Главная История Европы. История России. Правления Екатерины Великой и Павла Сельское хозяйство, промышленность и торговля в 1725—1762 гг.

postheadericon Сельское хозяйство, промышленность и торговля в 1725—1762 гг.

 Сельское хозяйство, промышленность и торговля в 1725—1762 гг. 

Крепостное хозяйство в середине XVIII в. Усилия Петра I по поднятию русской промышленности и развитию торговли не замедлили в скором времени дать ощутительные результаты и в области сельского хозяйства.

Сельское хозяйство, промышленность и торговля в 1725—1762 гг.

Сельскохозяйственные излишки шли в продажу на внутренний и внешний рынок. Увеличился хлебный вывоз. На продажу шли и подсобные продукты сельского xoзяйства. Дворяне усердно стали сами заниматься своим хозяйством, ища путей к увеличению хозяйственных доходов.

Росли конские заводы, разводились «плодовитые» сады, кое-где делались опыты разведения рыбы; местами на продажу вырубались леса. Развивалась сельскохозяйственная промышленность, в частности винокурение. Переработка в спирт хлеба (картофель не без труда стал распространяться только во второй половине века) позволила выгодно расширять пахотную площадь даже вне зависимости oт близости рынков сбыта.

Хлебный спирт перевозился гораздо легче, чем зерно, требовавшее многочисленного и громоздкого транспорта. При господстве в Великороссии казенной монополии на вино, вино частных заводов легко сбывалось в казну. Ценный отход винокурения—барда—оставался в руках помещика, давая возможность увеличивать количество скота.Очень большим толчком для развития сельского хозяйству в дворянских имениях послужило учреждение Дворянского заемного банка, кредитовавшего из 6% под залог дворянских земель, хотя далеко не все бравшие ссуды дворяне сумели употребить их с пользой.

Чтобы обеспечить подсобные предприятия рабочей силой дворяне обращались к обычному источнику—к своим крепостным, труд которых становился все тяжелее.Так непрерывно росла эксплоатация крепостных.

Мануфактура в Российской империи.

В момент смерти Петра I в империи было около 250 промышленных предприятий. Точного числа их к 1760 г. до сих пор, за скудостью источников, установить невозможно. К воцарению Екатерины II количество предприятий должно было возрасти приблизительно втрое или вчетверо. По составу владельцев фабрики и заводы второй четверти XVIII в. были очень разнообразны: мануфактура была дворянской, купеческой, посессионной и даже крестьянской.

В поисках добавочных источников дохода дворяне, если имели в своих руках некоторые деньги начинали заводить в своих имениях полотняные и суконные мануфактуры, кожевенные заводы и т. п., причем рабочей силой служили крепостные, для которых работа на мануфактуре становилась новой и особенно тяжелой формой барщины; подсобные работы, как, например, приготовление пряжи, производились теми же крепостными, преимущественно женщинами, над дому.

На крепостном труде в значительной мере развивалась и купеческая мануфактура.В результате прежнее черное, свободное крестьянство почти исчезло в Приуралье, в бассейне Камы и ее притоков.Общее оживление народнохозяйственной жизни сказывалось и на крестьянской среде. 40-е и 50-е годы—время развития мелкого крестьянского производства. Оно находит свое выражение не только в существовании хозяйчиков-кустарей.

Среди них в половине века уже встречаются крестьяне-фабриканты, владельцы небольших мануфактур, пользующиеся наемным трудом.По официальным данным, в самом начале 60-х годов в промышленности, подведомственной Мануфактур-коллегии, значилось 38 тыс. рабочих, из них 12,5 тыс. наемных, 14 тыс. приписных и 11,5 тыс. крепостных.

Общую цифру «работных людей», как их тогда называли, которую мы точно определить не в состоянии, следует несколько повысить. Последние две категории несли крепостной труд в самых тяжелых, иногда просто ужасающих формах. Однако и работа по найму носила все черты крепостничества.

Простой фабрикант-купец, не имевший крепостных, все-таки чувствовал себя не только распорядителем, а настоящим владельцем рабочей силы. Рабочий день длился от 10 до 14 часов и больше; низкая заработная плата, почти не обеспечивавшая даже полуголодного существования, нередко выдаваемая с задержкой или недоброкачественными продуктами, привлечение к тяжелым работам женщин, подростков и даже детей, суровые взыскания за каждую оплошность до телесных наказаний включительно—такова картина, в которой протекала наемная работа.

К этому надо прибавить закабаление и запутывание денежными расчетами каждого сколько-нибудь квалифицированного рабочего, которого хозяин по что бы то ни стало хотел удержать у себя, и, наконец, сманивание лживыми обещаниями подобных же рабочих с других фабрик.

Наемные рабочие были новой социальной категорией в русской жизни. Оторвавшись от деревни, если они происходили из незакрепощенного крестьянства или из городской бедноты, наемные рабочие не могли расстаться с фабрикой, потому что им некуда было уйти. Мало-помалу часть рабочих приживалась к фабрикам и свою тяжелую работу передавала по наследству из поколения в поколение.

Впрочем, в основной массе наемные рабочие были из крепостных крестьян и оставались в крепостной зависимости от помещика, для которого отпуск крестьян на мануфактуру или в отхожий промысел был лишь добавочным источником оброчного дохода. Рост наемного труда и появление наследственных «работных людей» показывают нам, что уже тогда незаметно в крепостной строй проникали новые явления.

Для характеристики тогдашней фабрики следует отметить, Как на нее смотрели люди того времени. Фабрика была местом  ссылки, куда попадали нищие и бродяги. В ней отбывали наказание уголовные преступники.

В Зауралье были даже специальные каторжные фабрики. У дворян встречались фабрики, куда на  работу посылали провинившихся крепостных.У наемного рабочего было одно средство протеста: возмущений так, на московском «суконном дворе»—одной из самых большие в стране текстильных фабрик, помещавшейся против Кремля у Каменного моста,—крупные волнения, вызванные злоупотреблениями владельцев и тяжелыми условиями работы, вспыхнули в 1749 и вновь повторились в 1762 г.; в 1752—1753 гг. произошли сильные волнения рабочих на полотняных заводах Гончарова в Калужской провинции.

Аналогичные явления наблюдались и на других фабриках и заводах, купеческих, помещичьих и казенных.

 

Города в Российской империи XVIII в.

После упразднения Главного и городовых магистратов город попал в исключительную зависимость от воевода иначе сказать, очутился в том же самом положении, в каком он был в XVII в. Настоящими горожанами были только посадские люди, купцы всех гильдий и цеховые ремесленники, составлявшие посадскую общину, органом которой была Ратуша с исполнительными функциями и посадский сход, избиравший из своей среди членов посада на различные «посадские службы», мало чем отличавшиеся от подобных же служб предшествующего века.

Остальное население в жизни города не имело никакого значения. Елизавета восстановила магистраты, но объединение городского населения в одно общее целое было делом второй половины века.

Внешняя торговля в Российской империи в XVIIIв.

В истории русской торговли весь период от 1725 по 1762 г. характеризуется дальнейшим подъемом,  исходные моменты которого надо искать в Петровской эпохе. Прежде всего отметим рост абсолютных цифр, возвысившихся в среднем втрое, и активный характер внешней торговли. Вывоз продуктов питания, в частности хлеба, хотя и растет, но не имеет того значения, какое он получил в XIX в.

Господствующее значение, и притом возрастающее, имел вывоз сырья, где первое место занимали конопля и лен, как это было в допетровскую эпоху. Падение вывоза готовых изделий стояло в несомненной зависимости от роста внутреннего рынка. Важнейшими статьями и этой группе были уральское железо для Англии и полотно. Вывоз железа начал постепенно падать во второй половине столетия в связи с промышленным переворотом в Англии.

В составе ввоза преобладали изделия: шелковые ткани, тонкое сукно, ювелирные изделия и т. п. для богатой верхушки общества. Для той же верхушки шла и значительная доля ввозимых припа¬сов: сахар, чай, кофе, вино и пряности. В группе сырья ввозились для русской промышленности шелк, краски.

В общей сумме оборота преобладающее значение имела Западная Европа. Торговля с Востоком не превышала в 50-х годах XVIII в. 17% общих размеров внешней торговли. По сравнению с европейской торговлей торговля с Востоком имела две характерные особенности она, во первых, была пассивна —ввоз преобладал над вывозом, и состоял, главным образом, из промышленного сырья (шелк, хлопок, шерсть); во-вторых, в вывозе главное место занимали готовые изделия, направлявшиеся в Среднюю Азию,—холст, металлические изделия, посуда, а также нефть. Завоевание среднеазиатского рынка русской промышленностью началось уже в середине XVIII в.

 

Внутренняя торговля в Российской империи в XVIIIв.

О непрерывном и сильном росте внутренней торговли свидетельствует постепенное появление новых торговых пунктов, главным образом, центров периодической торговли, в виде базаров, торжков и ярмарок.

В ряду больших ярмарок на первом месте стоит Макарьевская на Волге, длившаяся целый месяц летом; в XIX в. она была переведена в Нижний Новгород . Это было не только всероссийское торжище: ярмарку посещали купцы из Средней Азии, Персии, Кавказа и даже из пределов Польши. За Макарьевской ярмаркой шли Ирбитская, Коренная — близ Курска, Свинская—близ Брянска, Муромская.

Последние три происходили летом и возникли  на торговых путях из центральных областей в Украину, на юг и в Азию. Громадное значение для роста и развития внутренней торговли имела отмена внутренних таможенных сборов  с 1 апреля 1754 г. (указ 20 декабря 1753 г.), снявшая, наконец,  с внутренней торговли ее вековые путы.

Вместе с отменой русско-украинской таможенной черты это мероприятие окончательно  консолидировало единый всероссийский рынок.

Торговая политика. Меркантилистские взгляды, господствовавшие в эпоху Петра, давали общее направление протекционистской торговой политике имперского правительства, которого она держалась до конца века Единственным исключением был таможенный тариф 1731 г. значительно снизивший таможенные ставки на предметы ввоза к явной невыгоде купцов. Это следует рассматривать как одну из тех уступок, которые Анна Ивановна охотно делала дворянам, так как основной массой потребителей привозных товаров готовых изделий и жизненных припасов—была именно богатая часть дворянства.

Однако следующий таможенный тариф 1757 г. стал снова на путь протекционизма, сохранившего силу и во второй половине XVIII в.

Купеческие компании. Одной из характерных форм промышленной и торговой деятельности середины XVIII в. были купеческие монопольные компании.Купеческие компании учреждались еще при Петре. Отдельные случаи возникновения монопольных компаний наблюдаются в первую половину царствования Елизаветы.

Так, в 1748 г. возникла беломорская компания по охоте на морского зверя, вытапливав оно ворвани, выварке соли. Такие компании особенно часто появлялись в 50-х годах. Они состояли обычно из группы предпринимателей-купцов и в большинстве случаев возглавлялись какой-нибудь сильной «персоной», чаще всего кем-нибудь из Шуваловых или Воронцовых, участвовавших в прибылях, но не вносивших капиталов. Основной причиной появления компаний было напряженное состояние финансов в связи с ведшейся в то время.

Семилетней войной, заставлявшее сдавать на откуп доходные статьи, за которые плата вносилась вперед в больших суммах. Так, компания, возглавляемая купцом Шемякиным, получила на откуп таможни с обязательством вносить ежегодно сумму сборов, равную средней за предшествующие три года.

В 1759 г. была предоставлена тому же Шемякину с товарищами монополия на ввоз шелка-сырца с Востока, что вызвало резкий подъем цен на этой товар; в том же году появилась монопольная компания, возглавляемая Р. И. Воронцовым, по вывозу соли из астраханских озер в Персию. Число таких примеров можно было бы увеличить.

 

Российское купечество середины XVIII в.

В середине XVIII в. растет значение российского купечества—верхнего слоя складывавшейся мало-помалу русской буржуазии. Из среды купечества выделяются крупные фабриканты и заводчики, например, Затpaпезнов, основавший еще при Петре Ярославскую полотняную мануфактуру, Твердышев— один из строителей металлургических заводов на Урале, усердно грабивший башкирский народ, и др.

Русские купцы держали в своих руках в значительной мере внутреннюю и внешнюю торговлю. Они развивали деятельность во всех больших пограничных пунктах, как сухопутных—в Кяхте, Оренбурге, Смоленске, Киеве, так и морских: на востоке в Астрахани, на западе—в Петербурге, Нарве, Риге.

  Кое-где о русскими купцами конкурируют купцы иностранного происхождении : в Астрахани—армяне, в Нежине—греки, в Риге—местные немцы, в Петербурге—иностранцы различных национальностей, свивщие себе в новой столице прочное гнездо.

Многие из иностранцев переходили в русское подданство, а иные постепенно русели. С другой стороны, русские по национальности купцы вели и па граничную торговлю и сами ездили за границу—в Лейпциг,  Силезию, а иные и в Англию.

Купечество уже было заметной социальной силой, с которой не могло не считаться дворянское правительство.В 1754 г. одновременно с дворянским заемным банком был учрежден и купеческий, дававший из тех же 6% ссуды под товары.

В 1758 г. в Петербурге и Москве открыты были «банковые конторы вексельного производства» между городами, дававшие ссуды под векселя и облегчавшие денежные переводы, так как банковский перевод позволял избегать перевозки тяжелых медных денег, по преимуществу обращавшихся вне обеих столиц.

Таможенный тариф 1757 г. предварительно обсуждался при участии купечества.Купечество не было замкнутым слоем; оно постоянно пополнялось выходцами из крестьянских масс. Предприимчивый и разбогатевший хозяйчик или торговец из богатых крестьян, приобрети установленный законом о гильдиях капитал, легко переходил в гильдейское купечество, и такое явление широко встречается и в XIX в., несмотря на то, что купечество ревниво, а иногда и враждебно смотрело на новых пришельцев.

Достижение купечества Не было пределом возможностей для высшего слоя буржуазии. Куп¬цы были непрочь тем или иным способом приобрести дворянство.

 

Похожие материалы