Главная История Европы. История России. Династия Рoмановых Восстание в Москве и других городах в 1648 г. или Соляной бунт.

postheadericon Восстание в Москве и других городах в 1648 г. или Соляной бунт.

Восстание в Москве и других городах в 1648 г. или Соляной бунт.

Восстаете в Москве и других городах в 1648 г.Москва, по данным перепиеной книги 1638 г., насчитывала около 25 тыс. дворов. Из них 4 500—5 000 дворов принадлежали беломестцам (2 500—3 000 дворов—боярам и дворянам, 1 000 дворов—церкви, до 1 500 дворов—дьякам и подьячим 250—300 дворов—гостям и торговым людям гостиной и суконной сотен), около 9 тыс. дворов—посадскому населению черных, казенных, дворцовых и монастырских слобод и около 11 тыс. дворов—военным слободам, частично примыкавшим к социальной оппозиции посадских.

Вне общего учета остается многочисленная посадская беднота, состоявшая из разных ярыжек, вольных гулящих людей, захребетников, живших по чужим дворам, наконец, огромная «дворня» на дворах московского боярства; например, у князя Черкасского числилось 533 чел. дворни, у Никиты Ивановича Романова—486, у Морозова—3132.

Брожение в Москве значительно обострилось уже к маю 1648 г. 1 июня 1648 г., когда царь Алексей возвращался в Москву из поездки на богомолье в Троице-Сергиевскую лавру, народная масса остановила его на улице и пыталась вручить ему челобитную с жалобами на притеснения. Толпу стали разгонять. Это вызвало взрыв гнева. Когда «простолюдинов стали бить кнутами,—рассказывает современник швед,—они начали бросать каменья и попали во многих знатных бояр; 15 или 16 простолюдинов, которые последовали с прошением в Кремль, были брошены в башню».

На следующий день на сторону восставших открыто встали стрельцы. 2 июня народные массы появились в самом Кремле. Народ потребовал выдачи Леонтия Плещеева, ведавшего управлением Москвы и полицейской службой, инициатора соляного налога Назария Чистого и, наконец, руководителей всей политики—боярина Морозова и его шурина Траханиотова. Одновременно «пошли  всякие люди... и учали разбивать дворы боярские, двор боярина Б. И. Морозова, да окольничего Петра Траханиотова, да Назарьев двор Чистого, и самого его на дворе убили и животы его разграбили, и гостя Василия Шорина грабили, а сам Насилий едва ушел...» Восстание было направлено против администрации и против гостей и верхов московского посада.

Китай-город и значительная часть Белого города были охвачены пожаром.Царь сам вышел к народу и обещал произвести расследование и наказать виновных. Для охраны Кремля были стянуты войска иноземного строя. Чувствуя слабость, правительство пошло на уступки и выдало на народную расправу Плещеева. В то же время царь обещал ототранить от управления и сослать Морозова и Траханиотова.

Опасаясь судьбы Плещеева, Траханиотов бежал из Москвы, но был пойман и 5 июня также подвергся народной расправе.После этого движение в Москве несколько затихло. Дворянско-бюргерокая оппозиция, испуганная массовым движением, спешила договориться о правительством. 11 июня Морозов был срочно отправлен в Белозерский монастырь, чтобы хотя несколько успокоить недовольных и в то же время сохранить его жизнь.

Вслед за этим 12 июня царь специальным указом «отложил» взыскание недоимок и правеж, а 16 июля, выполняя требование дворянства и торговых людей, по их челобитной, поданной 10 июня, объявил о созыве к 1 сентября Земского собора.

Путем подкупа правительству удалось отвлечь от восстания военную силу—стрельцов. «А стрельцов - и всяких служилых людей,—сообщает современное описание,—государь, царь пожа-ловал, велел им свое государево жалование давать денежное и хлебное вдвое».

К концу августа правительство, расправившись с главарями Июньского восстания, добилось успокоения в Москве. К власти были возвращены лица, действовавшие, в конце предшествующего царствования, царские родственники во главе с Никитой Ивановичем Романовым и князем Яковом Черкасским, принадлежавшими к враждебной Морозову боярской группировке и им устраненными от власти.

Из прежнего окружения при царе остались Милославский и Стрешнев. На общем направлении политики эти перемены, однако, не отразились. 22 октября Морозов уже вернулся в Москву и, отстранив своих конкурентов, снова взял власть в свои руки.Восстания в городах. Волна восстаний охватила в эти годы целый ряд городов Русского государства, причем обычно внешним толчком к началу движения было известие о московском восстании.

В южных городах жизнь посада развивалась медленно; местное посадское население здесь еще было ничтожно. Из городов, захваченных восстанием в 1648 г., Козлов имел всего 11 посадских дворов, Курок только 12. Поэтому торговая и промысловая деятельность оказывалась одооь, о одной стороны, в руках поселенных военных людей, служилых людей «по прибору»—полковых и кормовых казаков, стрельцов, казенных кузнецов и пр., а с другой—в руках мелких уездных землевладельцев и их оброчных крестьянских слобод, лепившихся возле этих городов. Некоторую роль играло еще приезжее центральное купечество, гости и люди московских сотен, открывающие свои лавки в южных посадах.

В результате в Козлове главными «заводчиками» восстания были стрельцы и полковые казаки; но между ними попадаются и дети боярские и крепостные крестьяне, торговавшие на посаде; пострадавшие принадлежали к торгующей служилой группе. В Курске поводом для восстания послужило принудительное обращение монастырских крестьян в стрельцов.

Торговые города севера (Устюг Великий, Вологда, Соликамск, Сольвычегодск и др.) характеризуются более ранним развитием крупной торговой деятельности. Они выросли на базе широкой внешней торговли: с Западом—через Архангельск и с Востоком— через Сибирь. Торговые предприятия сосредоточивались в руках зажиточной части посада, которая в Устюге Великом из общего числа 223 лавок и амбаров, числившихся за ней на 1640 г., приобрела за период с 1621 по 1640 г. только по закладным от разоренной части посадских 69 лавок.

В этих городах особенно резко проявилась борьба плебейской массы против городских верхов, действовавших заодно с администрацией. В Великом Устюге ненависть восставших направилась на воеводу; подьячих, земских судей и на членов земской избы.

В числе восставших указываются поименно мелкие ремесленники—кузнец, мясник, шапочник и т. д., местные стрельцы и, наконец, монастырский дьячок.

Земский собор 1648/49 г.

Члены Земского собора съехались к 1 сентября. Из 316 подписей под «Соборным уложением» 14 принадлежат представителям высшего духовенства, 40—боярам и высшим чинам, 153—провинциальным дворянам, 94—торговым и посадским людям (в том числе 80% из провинции), 15—стрельцам. В среде дворян и посадских людей на этот раз решительно преобладали представители провинции.Правительство усиленно готовилось к Земскому собору. Еще в июле «приказ» князя Одоевского приступил к разработке проекта «Уложения», утверждение которого явилось основным содержанием работы Земского собора.

К вопросу об учреждении суда по «государевой уложенной судебной книге» неоднократно возвращались дворянские челобитные. В разработке «Уложения» приняли активное участие и заинтересованные члены собора.В основу «Уложения» была положена практика московских приказов—«статьи», которые «пристойны к государевым и земским делам».

Вторым важнейшим источником «Уложения» 1649 г. был «Литовский статут» 1588 г., свод развернутого крепостнического права великого княжества Литовского.В массах продолжали господствовать неспокойные настроения. Савинка Корепии, закладчик боярина Романова, говорил 17 января 1649 г. «непригожие речи»: «от того де промыслу (т. е. от политики Морозова и Милославского) ходить нам по колени в крови, а боярам де Борису Ивановичу Морозову да Ильи Даниловичу Милославскому быть побитыми каменьями».

И далее: «Государь де молодой глуп, а глядит до всо изо рта у бояр, у Б. И. Морозова, да у И. Д. Милославского, они де всем владеют, и сам он де государь то все ведает и знает да молчит, чорт де у него ум отнял».

Восстания в Новгороде и Пскове.

В посадских народных массах волнения продолжались и после издания «Уложения». Последним отзвуком городских восстаний 1648 г. были волнения в Новгороде и Пскове в 1650 г.В Новгороде и Пскове наблюдалось значительное расслоение на посаде и обостренная борьба рядовой торгово-ремесленной массы с «лучшими людьми», которая обострилась в 1648 г., когда «молодшие и средние люди» выбрали на Земский собор своего кандидата Никифора Клеткова, против новгородского гостя Стоянова. Острый конфликт развернулся в Новгороде к началу 1650 г. в связи со скупкой в Новгороде хлеба для сдачи Швеции по договору. Это вызвало значительное вздорожание хлеба, угрожавшее голодом бедноте. Восстание в Новгороде продолжалось с февраля по апрель. Новгородский воевода бежал, новгородские богатые купцы, в частности упомянутый выше Стоянов, были разгромлены, организовано было посадское правление, во главе которого стал митрополичий сын боярский Иван Жеглов. Активной силой в движении были стрельцы.

Еще острее развернулась борьба в Пскове, где она тянулась с конца марта до августа. И здесь был арестован ревода; во главе земской избы оказался хлебник Гаврила Демидов, активно действовал мирской сход, отголосок былого веча, собираемый по звону «всполошного колокола».

Свои требования Псков выставил в челобитной в Москву в мае 1650 г. Между Новгородом и Псковом установилась непосредственная связь. Восстание было подавлено военной силой под начальством князя Хованского.Общая обстановка в Новгороде и Пскове коренным образом изменилась. Правительство успело за это время сплотить силы феодального лагеря и укрепить свое положение. Дворянство, посадские «лучшие люди», церковь и боярство единым фронтом выступали против народных масс. В осуществлений этого единства решающую роль сыграло «Уложение» 1649 г.