свой петербургский «парадиз» Петр обстраивал при помощи иностранных зодчих.

Еще при Елизавете ведущую роль в этой области играл итальянец, знаменитый Бартоломео Растрелли, работавший в России с 1760 до 1771 г., создатель блестящих архитектурных памятников в Петербурге, Москве, Киеве (в Петербурге Зимний дворец и царскосельский Екатерининский, реконструкция Воскресенского монастыря под Москвой, Андреевская церковь в Киеве). Позднее наряду с выдающимися иноземными зодчими, как итальянец Гваренги и англичанин Камерон (строитель дворца в Павловске), выступают самостоятельно русские зодчие, оставившие крупнейший след в развитии русской архитектуры; таковы В. И. Баженов (1737—1799 гг.), М. Ф. Казаков (1733—1812 гг.) и др.,

Самым замечательным произведением Баженова была сохранившаяся до нашего времени модель Кремлевского дворца, сооружение которого должно было повлечь за собой реконструкцию всей окружавшей Кремль части Москвы.

Постройки Казакова до сих пор украшают Москву (например Правительственное здание в Кремле и Московский университет). И. Е. Старов (1743— 1808 гг.) строил, главным образом, в Петербурге, где создал собор Александро-Невского монастыря, Таврический дворец.

Для развития скульптуры и живописи много сделала Академия художеств, фактически начавшая действовать с 1714 г., но официально учрежденная в 1757 г. Во второй половине века уже рабо¬тали талантливые русские скульпторы Ф. И. Шубин (1740—1805гг.), Ф. Ф. Щедрин (1751—1825 гг.) и М. И. Козловский (умер в 1802 г.).

Русская национальная живопись выделилась прежде всего замечательными портретистами Екатерининского времени Ф. С. Рокотовым (1730—1810 гг.), Д. Г. Левицким (1735—1822 гг.) и В. Л. Боровиковским (1757—1825 гг.), часть деятельности которых падает, впрочем, на XIX век. В произведениях этих мастеров, воспитанных на западноевропейских образцах, уже видны некоторые черты, которые заставляют предугадывать будущее могучее развитие русского национального искусства.

Все эти виды искусства в XVIII в. обслуживали почти исключительно господствующий класс, скорее даже верхние слои дворянства, придворную и столичную знать. Строились и украшались царские дворцы и роскошные дома сановников, царских фаворитов, крупного дворянства. Но исполнителями заказов дворянской знати, подлинными работниками искусства были почти без исключения люди, происходившие из местных разночинцев и даже крепостных крестьян.

Профессиональное занятие искусством дворянство считало делом низким, недостойным «благородного человека».

Ряд замечательных деятелей русского искусства XVIII в. вышел из крепостной среды. При дворах богатой знати появились крепостные архитекторы, живописцы, музыканты. Трагическое положение этих интеллигентных крепостных, получивших нередко основательное специальное образование, составляет одну из самых темных страниц истории крепостной России, но в развитии русского искусства им принадлежит большое место.

Достаточно вспомнить целую семью талантливых живописцев Аргуновых (особенно И. П., 1727—1802 гг., и Н. И., 1771—1829 гг.), крепостных графа Шереметева; крепостным начал свою жизнь и знаменитый зодчий А. Н. Воронихин (1759—1814 гг.), построивший в начале XIX в.

Казанский собор и Горный институт в Петербурге.Из тех же низов происходили и первые работники в области светской музыки—композитор Михаил Мотинский, крепостной графа Ягужинского, Евстигней Фомин, капельмейстер театра Медокса, славившийся в Москве в конце XVIII в. и написавший музыку тридцати опер, между прочим к опере, либретто которой было написано А. О. Аблесимовым (родился в 1742 г.).

Сын портного, Иван Хандошкин, виртуоз-скрипач, был первым русским камерным композитором; в творчестве его заметное место занимают русские народные мотивы.

Наряду с искусством, обслуживавшим, главным образом, дворянство и усвоившим европейские формы, в XVIII в. продолжало развиваться самобытное народное искусство, преимущественно прикладное.

Оно украшало вещи, употреблявшиеся в быту самых широких слоев населения, вплоть до крепостного крестьянства. Резьба по дереву и кости, роспись деревянных изделий, тканье, набойка, вышивка, металлические изделия и пр. дают замечательные образцы народного творчества.

Театр в России.

В истории русского театра XVIII век занимает особое место. Опыты старого допетровского и Петровского театра не оставили прочных корней. В 30-х и 40-х годах XVIII в. в столице при дворе давали спектакли только иностранные, главным образом итальянские, оперные труппы.

В 50-х годах в Шляхетском корпусе был устроен театр, в котором участвовали кадеты (обучавшиеся в корпусе дворяне); театром одно время руководил Сумароков, уже начинавший свою литературную деятельность.

Русский национальный театр зародился в провинции, в Ярославле. Его основателем был местный уроженец, первый русский режиссер и талантливый актер Ф. Г. Волков (1729— 1763 гг.). Ознакомившись в Петербурге со спектаклями в Шляхетском кадетском корпусе и с игрой приезжих немецких актеров, Волков составил в Ярославле труппу любителей из таких же местных разночинцев, как и он сам.

Так образовалась первая русская драматическая труппа; на пожертвования был выстроен общедоступный театр, в котором давали трагедии А. П. Сумарокова и пьесы из старого репертуара школьного театра начала XVIII в, Первый спектакль был дан 7 января 1751 г. Императрица Елизавета выписала труппу Волкова в столицу и в 1756 г. учредила «Российский для представления трагедий и комедий театр».

Директором его был назначен поэт и драматург Сумароков, его помощником—Волков. После ранней смерти последнего его место в театре ванялего друг и товарищ И. А. Дмитревский (1733—1821 гг.), за долгую свою деятельность создавший целую школу русских драматических актеров; из нее вышли русские актеры начала XIX в.— Каратыгины, Сандуновы и др.

Одновременно с первым русским национальным театром развивался вошедший в барскую моду крепостной театр. В конце века особенно славился крепостной театр графа Н. П. Шереметева в его подмосковных Кускове и Останкине.

Жизнь крепостных актеров была очень тяжела, но свой вклад в историю русского театра они внесли. Из крепостных актеров вышел М. С. Щепкин, светило русской драмы XIX в.