Главная История Европы. История Прибалтики Литовские племена до XIII в.

postheadericon Литовские племена до XIII в.

Литовские племена до XIII в.

Литовские племена до XIII в.

Литовские племена. Литовские племена  проживалив XIII в. на территории к югу от Балтийского моря, от устья Вислы до Западной Двины. Между Вислойи Неманом жили пруссы—наиболее многочисленное племя. В бассейне среднего Немана разместилась литва (аукустоте). Жмудь (жомойть, нижняя литва) занимала область нижнего Немана и его правый притоков—Дубиссы и Невяжи. Левый берег Западной Двины был заселен земиголой (жемгала). Полуостров между Рижским заливом и Балтийским морем был занят куронами (корсь), а местность между Западным Бугоми Наревом—ятвягами. Остатки литовских племен (голядь) сохранились где-то между Угройи Протвой—притоками Оки.Известия о литовско-латышских племенах появляются в X в. в«Житиях св. Войтеха», в польских хрониках XIII в. (Мартын Галл), в немецких хрониках (Адам Бременский—XI в., Генрих Латвийский—начало XIII в., Петр Дюсбургский—конец XIII иначало XIV в.), в наших древнейших летописных сводах начиная с X в.

Экономика и общественный строй.

Литовско-латышские племена, кроме земледелия, в лесистых и обильных водой местностях занимались различными промыслами: звероловством, рыболовством, бортничеством и скотоводством. Им были знакомы отдельные виды ремесло, как смолокурение, гончарное, ткацкое, кожевенное.

На берегах Балтийского моря прибрежное население, занимаясь морскими промыслами и добычей янтаря, поддерживало меновые отношения ссоседями. Литовско-латышские, небольшие но размерами поселения были разбросаны по течению рек, по берегам которых теснились большие леса. У них не было городов, но было немало укрепленных городищ. Обще распространенным видом жилища была примитивная курная изба. Господствовавшие родовые отношения постепенно распадались. Набеги насоседей, содействуй накоплению материальных средств у родовых старейшим, тем самым ускорили разложение единства рода, но все же родовые связи поддерживались долго. У пруссов сохранилась кровная месть даже в конце XIIIв. Родовые общины сменялись сельскими общинами, которые состояли из нескольких хозяйств, обозначаемых согласно последующим текстам терминами «дворище», «служба», «дым»и представляли собою большие семьи. Уже в этот период литовско-латышские племена обращали пленников в рабов, выполнявших разные работы; у литовских племен создалось патриархальное рабство, также как в свое время у славян. С другой стороны, немецкие хронисты отметили наличие у литовско-латышских племен благородных, знатных, князей, вождей, царьков. В XII—XIII вв. у племенной верхушки начинает создаваться крупно о землевладение с хозяйством, состоящими пашни, лугов, лесных и прочих угодий. «Южнорусский летописный свод»под 1250 г. сообщает о больших хлебных запасах у ятвягов. Польский хронист Ян Кадлубек отметил, что Казимир Справедливый нашел во время своего похода на ятвягов в 1192 г. «мызы, села, житницы, наполненные хлебом».

Религиозный верования.

Религиозные верования литовско-латышских племен были связаны с поклонением силам природы. Наибольшее распространение имел культ бога Громовика, носившего славянское название Перуна, в честь которого в Жмуди, Литве и Пруссии поддерживали не угасимый огонь. Стечением времени появились божества-покровители домашних животных и урожая. Сохранялись и пережитки тотемизма ввиде почитания гадов, зверей; следы его видны в принесении в жертву черных кур, коров и белых коней. Существовал также культ священных рощ и вод. Жреческого сословия у литовско-латышских племен в древнейшие времена не было; представители родов совершали религиозные обряды и приносили общие жертвы. Обще распространенной формой погребении было трупо сжигание. Имеете спокойником сжигали и те предметы, которые были ему особенно дороги. Трупо погробение получило распространение в связи с разложением рода. Распространен были культ предков. Все литовско-латышские праздники были связаны с сельским хозяйством—от зимнего поворота солнца и кончая сбором урожая.

Борьба с русскими князьями.

Соседи лис литовскими польские и русские земли. Галицко-волынские и полоцкие князья, совершая набеги на литовские племена, грабили и уводили с собой пленных. Также поступали и польские князья. От этих набегов особенно страдали ятвяги. Одновременно и полоцкая колонизация рано проникла в бассейн реки Вилии и левых притоков верхнего Немана (Черная Русь). Литовцы, со своей стороны, отвечали набегами на Подвинье, верхнее Поднепровье и на земли соседних польских, мазовецких и галицко-волынских князей. Набеги на соседей обогащали литовских старшин. В руках литовской знати накапливались большие запасы мехов, воска, мода, которые она обменивала на соль и сельскохозяйственные орудии. Вокруг удачливых князьков объединялись их дружинники, и это позволяло им захватывать соседние общины и распространять на них свое влияние. Дружинники жили за счет своего вождя-сюзерена.

Среди князей выделялись более богатые и могущественные. «Галицко-волынская летопись» называ этих «старейшими князьями». Феодальная раздробленность Полоцкой и Смоленской земель ослабляла сопротивляемость русских земель литовским набегам. Полоцкие князья вступали в соглашения с литовцами и втягивали их в свою феодальную борьбу. Они совместно предпринимали набеги на Новгородскую землю (1198 г.). В XIIIв. литовцы грабилии Смоленскую землю, проникая до Смоленска, Бежецка, Торопка. Турово-Пинская земля также подвергалась постоянным набегам литовцев.

Литовцы, особенно ятвяги, постоянно нападали на владения галицко-волынских князей, которые, в свою очередь, также отвечали набегами.

Немецкая агрессия.

С начала XIIIв. германские феодалы в стали на путь захвата литовско-латышских земель и обращения местного населения в рабов и крепостных. Уже с конца X в. католическое духовенство пыталось проникнуть к пруссам. Эта первая разведка немецкой агрессии потерпела не удачу. В конце X в. пруссы убил и организатора интервенции, епископа Адальберта. Неудача католической агрессии побудила духовенство прибегнуть к новым средствам в целях принудительной христианизации пруссови их закабаления. Прусский епископ Христиан начал проповедовать крестовый поход против «язычников-пруссов». На призыв этого, по выражению Маркса, «вонючего монаха» и папы Иннокентия III отозвались«массы бродяг»—немецких рыцарей. Польские феодалы со своей стороны неоднократно пытались покорить пруссов, но терпели неудачу. В союзе с польскими феодалами немецкое рыцарство покорило в 1217 г. южную часть прусских земель—Кульмскую область, присоединенную к Мазовецкому княжеству. Эта область была передана Христиану.

Епископ Христиан скоро убедился, что без постоянного войска немецкие миссионеры не будут в состоянии укрепиться на местах, и в 1225 г. создал Орден рыцарей добрынских братьев, но восставшие пруссы перебили первых незваных пришельцев. После этого Христиан в поисках военной силы обратился к Тевтонскому ордену, основанному для борьбы с турками в Палестине, с предложением заключить договор на завоевание Пруссии. Магистр Ордена согласился, так как после изгнания крестоносцев из Палестины они оставались бездела. «Кульмская область была дарована ему в собственность для того, чтобы он всех истреблял и грабил».

Организация Товтонского ордена имела много общего с Ливонским. Во главе Ордена стоял магистр. Местная духовная власть находилась в зависимости от него. Ближайшими помощниками магистра являлись великий командор, обер-маршал—начальник войска, главный интендант и казначеи. Орден разделялся на области, во главе которых стояли командоры, председатели местных капитулов. Основную военную силу составляли рыцари, дававшие монашеские обеты безбрачия, послушания и бедности. К остальной массе населения принадлежали «земские рыцари»—дворянство, горожане, духовенство, свободные крестьяне—все немецкие выходцы, лгавшие за счет порабощенного прусского населения.

Ливонский орден был отделен от Тевтонского громадной территорией, запятой жмудью, что препятствовало обоим орденам координировать свои действия. Пока Тевтонский орден был занят борьбой с пруссами, ливонские рыцари, покорив прибалтийское население, избрали объектом своей агрессии жмудь. Литовские племена поддерживали своих соплеменников в их борьбе с Ливонским орденом и давали посильный отпор орденской агрессии.

В 1236 г. литовцы, жмудь и восставшая земигола нанесли Ливонскому ордену жестокое поражение в битве под Шавлями. Тогда разбитые меченосцы поспешили объединиться с тевтонскими рыцарями (1237 г.). Папа Григорий IX, сторонник объединения всех рыцарей, убедил магистра Германа Зальца пойти навстречу предложениям ливонского магистра. Впрочем, собъединением обоих рыцарских орденов Ливонский орден непрекращал своего отдельного существования. В составе объединенного Ордена он представлял самоуправляющуюся единицу, находившуюся в вассальных отношениях к главе объединенного Ордена—гохмейстеру. Положение литовцев стало тяжелым, так каким приходилось иметь дело с объединенным врагом. Разгром Александром Невским ливонских рыцарей (1242 г.) ослабил Ливонский орден. Покоренные туземные племена немедленно восстали. Хотя восстание было снова подавлено, но все же Ливонский ордой должен было слабить свою агрессию против литовцев.

 

Похожие материалы