Главная История Европы. История России. Московское государство Феодальное объединение Московского княжества

postheadericon Феодальное объединение Московского княжества

Феодальное объединение Московского княжества.


Положение великого княжества Московского в середине ХVв. К cерединe XV и, Московское   великое княжество занимало очень выгодное политико-географическое  положение по отношению к еще  сохранявшим свою политическую  независимость русским землям, входившим раньше в систему великого княжества Владимирского, Московская территория было  сконцентрирована вокруг одного политического центра;  остальные не входившие в состав Московского  княжества русские земли были разобщены между собой и частично окружены  московскими   владениями. Тверское великое княжество было окружено московскими владениями с трех, сторон, В области верхней Волги лежали небольшие остатки Ярославского и Ростовского княжеств. За рекой Окой, также окруженные с трех сторон московскими владениями, лишали земли  великого  княжества  Рязанского.  Только две феодальные республики еще сохраняли  в середине XV и, свою основную территорию:  Псков  и Новгород,

Феодальное объединение Московского княжестваНа заключительном этапе борьбы с остатками  феодальной раздробленности на стороне  Московского великого княжества оказался решительный перевес материальных сил, выгодное геогра-фическое расположение его владений и благоприятные для завершения процесса объединения экономические и политические условия. Между отдельными русскими землями все больше усиливались экономические связи, а опасность на внешней границе требовала дальнейшего объединения всех русских сил для борьбы с внешним противником: с немцами на северо-западе, с Литвой и Польшей—на западе, с Казанским татарским ханством—на востоке, с Большой ордой (остатками Золотой Орды) и Крымом— на юге.
В 1463 г. ярославский князь Александр Федорович, бывший вассал великого князя Василия Васильевича Темного, уступил свои владения Ивану III.

В 1474 г. ростовский князь Иван Иванович Долгий с детьми продал Ивану III оставшуюся половину своего княжества.


Присоединение Новгородских земель.

Яжелбицкий мир 1456 г. нанес сильный удар новгородской самостоятельности. Иван III в своих сношениях с Новгородом развивал мысль, что Новгород является такой же его «отчиною», как и остальные русские земли. Усиление непосредственной угрозы для новгородской самостоятельности очень обострило внутренние отношения в Новгороде и вызвало борьбу двух группировок, одна из которых искала союзников в Литве и Польше для противодействия московскому наступлению на Новгородские земли.

На стороне этой литовской  группировки была часть крупного новгородского боярства. Во главе его стояла вдова посадника Марфа Борецкая с сыновьями Новгородское боярство, обладавшее большими земельными владениями, боялось потерять политическую самостоятельность, так как вместе с ней опасалось потерять и свои земли. Hа стороне соглашения с Литвой стояла также часть крупного новгородского купечества, видевшего в Москве конкурента для новгородской торговли в Прибалтике. Поэтому вопросы об отношениях к Москве и Литве вызвали- бурные вечевые собрания.

По словам московского летописца, бояре, сторонники литовской помощи, кричали-: «Не хотим за великого князя московского, ни зватися отчиною его; вольные есьмы люди Великий Новгород, а московский князь великий многие обиды и неправду над нами чинит. Но хотим за короля польского и великого князя литовского Казимира».


В конце 1470 или в начале 1471 г. Новгород заключил договор с великим князем литовским и польским королем Казимиром IV, по которому король обязывался «всести на конь за Великий Новгород». Новгородцы со своей стороны обязывались платить «черный бор» королю по старым договорам. Таким образом, они признавали вассальное подчинение Новгорода Казимиру IV,
Подчинение Новгорода Литве и Польше вызвало противодействие  в самом Новгороде. Против боярской политики, стремившейся опереться на Литву и Польшу, выступили массы Новгород-ского ремесленно-торгового населения. Против союза с польским королем и литовским великим князем стала также новгородская церковь, опасавшаяся католического влияния. Внутренняя борьба в  Новгороде  еще усилилась, когда в Новгород прибыл литовский князь Михаил Олелькович (из рода литовских князей Ольгердовичей)
Иван III, осведомленный о внутреннем положении в Новгороде, стал готовиться к походу. Весной 1471 г. Иван III собрал совещание, на котором присутствовали высшие иерархи церкви, братья великого князя, вассальные князья, бояре, воеводы и «вой».

Под последними, очевидно, разумелись великокняжеские дворяне и дети боярские. Это было первое расширенное совещание и участием представителей всех основных групп господствующего  феодального класса. На нем был обсужден план новгородского похода, причем было решено двигаться немедленно, не ожидая наступления морозов, когда замерзали новгородские болота.


Засуха итого года, вследствие которой пересохли болота, облегчили план выполнения летнего похода. Сбор московской армии, и которой своими ратными силами участвовали многие русские дал повод летописцу сравнить ее с армией Дмитрия Донского, собранной против Мамая. Таким образом, Иван III придал своему походу на Новгород характер общерусского предприятия. Основные владения Новгорода были одновременно охвачены с равных сторон. Главные московские силы были направлены с юга и обход Ильменского озера, чтобы преградить путь литовской  подмоге. В то же время в новгородскую колонию Заволочье были посланы отряды вятчан и устюжан.
При известии о движении московской армии в Новгороде было  собрано большое ополчение (до 40 тыс. человек). Летописец с насмешкой  говорит, что новгородские бояре силою выгоняли в бой жителей, в том числе и тех, кто никогда на лошадь не садился. В новгородском войске находились купцы и разные ремесленники, не имевшие боевого опыта.  Кроме того, многие новгородцы из числа посадского населения сочувствовали   объединению -с Московским государством. Ополчение разбивалось на отдельные феодальные  отрядами, каждый из которых слушался приказаний только своего  предводителя. Поэтому новгородское ополчение с военной  стороны было очень слабым.


Cpажение  произошло 14 июля 1471 г. на берегу реки Шелони. Новгородская  "коневая рать" (кавалерия) не пошла на помощь к пешей рити (пехоте), потому что отряд новгородского архиепископа не получил приказания биться о московскими войсками. Когда «большой люди» хотели начать бой, многие воины уклонялись от него, ссылаясь на свою бедность и отсутствие доспехов. Поэтому, посмотри ни численное превосходство новгородцев, они были на голову разбиты московскими войсками.   После того как военное сопротивление Новгорода было сломлено, новгородские послы приняли все условия великого князя.

Формально Новгород сохранял самостоятельное устройство. В договоре были сохранены все обычные условия, вносившиеся в договорные грамоты с русскими князьями. Но в то же время Новгород отказался от самостоятельной внешней политики, обещал заплатить крупную контрибуцию великому князю и впервые в официальном документе назвал себя «отчиною великого князя Московского».
В ближайшие годы Иван III еще больше усилил свое влияние в новгородских делах. В 1476 г. он приехал в Новгород и во время пребывания в городе разбирал жалобы на разные притеснения со стороны новгородских бояр и посадников. Иван III воспользовался этим, чтобы расправиться с частью новгородской знати, мечтавшей о литовско-польской помощи. Таким образом, Иван III наносил новгородскому боярству новый чувствительный удар и в то же время приобретал еще большее сочувствие со стороны основной массы новгородского посадского населения. Оно видело в московском великом князе защитника против притеснений со стороны новгородских бояр и крупных купцов. В Москве Иван III продолжал разбирать новгородские тяжбы, причем уже не считался с внешними формами суда, который по прежним условиям должен был происходить только в Новгороде. Он вызывал обвиняемых в Москву, чего никогда раньше не бывало.
В марте 1477 г. прибывшие в Москву новгородские послы, принадлежавшие к числу московских сторонников, в обращении к великому князю назвали его словом «господарь» (государь), а не «господин»г как называли раньше. В обращении «господарь» скрывалось признание великого князя суверенным владельцем новгородской земли: так называли подданные своего великого князя. Поэтому Иван III велел спросить новгородцев: «Какого хотят государства?» В Новгороде ответили, что они не приказывали своим послам так именовать московского великого князя. Послы, ездившие в Москву, были в Новгороде убиты.
Узнав о положении в Новгороде, Иван III в сентябре 1477 г. послал «складную грамоту», т. е. объявление войны, а затем выступил в поход. Новгородцы не решились на открытое сопротивление. Иван III начал переговоры только тогда, когда занял в окрестностях Новгорода городище и монастыри и таким образом поставил Новгород под угрозу осады.
На вопрос новгородцев об условиях мира Иван III отвечал, что он хочет быть в Новгороде, на своей отчине, таким же государем, каким он является в Москве. Эти требования он пояснил в следующих словах: «Ино наше государство великих князей, таково: вечыо колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а господарство свое нам держати». В январе 1478 г. новгородцы приняли требования Ивана III, уничтожавшие особый государственный порядок в новгородских землях. Они отдали великому князю в его личное распоряжение десять новгородских волостей, половину владений шести крупных монастырей и все Новоторжские земли.
После уничтожения самостоятельности Новгорода были присоединены к Москве и бывшие новгородские колонии. Двинская земля была окончательно присоединена в 1478 г. В 1489г. московский  воевода Даниил Щеня подступил к городу Хлынову в Вятской земля. Население этого города после короткой осады принесло присягу великому князю. Этим закончилось присоединение к основной московской  территории обширного Поморья.

 

Присоединения Тверского княжества.

Вслед за Новгородом пало самостоятельное Тверское княжество. Феодальная борьба внутри Московского княжества при Василии Темном благоприятствовала  сохранению Тверью независимого положения. В конце этой борьбы был заключен союз между Василием Темным и тверским князем Борисом Александровичем. Последний тверской князем Михаил   Борисович, на сестре которого был женат Иван III, остался  после  смерти отца и 1461 г, восьмилетним ребенком. Во время его малолетства тверское  правительство, возглавлявшиеся  вдовой княгиней  и тверским архиепископом, находилось почти в полной зависимости от Москвы.
Став великим князем, Иван III заключил договор с тверским князем на старых условиях. Однако дальнейшие отношения между Москвой и Тверью были далеко не равноправными. Тверские воеводы участвовали со своими отрядами во всех походах Ивана III. После присоединения Новгорода Тверское княжество оказалось окруженным со всех сторон московскими владениями.
Внутри самого Тверского княжества все усиливалось стремление к полному объединению с Москвой. Экономическое положение Твери после присоединения к Московскому государству новгородских владений не допускало по отношению к Москве враждебной политики, так как московский великий князь легко мог прекратить торговлю Твери с другими городами. Тверские феодалы, в том число даже родственники тверского князя и крупные тверские бояре, находили для себя более выгодным служить сильному московскому великому князю. Поэтому договор между Тверью и Москвой, подтверждавший право бояр и вольных слуг служить любому князю, обратился против тверского князя. Еще в 1476 г. ив Твери в Москву отъехали многие бояре и дети боярские 
В 1483г, Михаил Борисович заключил договор с Казимиром IV о взаимной помощи. Иван III, узнав об этом соглашении, послал войска, который разорили Тверскую землю. По новому договору с Иваном III Михаил Борисович лишался прежнего   формального pавноправного  положении и должен был назвать себя «молодшим братом» московского великого князи. Однако через два года, в 1485 г., Михаил Борисович сделал новую попытку соединиться с Казимиром IV. На этот раз московские войска осадили Тверь. Тогда тверские бояре перешли в лагерь московского великого князя. Покинутый своими собственными феодалами, Михаил Борисович, «видя свое изнеможение», бежал в Литву. Так закончилось самостоятельное существование великого княжества Тверского.


Подчинение Пскова и Рязанского княжества.

Псковская земля, расположенная на крайней северо-западной окраине русских земель, в непосредственном соседстве с сильным Литовским княжеством и с ливонскими рыцарями, хотя и сохранила позже других земель самостоятельное устройство, но уже с середины XV в. не могла и помышлять о самостоятельной политике. Иван III посылал в Псков своих наместников, которых псковичи по-старине называли «псковскими князьями» и даже «сажали на княжение» в псковском Троицком соборе. Однако в своих действиях псковские наместники полностью руководствовались интересами и требованиями Москва, а псковичи послушно исполняли все их распоряжения, «не по псковской старине».
Нарушая «псковскую старину», Иван III и здесь стремился усилить свое влияние во внутренних делах Пскова умелым использованием в своих интересах классовой борьбы среди псковского населения. В 1483—1485 гг. в Псковской земле произошло крупное волнение смердов. В архиве Троицкого собора хранилась какая-то «смердья грамота», которая, по видимому, определяла повинности крестьян в пользу Пскова (государственные повинности) и псковских землевладельцев. Когда эта грамота была похищена, смерды отказались от исполнения работ. В Пскове началось большое волнение, продолжавшееся около двух лет. Иван III велел освободить арестованных смердов.
В такой же тесной зависимости от Москвы оказалась и Рязанская земля. В 1456 г. умер великий князь рязанский Иван Федорович. Оставленный им единственный восьмилетний сын Василий был воспитан в Москве и женился на сестре Ивана III. Во все время своего княжения в Рязани (1464—1483 гг.) Василий Иванович послушно выполнял все распоряжения свояка—московского великого князя.
После смерти Василия Ивановича Рязанское княжество было разделено на две части между двумя его сыновьями. Великим князем рязанским стал старший сын Иван Васильевич. Он умер в 1500 г., завещав свою отчину малолетнему сыну Ивану Ивановичу. Другой сын Василия, Федор, умер в 1503 г. и свою часть Рязанского княжества отдал не племяннику Ивану Ивановичу, а московскому великому князю Ивану III. В малолетство Ивана Ивановича, когда во главе рязанского правительства стояла его мать, Рязань находилась в полном подчинении московскому великому князю.
Таким образом, к концу жизни Ивана III был нанесен решительный удар последним остаткам феодальной раздробленности. Его преемнику и сыну Василию III оставалось сделать уже немного, чтобы закончить процесс объединения русских земель и единое Русское государство.
Политики Ивана III в присоединенных землях. Московская политики в отношении новоприсоединенных русских земель станов ила задачей укрепление политического единства путем полного их слияния  с основной территорией Московского государства. Необходимо было прежде всего подавить движение среди части местной  феодальной знати за самостоятельность. Для этой цели московский  великий князь широко применял «вывод», т. е. переселил часть  крупных местных землевладельцев и часть купцов во внутренние    московские города. Земли, принадлежавшие "выведенным" владельцем , конфисковались в пользу великого князя, а затем отдавались  московским дворянам в поместье. Такая политика не только расстраивала местное крупное землевладение, служившее  социально-экономической основой для политических притязаний, но и создавала на ново-присоединенной   территории крепкие кадры  московских военно-служивых  землевладельцев, всеми своими интересами связанных с великокняжеской властью.
Особенно широко был применен «вывод» в отношении Новгородских земель. В 1480 г. в Новгороде была открыта «коромола» (измена), о которой участвовал новгородский архиепископ Феофил. 1484 г. Иван III арестовал «больших» новгородских бояр и боярынь. Тех из них, кто был замешан в «коромоле», Иван III велел наточить в тюрьмы, а остальных наделил поместьями в разных московских  городах. Через несколько лет, в 1489 г., Иван III вывел из Новгорода больше 7 тыс. человек.

Поводом на этот раз послужило покушение на московского наместника. Не ограничиваясь землевладельцами, Иван III применял «вывод» и к части местного нуничмш на. Так, н 1487 г. из Новгорода было переведено во Владимир 50 семейств   «лучших» новгородских «гостей». При присоединении Хлынова  (Вятки) в 1489 г. Иван III вывел вятчан, «земских людей», которым дал земли на юго-западной окраине, а вятских торговых людей переселил в Дмитров.
Старые новгородские и псковские вотчинники, сохранившие при московской власти свои владения, получили общее название  "земцев", или «своеземцев».
Благодаря этим мероприятием московскому правительству удалось   в коротком время достигнуть больших успехов в деле укрепления государства и его единства.

 

Похожие материалы