Главная История Европы. История России. Смутное время Лжедимитрий I—ставленник поляков

postheadericon Лжедимитрий I—ставленник поляков

Лжедимитрий I—ставленник поляков.


 Лжедмитрий Сигизмунд III и Москва. Избранный на престол Речи Посполитой шведский королевич Сигизмунд Ваза должен был временно отказаться от всяких агрессивных планов в отношении Русского государства. Все внимание польско-литовского правительства было сосредоточено на удержании Сигизмундом шведского престола и Балтийского моря, имевшего для шляхетской торговли первостепенное значение.

Сигизмунд III опасался сближения Швеции с Москвой и потому стремился установить с Годуновым дружественные по внешности отношения. Посольство литовского канцлера Льва Сапеги (1600 г.) было отправлено в Москву для заключения политической унии между обоими государствами. Речи Посполитой было необходимо договориться с Москвой и, втянув ее в орбиту своей политики против Турции и Швеции, лишить московское правительство возможности самостоятельных политических действий.

 

Посольство Льва Сапеги предлагало Борису Годунову:

1) заключить вечный мир между обоими государствами;

2) иметь одних врагов и друзей;

3) не заключать никаких союзов и соглашений к вреду одного из государств;

4) защищать друг друга в случае нападения третьей стороны;

5) земли, отнятые у врага общими силами, принадлежат тому, кто раньше владел ими;

6) вновь завоеванные земли должны быть разделены между обеими сторонами;

7) польский король избирается по совету с государем московским;

 

в случае бездетной смерти Сигизмунда III Польша и Литва имеют право избрать на престол государя московского, который, утвердив права и вольности их, должен жить но очереди два года в Польше и Литве и год в Москве. Если умрет государь московский и у него не останется сына, Сигизмунд становится государем московским.

Проект унии предусматривал предоставлении права владения землей в обоих государствах, выдачу беглых, право свободного выезда из Русского государства в Польско- Литовское и обратно, а также право заключения браков между гражданами обоих государств; сохранял свободу совести и право свободного отправления богослужения для обоих вероисповеданий.

Между обоими государствами устанавливалась свобода торговли, вводилась единая монета. Граница обоих государств должна охраняться обеими сторонами. Этот проект унии был отражением той польско-литовской политики, которую правительство Речи Посполитой наметило к осуществлению.

Борис Годунов и бояре отклонили предложенный Сапегой проект унии. Приходилось только ограничиться заключением перемирия. Через три года в связи с появлением в Польше самозванца (Лжедимитрия I) перемирие было фактически нарушено литовско-польским правительством.

Крестьянское движение в Северской украйне.

К концу царствования Годунова началось движение городских низов и крестьянства на Северской и Польской украйне, т. е. в пограничных с Польшей областях. К движению примкнуло донское казачество. Движение имело противо феодальный характер.

На Северской украйне скопилось много беглого люда, спасавшегося от феодальной эксплоатации и убегавшего от голода. Московские феодалы называли их «ворами», но «все эти воры,—по справедливому замечанию Забелина,—были созданы воровством владельцев, а сами по себе сначала новее не были ворами». Таких «воров» скопилось в голодные) годы больше 20 тыс. человек, не считая женщин и детей.

Все они ждали благоприятного момента для того, чтобы отомстить своим угнетателям. Сенерскан украйна восстала против феодального государства и ого представителя, царя Бориса Годунова.

 

Появление Лжедимитрия I.

Слухи о появлении «истинного царевича», будто бы спасшегося от смерти, стали рано распространяться в Москве. Русское происхождении самозванца можно в настоящее время считать докапанным. Вопрос о личности самозванца вызывал немало спором. Карамзин и Соловьев примыкали к официальной версии, объявившей его беглым московским человеком Григорием Отрепьевым, дьяконом Чудова монастыря, бежавшим за границу.

Сначала он служил у князя Константина Острожского, потом был в школе в местечке Гоще, где научился владеть «конем и мечом», наконец, поступил на службу к князю Адаму Вишневецкому. Адам Вишнепецкий был богатейшим паном, владения которого на лоном берегу Днепра соприкасались с границами Московского государства, где происходили частые военные столкновения. Этому Вишневецкому Лжедимитрий рассказал о своем происхождении и последовавшем будто бы спасении от руки убийц, подосланных Годуновым. Вишневецкий познакомил Лжедимитрия со своим тестем, разорившимся сандомирским воеводой Юрием Мнишком, который решил использовать спасшегося царевича для своих корыстных целей.

Сигизмунд III и часть польской знати всячески поддерживали авантюру Лжедимитрия I, которым было решено воспользоваться в интересах Польско-Литовского государства, поскольку шляхетская Речь Посполитая отказывалась в данный момент от открытой интервенции и боялась войны. Лжедимитрий I по договору обещал Сигизмунду III вернуть обратно Смоленск и Северскую землю, заключить с ним союз против Швеции и направить против нее свои войска. Также была обещана свобода религиозной пропаганды.

Таким образом, Польско-Литовское государство рассчитывало без «большой» войны реализовать планы Батория.Вокруг самозванца собралось в надежде на богатую добычу и на захват земель до тысячи всяких больших и малых авантюристов. Разорившийся и очутившийся в неоплатном долгу сандомирский воевода Юрий Мнишек сумел пристроиться при самозванце, дав согласие на брак последнего со своей дочерью Мариной.

Сам Сигизмунд III одобрил этот брак из соображений политического характера.Большое участие в деле самозванца принимал и литовский канцлер Лев Сапёга, богатейший землевладелец в Литве, Жмуди и Белоруссии.

Предки Сапеги владели землями в Смоленской земле, и он был лично заинтересован в захвате Смоленщины. За Сапегой тянулись крупные и мелкие шляхтичи в надежде на получение новых земель в русских областях.

Католическая церковь в лице папского нунция Рангони была готова поддержать полезного ей человека. Самозванец тайно перешел в католичество и надавал окружавшим его иезуитам много обещаний относительно соединения церквей. Папство становилось на сторону самозванца и было готово поддержать его авантюру.

Польские сенаторы советовали Сигизмунду III использовать «князя» для блага Польши, но требовали от него большой осторожности в этом деле, так как неизвестно было, чем окончится все это тонко задуманное предприятие. Во всяком случае король обещал денежную помощь и негласно разрешил набирать войско для похода на Москву.Так польское правительство подготовило выступление самозванца против Москвы.

Поход Лжедимитрия I.

Отряд Лжедимитрия составился на первых порах из польской и литовской шляхты и украинского казачества, к которым примкнуло около 2 тыс. донских казаков. В октябре 1604 г. Лжедимитрий вступил в пределы Московского государства, в города Северской украйны. Главное войско Лжедимитрия, выйдя из Киева, направилось вверх по правому берегу реки Десны, предполагая этой дорогой выйти к верховьям Оки, а оттуда на Москву.

Казачество по «крымским дорогам» направилось на север, намереваясь соединиться с Лжедимитрием I около Орла или Кром и оттуда вместе наступать на Москву через Калугу или Тулу. Лжедимитрий захватил Моравск, Чернигов, но задержался у Новгорода-Северского, где встретился с московскими воеводами, закрывавшими ему дорогу на север.

Зато несколько восточнее от расположения его армии—Путивль, Рыльск, Севск, Комарицкая волость, Кромы, Белгород и Царев-Борисов—признали его власть. Воеводы изменяли своей родине и сдавали города без боя. Под Новгородом-Северским князь Мстиславский был разбит, хотя у него было в три раза больше войска, чем у Лжедимитрия.

Однако Новгород-Северский не сдался, и Лжедимитрий был вынужден прекратить осаду города. 21 января 1605 г. он потерпел решительное поражение под Добрыничами и должен был отступить к Путивлю и укрыться за его стенами. Здесь самозванец узнал о переходе на его сторону Оскола, Воронежа, Ельца, Ливан.

Вся Северская украйна восстала.

Правительственные войска должны были отойти на север к крепости Кромам, уже захваченной казаками. Кромы имели большое стратегическое значение, так как здесь находился узел всех дорог, сходившихся из охваченного восстанием района. Осадив Кромы, воеводы Годунова загородили дорогу казакам на север. Осада Кром окончилась неудачей.Донской атаман Корела сумел отбить все атаки правительственных войск.