Главная История Европы. История России. Киевская Русь. Политический строй империи Рюриковичей в период ее расцвета + видио

postheadericon Политический строй империи Рюриковичей в период ее расцвета + видио

Политический строй империи Рюриковичей в период ее расцвета.


государство РюриковОрганизация власти. Князья и правящая знать. Держава Рюриковичей, но определению Маркса, представляла собою «скороспелое государство», объединившее силой оружия этнически пестрое, но в оснонном славянское население Приднепровья, Приильменья и Верховного Поволжья, аналогичное империи Карла Великого. Во главе этой державы стоял «великий князь русский», как титуловал себя ужо Олег.
«Под рукой, вел иного князя русского» находились многочисленные «светлые и великие князья и великие его бояре» (терминоло-гия договора Олега с Византией), которые выступали нередка в качестве поставленных киевским князем правителей областей. Они участвовали в заключении договоров 911 и 945 гг. с Византией; в договоре 945 г. их послы перечислены поименно. Из летописного рассказа о «муже» Игоря Свенельде видно, что у него была своя собственная дружина, и что он получил от князя Игоря право собирать в свою пользу дань с покоренных им племен и тратил ее на содержание своих дружинников. Среди этого княжья и бояр было еще много потомков варяжских дружинников. Для дружинников-варягов в ранний период их пребывания на Руси Маркс считал характерным наличие «вассальной зависимости без ленов, или ленов, заключавшихся только в уплате дани» («Секретная дипломатия XVIII в.»).


С другой стороны, в договорах упоминаются славянские имена, и это показывает, что в состав господствующего класса в эпоху Рюриковичей вошла местная славянская знать. В X в. в Деревской земле называются местные князья, о которых «Повесть временных лет» говорит, что они «распасли суть землю Деревскую»; среди них особо упоминается князь Мал. Археологические раскопки близ Чернигова открыли богатые погребения местной славянской знати конца X в.
В X в. землевладение продолжает развиваться среди знати как славянской по происхождению, так и ославянившейся варяжской. «Повесть временных лет» говорит, что Ольга осваивала в Деревской земле и в Новгородской кроме охотничьих угодий и населенные места. «Повесть» упочминает село, принадлежавшее по преданию Ольге,—Ольжичи. Кроме села Ольжичи летопись называет княжеские села и «замки» X в.—Берестово, Будятино, Вышгород, Белгород и др.
В Киевском государстве власть уже отделилась от народа, выбранные народом вожди заменены были князьями, передававшими свою власть по наследству, старое народное собрание заглохло. На протяжении X и первой половины XI в. княжеская власть заметно усилилась. Князь управлял страной при помощи либо подручных князей, либо «мужей», посаженных в качестве «посадников» в отдельных городах. Княжеский двор был не только княжеским жилищем, окруженным хозяйственными постройками, но и коллективом слуг, прежде всего военных (дружина).
Во главе княжеского двора стоял огнищанин, или тиун дворский (иначе огншцный). Он наблюдал за княжеским хозяйством и творил суд над подчиненным населением княжеской вотчины. В его распоряжении находились отроки, или детские.


Дружина и войско.

Дружины были не только у князей, но и у их мужей. Дружина жила на счет своего вождя; по мере развития землевладения дружинники стали получать во владение и землю. По своему положению дружинники далеко не были одинаковы. Старшая дружина князя, богатые и знатные люди, носили название бояр, младшая—отроков, или детских. Старшая дружина участвовала в совещаниях с князем, она же вместе о младшей дружиной ходила с князем в поход, в войске занимала командные места.Войско набиралось из населения по мере надобности. Собира¬лось оно со всех частей Киевского государства.

Дружинники обычно были конные, войско—пешее. Оружием должен был снабжать князь. Киевские князья имели возможность выставлять значительнные силы. По данным Льва Диакона, Святослав привел в Болгарию 60 тыс. человек. В качестве начальников войско упоминаются воеводы и тысяцкие.

Повинности населения.
На содержание княжеского двора шли дани и судебные штрафы («пиры» за убийство человека и «продажи» за другие виды преступлений). Если средств у князя нехватало, население облагалось экстренными сборами. Так, новгородцы для снаряжения похода Ярослава против Святополка «начаша скот (деньги) собирать от мужи по 4 куны, а от старосты по 10 гривен, а от бояр по 18 гривен». Для взимания даней установлены были единицы обложении —«дым», «рало», или "плуг", в основе которых лежало земледельческое хозяйство.Сбор дани —так называемое «полюдье»—в первой половине X в. описан Константином Багрянородным. Полюдьем назывался объезд князем подвластных ему владений для сбора дани.Постепенно дань приобретала во всем государстве характер постоянной повинности. Для более или менее регулярного соби¬рания податей были установлены «погосты» и «становища», т. е. мости, куда съезжались сборщики и плательщики. Первоначально дань собиралась, главным образом, мехами, но в XI в. уже преобладали деньги.

Летописец относит введение «уставов и уроном», т, о. точных размеров обложения и установление мест сбора дни и и Дорониной вомле и в части Новгородской земли, к правлению Ольги, В Полянской земле и центре Новгородской, экономическое  развитие которых стояло выше, эти порядки должны были существовать и раньше» «Правда Ярослава» называет особых должностных лиц, собиравших  княжеские доходы (например, «вирники», собиравшие «виры», или штрафы за убийство); им должны были помогать общины.

Кроме даней подати население обязано было и рядом натуральных повинностей (например, военной и подводной). (По словам «Понести временных лет», «Радимичи... повоз везут» со времен Владимира,) Населения должно было также участвовать в постройке и ремонте укреплений. В княжескую казну шли также и пошлины, торговые и судебные.

Государственный аппарат и община.

Представители княжеской власти не наменяли, однако, деятельности крестьянских миров-общин, от глубокой древности привыкших выполнять свои функции—судебные, административные и финансовые. Общинныераспорядки были только приспособлены к требованиям государства. Община была, например обязана разыскивать убийц и воров; неисполнение этих обязанностей каралось высокими штрафами.

Значение киевского периода в истории Востонной Европы, Маркс так определяет значение Киевского государства в истории Восточной Европы: «Как империя Карла Великого предшествует образованию Франции, Германии и Италии, так империя Рюриковичей предшествует образованию Польши, Литвы, балтийских поселений, Турции и самого Московского государства» («Секретная дипломатия XVIII в.»).

Этим разрешается спор ученых украинской националистической школы и великорусских. Маркс очитает киевский период этапом не только в истории восточного славянства, но и народов неславянских, образовавших позднее свои государства на территории, в той или иной мере входившей в состав Киевского государства.

Сам русский народ в своем былевом эпосе выделил киевский период своей истории как время своей силы и славы.Киевское государство сплотило разрозненные силы народов Восточной Европы, создало благоприятные условия для развития различных сторон общественной жизни страны и сделало страну не только обороноспособной, но и грозной для врагов. В своей краткой, но очень выразительной характеристике Киевского государства Маркс подчеркивает его беспрерывное возрастание с IX до XI в., "вызывавшее в соседних государствах тревогу, указывает на силу Киева, способного диктовать Византийской империи позорные для нее условия мира.

Временем высшего расцвета Киевского государства было княжение Владимира Святославича. При сыне Владимира Ярославе начинается его закат. В XII веке Киевская Русь приходит в состояние полной раздробленности с неизбежными феодальными войнами, не прекращающимися даже тогда, когда внешний враг находился внутри страны.

Современники крупных событий киевской истории очень хорошо понимали могущество своей страны и роль Киева в международных отношениях. Современник Ярослава, митрополит Иларион, назы¬вает свою страну «ведомой и слышимой всеми концами земли». Тот же мотив звучит и в летописи: «да никто же дерзнет рещи, яко ненавидимы богом есьмы. Кого бо бог тако любит, якоже нас возлюбил есть и вознес  есть? Никого же».

Киевский период—не начальный период нашей истории: ему предшествует несколько столетий уже пройденного пути, но он— один из важнейших моментов нашей истории, определивший наше место в истории европейских государств.Период Киевского государства есть период созревания и победы феодальных отношений в нашей стране.