Главная История Азии. История Закавказье. Присоединения Северного Кавказа и Грузии к Русскому государству.

postheadericon Присоединения Северного Кавказа и Грузии к Русскому государству.

Присоединения Северного Кавказа и Грузии к Русскому государству.

Северный Кавказ.

Присоединение Астрахани и утверждение на Каспийском море привело Москву в непосредственное соприкосновение с народами северного Кавказа. Здесь, в западной части предкавказских степей, московское правительство натолкнулось на сопротивление ногаев, вошедших в сферу крымско-турецкого влияния.

На побережье Каспийского моря враждебную позицию в отношении Москвы заняли таркский шамхал (титул местного князя) и другие мелкие кумыкские правители, которые вступили в связь с Турцией. Зато продолжали укрепляться московско-кабардинские отношения.

Кабарда видела в Москве опору в борьбе с ногаями и с прикаспийскими ханствами, а Москва в лице кабардинских князей получила опору своей политике на Кавказе и связующее звено с важнейшими центрами Кавказа в Грузии. Тесные связи установились о северными областями Грузии—Кахетией и Имеретией.

Присоединения Северного Кавказа и Грузии к Русскому государству.

Кахетия и Имеретин.

С XV в. Грузия переживала состояние полнейшего феодального раздробления: она была разбита на пять основных политических образований, совершенно независимых "одно от другого,—Картлия (Карталиния), Кахетия, Имеретия, Мегрелия (в русских текстах Дадианская земля, по титулу местных владетелей, князей Дадиани) и Месхетия, образовавшая атабекство Самцхийское. На западе сюда примыкали княжества (мтаварства) Гурия, Сванетия и Абхазия. При этом только в западной Грузии известное объединение устанавливалось признанием вассальной зависимости от Имеретии остальных княжеств. Элементом связи между отдельными грузинскими землями было также существование общегрузинского религиозного центра—Мцхета, столицы общегрузинского католикоса.

К концу XVI в. более благоприятные экономические условия сложились на севере—в Кахетии и Имеретии, которые вначале сравнительно меньше терпели от набегов персов («кизилбашей», т. е. по-турецки «красноголовых») и турок. Источники отмечают значительное развитие сельского хозяйства, относительную густоту населения и наличие ряда городов с ремесленным населением и торговыми связями. В Кахетии устанавливалась и более сильная политическая власть. Большое значение имели довольно устойчивые связи между правителями Кахетии и Имеретии, неоднократно скреплявшиеся брачными союзами

Турецкая и персидская политика в Закавказье.

Картлия, атабекство Самцхийское и Мегрелия уже в XVI в. испытали многочисленные набеги кизилбашей и турок и с середины XVI в. превратились в театр военных действий между ними. Турция старалась пробиться через южные грузинские земли в Азербайджан, чтобы укрепиться на Каспийском море и в частности захватить в свои руки портовые пути из Московского государства в Азию. За XVI в. произошло 14 вторжений турецких войск в южные земли Грузии и Азербайджана.

Особенно тяжело отозвалось турецкое владычество. С утверждением турецкой власти в Малой Азии в XVI в. сферы влияния на Кавказе разделились: Турция получила западную Грузию—Имеретию, Мегрелию, атабекство Самцхийское, Гурию, Абхазию, а персидский шах—Картлию и Кахетию.

В своих владениях Турция проводила колонизацию земель тюркским населением, применяя систему массовых избиений или увода в глубь турецких владений местного населения.Значительно более слабое шахское правительство поддерживало местных феодалов, укрепляло их привилегии, подстрекая их на борьбу против усиления власти местных царей.

Дворцовые заговоры заполняют значительную часть политической истории Картлии XVI—XVII вв. Уже в XV в. особенно выделяются четыре фамилии «сардалов», стоявших во главе четырех военных округов, на которые была разделена Картлия в 1512 г.

Общее положение на Кавказе значительно обострилось в конце XVI и в начале XVII в. в связи с расширением турецкой агрессии. Шахское государство в это время переживало тяжелый политический кризис в двойной борьбе—с турками на западе и узбеками на востоке. Завоевательная деятельность султана Мюрада III завершилась в 1590 г. признанием со стороны шаха власти Турции на всем Закавказье.

К этому времени относится и упрочение влияния Турции на крайнем северо-востоке среди горцев восточной части северного Кавказа—лезгин, ингушей—и в Таркском шамхалате. Турки пытались использовать эти племена в борьбе с грузинским населением Кахетии и Имеретии, которое оказывало упорное сопротивление турецкой агрессии.

Обращение к Москве о подданстве.

В этих условиях произошло восстановление связи грузинских земель с Москвой и были сделаны первые попытки Грузии спасти свое национальное существование путем присоединения к Русскому государству. Ужо в конце XVI в. кахетинский царь Александр (1574—1604 гг.) признал суверенитет Московского государства (1587 г.). Прочное развитие сношения с Грузией получили с начала XVIIв.,при кахетинском царе Теймуразе (1605—1663 гг. с перерывами): в борьбе с Персией Кахетия в 1639 г. присягнула на верность Москве. Имеретинский царь Александр, зять Теймураза, в 1650 г. также принял москов¬ское подданство. В XVII в. эти связи еще не могли упрочиться, но уже создавались и экономические и политические предпосылки для их реализации в XVIII—XIX вв.

 

Восстановление власти Персии.

Объединению национальных сил мешала феодальная раздробленность. Соперничество отдельных грузинских владетелей толкнуло мегрельских князей в сторону Турции, а картлийские правители теснее связались с Персией. Свою политическую зависимость картлийские и мегрельские правители иногда вынуждены были оформлять официальным принятием ислама.

С 1603 г. шах Аббас I (1587—1628 гг.) возобновил борьбу с Турцией и восстановил разделение сфер господства в западной и восточной Грузии. Победа персов сопровождалась в 1614 г. страшным разгромом Кахетии и выводом значительного числа жителей в Иран. Картлийские правители использовали это положение, чтобы завладеть смежной Кахетией, откуда они рзгнали Теймураза и пытались завладеть союзной с Теймуразом Имеретией.

Ко второй половине XVII в. отмечается значительный внутренний упадок Кахетии, бегство населения и переселение на земли Кахетии чуждого туркменского населения. Это переселение, сопровождалось превращением богатых кахетинских полей в пастбища.

Но картлийским царям не удалось укрепить свою власть и рас-пространить господство на другие грузинские эемли. Шахское правительство менее всего хотело усиления грузинских царей и было заинтересовано в дальнейшем сохранении политического раздробления Грузии.

Кахетинские феодалы, спасая свое положение, пошли на признание персидской власти. Сам царь Теймураз попытался договориться с шахом, но погиб у него в темнице. Со второй половины XVII в. правители Кахетии стали поддерживать тесную связь с шахским двором. Правители Картлии и Кахетии нередко получали воспитание при шахском дворе, обращались в ислам и даже выступали официально под новыми мусульманскими именами.

Товарищ Сталин о положении Грузии. Положение Грузии ярко охарактеризовано товарищем Сталиным: «Грузины дореформенных времен... разбитые на целый ряд оторванных друг от друга княжеств, не могли жить общей экономической жизнью, веками вели между собой войны и разоряли друг друга, натравливая друг на друга персов и турок. Эфемерное и случайное объединение княжеств, которое иногда удавалось провести какому-нибудь удачнику-царю, в лучшем случае захватывало лишь поверхностно- административную сферу, быстро разбиваясь о капризы князей и равнодушие крестьян» .

 

Азербайджан в XVII в.

К началу XVII в. территория Азербайджана и прилегавшие земли Армении были разбиты на несколько владений: ханства Нахичеванское и Талышское на юге; иранские наместничества (беглербегства) Ереванское и Шемахинское; к концу XVII в. выделилось еще

Кубинское ханство на северо- востоке. Внутренняя борьба ханств осложнялась феодальными усобицами между ними и грузинскими правителями, которые раздувало шахское правительство в целях взаимного ослабления грузинских феодалов. Особенно широко шекинские и кубинские правители были использованы в борьбе с Кахетией.

Однако в северных ханствах Азербайджана, как и в Грузии, уже в XVII в. создалось определенное тяготение к Москве. К первым десятилетиям XVII в. относятся обращения в Москву таркского шамхала, чувствовавшего себя особенно непрочно после вытеснения Турции из восточного Закавказья.

В 1638 г. голштинский посол Бругеман представил московскому правительству специальный проект присоединения прикаспийских эемель к Русскому государству. Персидский поход Петра I поставил этот вопрос практически в порядок дня.

 

Похожие материалы