Главная История Европы. История России. Украину и Беларусия Казачьи земли. Украина и Белоруссия

postheadericon Казачьи земли. Украина и Белоруссия

Казачьи земли. Украина и Белоруссия

Дон. Царизм в XVIII в. начинает последовательную политику борьбы с остатками старого донского автономизма, крепко еще державшегося среди казачьих верхов; завершение этой борьбы относится ко второй половине века.

Казачьи земли. Украина и Белоруссия

Главным очагом восстаний и Разина и Булавина было среднее течение Дона к югу от Воронежа и течение Донца, где горючий материал непрерывно пополнялся свежим притоком беглецов из внутренних областей.

Такие же беглецы сходились и в местности, лежавшие дальше к востоку, до Волги. К половине века резерв пустых земель между казачьими землями и будущими Тамбовской и Саратовской губерниями был исчерпан.

Земли, которые донцы считали своими, например, по верхнему течению Хопра, были безвозвратно присоединены к собственно имперским областям, и для новых «голутвенных» казаков-пришельцев места ужо не оставалось.

 

Гетманщина в Украине.

 

В 1725—1762 гг. украинские земли империи ограничивались Гетманщиной, т. Левобережной Украиной, с ее 10 полками и близко связанной с нею Слободской Украиной с пятью полками. Слободские полки оставались в этот период при своих старых порядках. В 1732 г. была сделана попытка заменить казачьи полки и казачий строй драгунскими полками великорусским офицерством.

Оставшиеся вне драгунских кадров казаки перечислялись в крестьяне, Hо в 1743 г. эта мера была отменена. В Гетманщине измена Мазепы послужила поводом к формальному нарушению условий 1654 г. После смерти гетмана Скоропадского управление гетманской Украиной было передано Maлороссийской коллегии. Избрание в 1727 г. гетманом Даниила Апостола было некоторой уступкой; но после его смерти в 1734 - г.  управление Украиной вновь перешло к Малороссийской коллегии из 6 человек (из них 3 украинца).

В 1750 г. Елизавета назначила вновь гетмана—Кирилла Григорьевича Разумовского, 22-летнего молодого человека, брата своего фаворита. Старший брат постарался дать ему некоторое европейское образование, но у него не было никаких данных, чтобы стать во главе обширного края. Кирилл Разумовский стал просто орудием в руках войсковых старшин, прокладывавший себе путь к российскому дворянству. После освободительных войн против Польши население

Левобережной Украины представляло собой войско, делившееся на полки и сотни; каждая сотня и каждый полк выбирали свой командный состав, или «уряд»; полки выбирали сообща «войсковой» или «генеральный уряд». В состав войска входили все, кто мог и желал нести военную службу.

За ними закрепилось название «казаков». Остальное население отбывало повинности и платило подати. Оно носило название «посполитых». Постепенно, главным образом благодаря тому, что в войсковые должности набирались представители одних и тех же семейств (так повелось eще со времен Хмельницкого), стал выдвигаться привилегированны слой, получивший общее название «бунчуковых товарищей».

Следующим этапом было сосредоточение в их руках земельной собственности. Уже во второй половине XVII в. стали раздавать войсковые земли, или «ранговые маетности», оказавшиеся в руках казачества после изгнания польской шляхты и магнатов. Полечивший их, по преимуществу член войсковой старшины и держатель уряда (т. е. должности), приобретал право на обязательных труд живших в них «посполитых».

Раздача ранговых маетностей особенно широко практиковалась при Разумовском, и к концу  гетманства они были почти исчерпаны. Еще более значительным источником приобретения земель членами казачьей старшины была скупка или насильственный захват земли у посполитых крестьян и даже у рядовых «казаков». Эти явления развивались особенн быстро при том же Разумовском. В результате члены казачье старшины, «бунчуковые товарищи», превращались в феодально  господствующий класс; посполитых а за ними и казаки—в батраков, арендаторов и, наконец, в настоящих крепостных: уйти им было некуда, и они оставались на месте, работая и неся повинности в пользу своих хозяев.

И 1739 г. войсковая канцелярия уже пробовала вовсе запретить переходы. Аналогичныё распоряжения в отдельных частных случаях делались и при гетмане Разумовском, так, например, универсал 1760 г. .запрещал посполитым крестьянам, оставлявшим владельцев, брать с собой движимость, как нажитую на владельческой земле; уходившие должны были, кроме того, получить письменное разрешение на выход.На вторую половину XVIII в. падают завершительные стадии этого процесса.

Новым украинским феодалам оставалось лишь закрепить за собой законодательным порядком труд закрепощенных посполитых и казаков, а самим получить права «благородного российского дворянства». Число дворян, переселившихся из Великороссии на Украину, было очень невелико.

Дворянство Гетманщины и Слободской Украины было почти целиком местного происхождения.Национальная украинская культура приходила в постепенный упадок, чему способствовали меры имперского правительства.

Гонений на украинские книги начались еще в конце XVII в. Указом 1720 г. разрешалось печатать на украинском языке только церковные книги. Обучение в школах, ведшееся на церковно¬славянском языке, мешало дальнейшему развитию украинского языка. С половины века Киевская академия из прежнего рассадника украинской культуры превратилась в чисто церковную школу и потеряла свой авторитет.

Ее обгоняли новые светские школы с обучением на русском языке, начавшие появляться при Екатерине II. Украинская промышленность потеряла свою замкнутость после отмены таможенной границы с империей в 1754 г.

 

Новая Сечь.

К середине века была восстановлена Запорожская Сечь. При подавлении измены Мазепы Петр I ликвидировал в 1709 г. Запорожскую Сечь, в которой видел центр народной оппозиции утверждавшейся на Украине феодально-крепостнической власти.

Казачество Сечи ушло на низовья Днепра и расположилось у его устья, в районе Олешек, а затем частично было перезолено турками в низовья Дуная. Вопросы закрепления за собой южной степи и предстоящая борьба с Турцией привлекли внимание русского правительства к судьбе казаков.

В 1733 г. правительство Анны Ивановны предложило казакам возвратиться на свои Прежние места и вернуло им территорию Запорожья. Сечь была восстановлена под названием Новой Сечи. В этот последний период существования Сечи ее внутренний строй подвергся уже существенным изменениям. Здесь наблюдается значительная Социальная диференциация и постепенно превращение казацкой старшины в землевладельцев-крепостников.

 

Правобережная Украина.

Совсем иначе текла жизнь в Право бережной Украине и  Белоруссии, находившихся под власть Польши. После «руины» XVII в. на правом берегу произошло вторичное завоевание края польскими феодалами. Все дворяне-землевладельцы Правобережья в XVIII в. были поляками. Иго польских магнатов и шляхты со всеми последствиями его для крестьянства и со всеми притеснениями—политическими, социальными и культурными, например, в отношении "хлопской веры" — православия, возродилось во всей силе.

Это усилило антагонизм между феодалами и крестьянством и лишило поляков в их борьбе с империей, развернувшейся во второй половине века, опоры в широких массах украинского населенния. Местная жизнь в правобережных украинских городах  в XVIII в. почти замерла.Для украинского крестьянина существовало попрежнему одно средство, чтобы спастись от помещика,—это уход на волю, в Новую Сечь, или вступление на месте в вооруженные отряды, которые получили в XVIII в. турецкое название «гайдамаков».

Когда на территории Речи Посполитой появлялись русские войска, волнения усиливались, но дело обычно, кончалось тем, что царские войска; действовавшие официально в союзе с поляками, помогали польским феодалам подавлять восстание и уничтожать гайдамацкие отряды.

 

Белоруссия.

В Белоруссии полонизация местного феодального Класса и части мещанства пошла гораздо дальше, чем в Правобережной Украине. Местная шляхта не была здесь сдвинута с места и изгнана. Край не пережил такой длительной и напряженной борьбы, как Правобережная Украина в XVII в. В силу этого польско-литовские феодалы сохранили здесь в основном свой позиции и оказывали давление на белорусскую шляхту. Но, с другой стороны, политическое влияние России чувствовалось здесь -сильнее, чем на Правобережной Украине, а вопрос о беспрепятственных торговых сношениях между Смоленском и Ригой через польские владения приобретал все более и более острое значение.

 

Похожие материалы