postheadericon Бироновщина. Анна Ивановна.

Бироновщина.Анна Ивановна.

 

Анна Ивановна. Анна Ивановна родилась в 1693 г. и была четвертым ребенком от брака царя Ивана Алексеевича и Прасковьи Федоровны Салтыковой.Царица Прасковья, рано овдовев, жила сначала преимущественно в подмосковном селе Измайлове, где протекали детские годы будущей императрицы.

Бироновщина

Малокультурная Прасковья Федоровна была неглупой и очень ловкой женщиной, которая сумела сохранить хорошие отношения с царем Петром.19 лет (1711—1730 гг.), проведенные Анной в Митаве, были самым тяжелым временем ее жизни. Она жила без дела, без достаточных средств, в постоянной зависимости от дяди, почти узницей, разыгрывая по воле Петра роль показной представительницы русского двора.

Самое воцарение Анны сопровождалось не менее оскорбительными лично для Анны обстоятельствами, чем вся ее жизнь. Избранная за отсутствием лучшего кандидата, если не прямо обманутая, то введенная в заблуждение верховниками, которые, кроме того, обидели ее тем, что запретили ей привозить ее фаворита Бирона, и почти случайно возвратившая себе самодержавную класть, она вступила на престол, не простив обид и затаив злобу против старых и вновь приобретенных врагов, к которым она сразу отнесла и всех верховников.

Анна постоянно искала врагов. Доносы процветали во все время ее царствования. Никогда по было так много процессов о «слове и деле государевом». Тайная канцелярия под руководством пользовавшегося доверием императрицы А. И. Ушакова работала энергичнее, чем при Петре I. За десять лет сослано было более 20 тыс. человек. Анна сама проявляла инициативу в преследовании своих действительных и мнимых врагов.

Упразднив Верховный тайный совет, она отправила бывших его. членов в ссылку. Не довольствуясь этим, она в 1737 г. по пустячному доносу вновь затеяла дело против тех из них, которые еще были в это время живы. В результате были казнены особенно ненавистные ей Долгорукие—бывший любимец Петра II Иван Алексеевич и Василий Лукич, а творец всего Проекта 1730 г., Дмитрий Голицын, кончил жизнь в казематах Шлиссельбурга.

Всю свою жизнь. Анна боялась «голштинского чортушки», как она называла единственного бывшего в живых внука Петра, и держала в подозрении дочь Петра Елизавету.

Пирон, Резкий отпечаток на царствование Анны Ивановны наложило господство при ее дворе немцев. Господство это неразрывно связано с именем ее фаворита Эрнста-Иоганна Бирона (1690— 1772 гг.), отчего и все десятилетие 1730—1740 гг. до сих пор Нередко называют «бироновщиной».

Предки Бирона принадлежали к среднему курляндскому феодальному дворянству. Они были не очень знатными и совсем не были богатыми. Достичь придворной должности при скромном дворе  вдовствующей герцогини курляндской: ему помог русский резидент М. П. Бестужев-Рюмин, которого Бирон заместил в качестве фаворита Анны около 1727 г.Вскоре после восстановления самодержавия императрицы Бирон приехал в Москву, где в 1730 г. продолжал пребывать русский двор.

Пользуясь безграничным влиянием на императрицу, Бирон не входил в управление империей. Он считал себя иностранцем никогда не принимал русского подданства и прямых следов его участия в правительственных делах очень мало.

Своим влиянием он пользовался почти исключительно, чтобы наживаться, грабил через подставных лиц русскую казну и спекулировал арендой уральских заводов стараясь в этом случае, чтобы его роль оставалась скрытой. Однако, когда это было, ему нужно, Бирон через Анну умел пользоваться услугами русского правительства.

Там когда в 1737 г. возник вопрос об избрании Бирона герцогом курляндским, русская дипломатия сделала этот вопрос своим делом и сумела доставить Вирону престол, несмотря на ряд препятствий.

Бирон был официально только обер-камергером императрицы и заведывал придворными конюшнями и охотой, т. е. единственными отраслями дел, которые он знал в совершенстве и которыми Анна единственно интересовалась.За Анной и Бироном потянулись в Россию и другие феодалы-немцы, которые мало-помалу тесным кольцом окружили императрицу и наполнили ее двор, вытесняя из него русских.

Получили в 30-х годах преобладающее положение и такие немцы, деятельность которых в России началась гораздо ранее. Среди них выделяются имена вице-канцлера Андрея Ивановича (Генрих-Иоганн) Остермана (1686—1747 гг.) и фельдмаршала Бурхарда-Христофора Миниха (1683—1767 гг.).

 

Остерман и Миних.

В противоположность многим выходцам из чужих стран, Остерман принадлежал к числу самых образованных и культурных людей своего времени. В 1708 г., находясь в Амстердаме, он поступил на русскую службу в Посольский приказ. Он участвовал в трудных переговорах с турками на Пруте, а в 1721 г. заключил Ништадтский мир. В 37 лет он уже был вице президентом Коллегии иностранных дел, а в 40 лет—вице-канцлерром. Дипломат по должности, Остерман был таким же дипломатом и во всех своих отношениях к людям.

Стараясь не выступать на первый план в ответственных вопросах, как он это и сделал в 1730 г. Остерман умел ловко устранять людей со своего пути. Удаление верховников от государственной деятельности при Анне произошла не без его участия. Его терпел и Бирон, несмотря на то, что их отношения рано испортились.  На тех, кто не имел шансов подняться, Остерман обращал мало внимания. Считая Елизавету Петровну ничтожеством, он пренебрегал ею и всегда выступал против доро-гих для нее голштинских интересов.

Этим объясняются его падение и ссылка при ее воцарении.Миних был типичный немецкий наемник, каких можно было встретить во всех европейских армиях XVII—XVIII вв. В 1720 г. он перешел на русскую службу в качестве инженер-генерала и руководителя постройкой Ладожского канала, а при Петре II был главным инспектором по фортификации.В 1730 г., считаясь уже крупным военным авторитетом, Миних одновременно сблизился и с Бироном и с Остерманом.

При переезде двора в Петербург он был назначен генерал-губернатором невской столицы. Избыток энергии и властный, крутой его характер вызывали опасения и у Бирона и у Остермана. Погубить его оказалось не по силам, но его удалили из Петербурга.

 

В войнах 1733—1734 и  1735—1739 гг.Миних проявил себя полководцем не без дарований, но очень жестоким и крутым, не жалевшим солдат.Если Бирон господствовал при царском дворе, то Остерман направлял внешнюю и внутреннюю политику, а Миних командовал русской армией.Общий ход внутренней политики 1730—1740 гг. Велико было истощение страны в конце царствования Петра I. Меры его бли¬жайших преемников, направленные к уменьшению расходов, далеко не были достаточными. Свести бюджет без дефицита не удавалось и при Анне.

В 1732 г. недоимки, накопившиеся за старые годы, выражались в сумме до 15 млн. рублей (приблизительно 120 млн. довоенных золотых рублей). Недоимки продолжали расти до 1740—1741 гг. почти по всем статьям доходов. Так, например, в том же 1732 г. надеялись собрать косвенных налогов до 2,5 млн. рублей, в действительности поступило только 187 тыс. рублей. Выколачивание недоимок для сведения бюджета, который позволил бы поддержать международное положение России, созданное Петром, стало хроническим бедствием царствования Анны.

С 1731 г. в уездах снова появились воинские команды для сбора податей и старых недоимок.Голод 1734—1735 гг., поразивший центр государства, сделал положение еще более критическим. Правительство принуждено было отменить подушные за вторую половину 1735 г. Выколачивание недоимок, повторные рекрутские наборы и голод ухудшали положение крестьян, усиливали их недовольство.

В связи с войнами принимались меры к усилению численного состава армии. Издан был новый воинский устав, еще более суровый, чем Петровский. Жестокость Миниховского руководства при¬водила к усиленному бегству солдат. В 1732 г. в бегах числилось до 12% нижних чинов армии. Флот так и не вышел из состояния упадка до Екатерины II.

В памяти широких масо царствование Анны—«биро¬новщина»—осталось как время особенно тяжелого гнета и притеснений. Кабинет. Новое царствование началось под лозунгом возврата к Петровской политике и прекращения той ломки учреждений и порядков, которой отличалось предыдущее пятилетие.

Двор и центральные учреждения после трехлетнего пребывания в Москве вернулись в Петербург. С упразднением Верховного тайного совета Сенат был восстановлен в прежнем значении.То, что делалось одной рукой, переделывалось другой. Уже в 1731 г. восстановленный было Сенат был снова оттеснен па задний план новым учреждением—«Кабинетом ее величества».

Кабинет существовал при Петре, составляя его личную канцелярию. При Анне он незаметно появляется в виде неофициального совещания императрицы и ее ближайших советников. Указ 10 ноября 1731 г. санкционировал его существование. Кабинет являлся ближайшим совещательным и исполнительным органом при императрице—в этом его аналогия с упраздненным Верховным тайным советом. Он состоял из трех членов, носивших званий кабинет-министров: А. И. Остермана, графа Г. И. Головкина и князя А. М. Черкасского. По мере надобности, на заседания Кабинета приглашались и другие лица (Б.-Х. Миних, А. И. Ушаков, князь А. И. Шаховской и др.).

После смерти в 1734 г. Г. И. Головкина его последовательно заменяли: П. И. Ягужинскийа А. П. Волынский и А. П. Бестужев-Рюмин. К 1735 г. Анне Ивановне надоело принимать хотя бы умеренное участие в деле правления. Погружаясь все более в лень и злобную тоску и скуку, она издала указ, по которому подпись трех кабинет министров заменяла подпись императрицы. С этих пор Кабинет превратился в верховное учреждение, державшее в своих руках, нити управления империей.

 

Дело Волынского.

Дело Волынского привлекло большое внимание современников и историков «бироновщины». Артемий Петрович Волынский выдвинулся еще при Петре в качестве астраханского губернатора и дипломата, направляя русскую политику в Персии. Отодвинутый на задний план в период господства Меншикова, он вновь возвысился при Анне Ивановне благодаря поддержке Бирона.

Обладая значительными знаниями и незаурядными политическими способностями, он добивался самостоятельной роли и не мог мириться с зависимостью от бездарного Бирона. Положение кабинет-министра, открывшее ему непосредственный доступ к императрице, подало ему надежды поддержанные его ближайшим окружением.

Это выступления приняло характер борьбы русской дворянской группировка против немецкого господства, олицетворенного Бироном. Борьба с Бироном оказалась, однако, не под силу Волынскому Большинство русских сановников побоялось его поддержать. Волынский был арестован и после следствия и суда был казнен в 1740 г.

 

Внешняя политика в царствование Анны Ивановны.

Из внешнеполитических начинаний Петра I ближайшими преемниками была совершенно оставлена его восточная политика. Недостаток средств привел к пересмотру всего вопроса о последних завоеваниях на западном берегу Каспийского моря, удержание которого грозило новыми войнами с Персией, временно усилившейся и 30-х годах XVIII в. при Надир-шахе. После долгих переговоров завоеванные Петром части Гиляна, Мазандерана, Азербайджана и Дагестана были вновь уступлены Персии в 1732 г.

В Речи Посполитой интересы российской политики резко столкнулись с французскими. Со времени Генриха IV Франция старалась обеспечить себе союзников в лице государств, окружавших Центральную Европу с востока. Это были Швеция, Польша и Турция, интересы которых обычно сталкивались с интересами Русской империи. Отсюда почти постоянная вражда России и Франции в европейских делах XVIII в.

В 1733 г. умер польский король Август II, вновь посаженный Петром на престол после Полтавской победы. Наступил обычный смутный период бескоролевья и борьбы партий. Австрия и Россия поддерживали кандидатуру саксонского принца Августа, сына умершего короля, а Франция—прежнего ставленника Карла XII, низложенного и изгнанного Станислава Лещинского, успевшего стать тестем французского короля Людовика XV.

В 1733 г. Россия открыто стала на сторону Августа III. Укрывшийся в Гданске (Данциг) Лещинский был осажден и принужден спасаться морем.Вспухнувшая в 1735 г. война с Турцией, первая после неудачного Прутского похода, велась также в союзе с Австрией. Отношения последней к Турции в этот момент были гораздо острее, чем отношения России.

Владения Турции заходили в глубь габсбургских владений. Россия была нужна Австрии как вспомогательная сила, отвлекавшая турецкое войско. Война Турции была объявлена с русской стороны под предлогом продолжавшихся набегов крымских татар, вассалов Турции.

Она велась под главным начальством Миниха и развернулась на двух близких театрах: на границах Подолии и Бессарабии, где, пройдя через польские владения, русские одержали решительную победу под Ставу-чанами (1739 г.) и взяли турецкую крепость Хотин (1739 г.), и в Крыму, куда в 1736 г. русские проникли под командой Миниха, преодолев перекопские укрепления.

Война была в общем удачна, но велась вяло, медленно и с непропорционально большими расходами живой силы и военных припасов. Австрийцы за три года достигли больших успехов и воспользовались ими, чтобы заключить в 1739 г. выгодный мир в Белграде, по которому австро-турецкая граница отодвинулась до Дуная и Савы. России ничего не оставалось, как заключить мир вместе с Австрией.

Условия Белградского мира продвинули южные границы России по обоим берегам Днепра, но до моря оставалось еще большое пространство. Возвращение Азова без права его укреплять не имело практического значения. Зато на правом берегу Днепра русские владения, протянувшиеся по направлению к Днестру, отрезали польским владениям возможность прямого выхода к морю.Во время войны 1735—1739 гг.

Франция молчаливо поддерживала Турцию. Такой же молчаливой поддержкой ее пользовалась и Швеция в затеянной шведами войне 1741—1743 гг. Предлогом объявления войны было несоблюдение Россией некоторых условий Ништадтского мира, истинной причиной—желание воспользоваться непрочностью правительства. Война закончилась уже при Елизавете в 1743 г. миром в городе Або, по которому к России отошла часть финляндской территории до реки Кюмене составившая крайнюю северо-западную Кюменегорскую провинцию Выборгской губернии. Война эта отвлекла Россию от участия в войне за австрийское наследство.

 

Вопрос о престолонаследии.

Решить вопрос о престолонаследии оказалось возможным только тогда, когда подросла дочь Екатерины Ивановны от ее неудачного брака с герцогом мекленбургским, принцесса Анна Леопольдовна. Бирон, в то время уже герцог курляндский, очень хотел выдать ее за своего старшего сына Петра но даже его могущество разбилось о противодействие кабинет министров-Волынского и Остермана.

Первому Бирон позднеё припомнил это. Справиться с Остерманом или отомстить ему не  хватило силы и у Бирона. Пришлось действовать вошедшим уже в обычай порядком и искать полунемке Анне Леопольдовне немецкого жениха. Остановились на герцоге Антоне-Ульрихе Браун швейгском.

В 1740 году, за три месяца до смерти Анны Ивановны, у Анны Леопольдовны родился сын, которого императрица coглaсно  но закону Петра I назначила наследником. 17 октября грудной ребенок был возведен на престол под именем императора Иоанна III (считая с Ивана Грозного, как первого царя); в нашей историографии этот несчастный ребенок более известен под именем Ивана VI или Ивана Антоновича.

 

Перевороты 1740 и 1741 гг.

В своем завещании Анна Ивановна минуя родителей маленького императора, назначила регентом империи до совершеннолетия Ивана своего любимца Бирона, предмет ненависти не только всех русских, но и родителей императорам и Остермана, и Миниха. Больше всего Бирон боялся русской гвардии и даже собирался разредить ее дворянский состав, переведя в гвардейские полки армейских офицеров и солдат недворянского происхождения, но не успел этого сделать.

В гвардейских полках шел ропот против регента. Организацию заговора взял в свои руки Миних. В ночь на 8 ноября Бирон был свергнут и сослан в Целым. Регентшей была провозглашена Анна Леопольдовна,а фактическая власть и влияние сосредоточились в руках двух соперников—Миниха и Остермана. На какую-то долю власти претендовал и отец императора Антон-Ульрих. Наступил период борьбы Миниха с принцем, за которым стоял поддерживавший его Остерман.

Миниху пришлось удалиться от дел. Теперь фактическом власть была в руках Остермана. Командующий всеми войсками Антон-Ульрих был только игрушкой в его руках. Но вражда и раскол между немцами были ясны. Положение их слабело.

В дворянских кругах столицы и в гвардии все чаще вспоминали о «государыне цесаревне» Елизавете Петровне.Попытки вовлечь Россию в военную авантюру со стороны саксонского посланника графа Динара, пользовавшегося благосклонностью правительницы, окончательно оттолкнули гвардию.

Очередной переворот, организованный гвардией, произведен был в ночь на 25 ноября 1741 г. Дочь Петра Елизавета сделалась самодержавной императрицей.