postheadericon Избранная рада

«Избранная рада». 

 Izbrannaya radaСоциальная опасность, наглядно проявившаяся в событиях 1547 г., заставила отдельные группы феодалов пойти на соглашение. Вскоре после событий 1547 г. во главе правительства царь поставил человека сравнительно незнатного, думного дворянина Алексея Федоровича Адашева.

«До того времени,— писал Иван IV впоследствии,—бывшу сему собаке Алексею в нашего  царствия дворе и юности нашей, не вем, каким обычаем водворившуюся  нам же такие измены от вельмож наших видевше, и тако, взяв сего от гноища, и учиних с вельможами,чающего от него прямые службы».

Возвышению Адашева способствовал очень влиятельный в то время во дворце священник придворного Благовещенного собора (в Кремле) Сильвестр, который сумел всецело подчинить себе молодого царя, приблизившего его к себе "совета ради духовного". Пользуясь своим влиянием на царя как духовный  руководитель, этот временщик стал вмешиваться в политику   и  распоряжался делами государственного и церковного управления.

Его враги уверяли, что он «владеше обема властьми и святительскими и царскими, яко же царь и святитель, токмо имени и ибраза и седалища не имаше святительского и царского, не поповское имеяше, но токмо чтим добре всеми и владеяше всем со своими  советники».

Умный и ловкий, привлекательный в личном  общении, трезвый делец, Адашев в течение 50-х годов руководил  политикой и одновременно возглавлял ведомство казначеев, т. е. объединял в своих руках две важнейшие отрасли государственного управления. Вокруг Сильвестра и Адашева сплотилась влиятельная и сильная партия—их «советники», как выражается царь Иван. Они образовали тот кружок, известный под названием «избранной рады», который взял в свои руки управление.

В «избранную раду» вошли и некоторые из крупных бояр, которые признавали необходимость пойти на известные уступки дворянству, в том числе князь А. М. Курбский. «Избранная рада» пользовалась таким влиянием, что царь не мог, по словам Курбского, «без их совету ничего устроити или мыслити».

Иван IV обвинил впоследствии Сильвестра и Адашева в том, что они совершенно устранили его от власти и обо всем совещались со своими «советниками» тайно от него. Перед «избранной радой» стояли две очередные задачи: укрепление центральной власти и осуществление реформ, требуемых дворянством. Для этого была сделана неосуществимая попытка объединить весь класс феодалов и сплотить его ввиду опасности, грозившей от народных масс.

27 февраля 1549 г. был созван собор (собрание), известный в литературе под названием «собора примирения», состоявший из высшего духовенства («освященный собор») и высших разрядов светских феодалов. Царь обратился с речью к боярам и, перечислив все их вины, предложил к определенному сроку докончить миром все иски, которые возбуждены против них как кормленщиков. В заключение он объявил им общую амнистию.

Такую же речь царь повторил и перед знатью второго разряда—воеводами, детьми боярскими, дворянами. На том же соборе Иван IV «благословился» у митрополита приступить к составлению судебника; тогда же были обобщены и утверждены иммунитеты детей боярских в области суда.

Через два года, в феврале 1551 г., был созван церковный собор, получивший название «Стоглавого», потому что постановления его были изложены в 100 главах (в книге «Стоглав»). Кроме духовенства, на нем присутствовали и светские феодалы—бояре и дворяне. На Стоглавом соборе были утверждены новый судебник и образцовая уставная грамота, устанавливавшая порядок управления областями; обсуждался также вопрос о ряде реформ как в области церковной, так и государственной.

Таково было начало реформ 50-х годов, которые охватили все стороны социальной и государственной жизни. Реформы эти были произведены в интересах дворянства—основной социальной опоры Ивана IV.

Судебная реформа.

Среди реформ 50-х годов на первом месте стоит реформа суда. Еще в малолетство Ивана IV была проведена очень важная губная реформа (от слова «губа»—уезд), вызванная жалобами на недостаточно энергичную борьбу с разбоями наместников-кормленщиков, более заинтересованных в получении судебных доходов, чем в прекращении преступлений. Для ловли разбойников, под которыми разумелись и восстававшие крестьяне, была создана особая должность губного старосты.

Жители уезда—служилые землевладельцы (бояре, дети боярские, дворяне), духовные лица и черные и дворцовые крестьяне (в лице своих сотских)—должны были съезжаться и выбирать губного старосту из местных дворян и детей боярских. В помощь губному старосте крестьяне выбирали губных целовальников. У губного старосты была канцелярия—губная изба; делопроизводство вел выборный губной дьяк.

Губные старосты должны были ловить разбойников, производить следствие и казнить виновных. Наместники уже не вмешивались в разбойные дела и только получали полагавшиеся им судебные пошлины. Это был первый шаг к замене суда кормленщиков судом государственным. Первые известные нам губные грамоты были выданы в 1539 г. Губные грамоты помимо того, что обеспечивали возможность более решительной борьбы с разбоями, устраняли от этого дела боярство и давали в руки дворянства громадную власть в уезде. Губная реформа давала помещикам возможность подавлять всякую попытку борьбы со стороны эксплоатируемого ими крестьянства.В 1549 г. был издан указ, еще больше ограничивающий суд кормленщиков и подчеркивающий дворянскую политику правительства.

Согласно этому указу все дети боярские с их землями были изъяты из-под суда наместников и подчинены суду центральных судебных учреждений. Указ 1549 г. ограждал мелких землевладельцев от произвола кормленщиков, а с другой стороны, закреплял за ними судебную власть над населением их поместий.

Наконец, было выполнено требование И. С. Пересветова о пересмотре «Судебника». В июне 1550 г. был издан новый, так называемый «Царский судебник», заменивший недостаточно полный «Судебник» Ивана III. Новый «Судебник» был значительно дополнен и состоял из 100 статей вместо прежних 68 статей. В нем было уделено очень много внимания вопросу о наказаниях за взяточничество и другие злоупотребления на суде, на которые поступало очень много жалоб в малолетство Ивана IV. Этим вопросам посвящены 15 статей (3—8, 11, 32—34, 44, 47, 54, 66, 74) против 3 статей в «Судебнике» 1497 г. Далее, ряд статей был посвящен вопросу об ответственности наместников и о контроле над их судом со сто¬роны представителей населения. На суде обязательно присутствовали представители местного населения—дворский, старосты и целовальники (т. е. присяжные; «целовать крест» значило при¬сягать); выборные старосты вводились там, где их еще не было. Устанавливался порядок подачи жалоб на наместников. Подтверждалась передача разбойных дел в ведение губных старост. Таким образом, «Судебник» сделал большой шаг к дальнейшему ограничению произвола кормленщиков и к организации суда государственного. Он отменил ряд боярских привилегий.