postheadericon Ионийская натурфилософия и начало науки

Ионийская натурфилософия и начало науки

История греческой философии начинается со времени вступления на историческую сцену ионийских натурфилософов.

Иония — страна первых греческих мудрецов и поэтов. Больше чем другие области греческого мира, Иония Связана была с, культурными странами древнего Востока. Многовековой опыт и многовековые наблюдения, накопленные в Вавилоне, Египте и других восточных странах, использованы были греческими мыслителями, которые или непосредственно знакомились с достижениями восточной науки, или принимали ее через посредство других народов (лидян, финикийцев).

Несколько позже, чем в Ионии возникли философские учения в эллинских городах-государствах Сицилии, Южной Италии, островов Эгейского моря и Балканского полуострова. Различные сведения, заимствованные из стран древнего Востока, были греками критически переработаны. Борьба внутри полисов, двигавшая вперёд их развитие, способствовала освобождению от традиционных верований.

В Греции не было жречества как особого сословия или касты, не было обязательной религиозной догматики, грекам стала доступна в известной степени свобода мысли, а это способствовало отделению науки и философии от религии, чего не знала древневосточная культура.На ранней стадии своего развития философия не была отделена от естественно-научных и математических знаний. Первыми греческими философами были натурфилософы — астрономы и математики, изучавшие природу, происхождение мира и его развитие.

Среди ионийских философов мировую известность приобрёл Фалес из Милета (VI в. до н, э.), основатель ионийской философии. Фалес замечателен тем, что он сделал смелую для своего времени попытку создать монистическую философию природы. Он может быть с полным правом назван первым греческим философом-материалистом. Выросший в условиях подвижной социальной жизни малоазийских городов и много путешествовавшей, Фалес отвергал существование мёртвой материи, находя всюду жизнь и движение. Основным элементом мира Фалес считал воду как вечно движущийся и в то же время неизменный элемент природы.

Вода, соединяющая вечное движение с вечным покоем и растворяющая в себе все остальные вещества, является источником жизни всего мира, в том числе, следовательно, и человека. Землю Фалес представлял плавающей в этой первоначальной воде, которая наполняет весь мир. Небесное полушарие образует свод над земной поверхностью. Фалес известен не только как физик, но и как математик. Он знал, как измерить высоту египетских пирамид на основании отбрасываемой ими тени, определил значение для мореплавания Малой медведицы, предсказал солнечное затмение (585 г.) и т. д. Греки причисляли Фалеса к семи мудрецам.

Одновременно с физической школой в ионийских городах в VI в. сложилась математическая школа во главе с Анаксимандром (611 — 545 гг.). В своём сочинении «О природе» Анаксимандр объявляет началом мира апейрон—бесконечную, бессмертную, находящуюся в вечном движении первостихию-материю. Из этой первостихии (апейрон) выделяются два противоположных начала — твёрдое и жидкое, тепло и холода из которых путём различных комбинаций образуются все видимые нам предметы: земля, вода, воздух и огонь.

В центре философской системы Анаксимандра стоит вопрос о происхождении и развитии органического мира. Мир (космос) представлялся Анаксимандру развивающимся и формирующимся, порождающим из себя вечно новые жизни. В области математики Анаксимандру приписывают составление систематического курса по геометрии, в географии—составление географических карт и постановку вопроса о шарообразности земли и изобретение солнечных часов.

Ученик Анаксимандра Анаксимен (585—525 гг.), современник Фалеса из Милета, на место неопределённой первостихии поставил совершенно определённый элемент природы — воздух (аэр), как всё содержащее и объединяющее начало. Из воздуха путём разрежения и сгущения образуется видимый мир. Из воздуха всё рождается, и в него всё снова возвращается. Люди, животные и растения вдыхают частицы воздушного начала, дающего им жизнь и движение.

Анаксимандр и Анаксимен оказали большое влияние на Пифагора (580—500гг.), уроженца острова Самоса, учёнейшего человека своего времени. Верховным началом всего сущего Пифагор считал число. Вся природа, по теории Пифагора, есть не что иное, как комбинация чисел и величин. Вся природа живёт и меняется, лишь одно число остаётся вечно неизменным. Следовательно, число есть основа всех вещей, первоисточник мира. Каждое явление может видоизменяться до бесконечности, но численный его аттрибут остаётся неизменным.«Гегель,—говорит Энгельс,—правильно обращает внимание на «смелость подобного утверждения, которое сразу устраняет все то, что представление считает сущим или сущностным (истинным), и истребляет чувственную сущность», полагая сущность в логической категории, хотя бы очень ограниченной и односторонней.

Подобно тому как число подчинено определенным законам, так подчинена им и вселенная; этим впервые высказывается мысль о закономерности вселенной. Из обширной идеалистической системы Пифагора и пифагорейцев сохранились лишь отдельные положения о математических рядах, пропорциях и широко известная теорема Пифагора о соотношении квадратов сторон треугольника, входившая в состав более общего учения о свойствах квадратных чисел.

Занятия математикой и философией Пифагор считал высшей самоцелью человеческой жизни. Жизнь, говорил он, подобна олимпийским играм, где одни ищут славы и венков, другие— им год, а третьи, настоящие философы, или друзья мудрости, приходят наслаждаться самим дивным зрелищем: картиной мира. Наблюдение и познание мира, доступное друзьям мудрости, ость самое высшее из всех наслаждений и наград.

Ученики и последователи Пифагора—пифагорейцы—объединялись в особые религиозно-мистические союзы (гетерии), куда принимались только избранные люди, прошедшие определённый искус и принадлежавшие по большей части к олигархическим фамилиям. Пифагорейские гетерии действовали главным образом в Великой Греции, принимая активное участие в политической жизни южно-италийских городов, в особенности города Кротона, где проживал одно время и сам Пифагор.

Сторонники Пифагора были убеждёнными защитниками аристократии и во время демократических переворотов подвергались гонениям.Крупнейшим греческим философом, современником Пифагора, считается Гератит из Эфеса (535—475 гг.). К сожалению, наши сведения о Гераклите не менее отрывочны и противоречивы, чем и о Пифагоре. По преданию, Гераклит вёл аскетический образ жизни, удалялся в горы, целиком уходя в свои мысли. Гераклит жил в бурную эпоху греческой истории, в период постоянных войн и переворотов, обострённой социальной борьбы р частой смены правительств. Всё это не могло не отразиться на его взглядах.

Источником всего существующего Гераклит считает борьбу (войну). «Война—отец всех вещей» («полемос патер понтон») Борьба противоположностей—основа всякого бытия и мысли. В природе и в социальной жизни происходит вечное движение, всё течёт и изменяется. Непостоянна даже река, в которую дважды входишь. Бытия и небытия как самостоятельных категорий не существует. В процессе вечного движения и перемен бытие незаметно переходит в небытие и наоборот.

«В одни и те же воды мы погружаемся и не погружаемся, мы существуем и не существуем» .В своих объяснениях вселенной Гераклит подходит к диалектическому пониманию природы, и в этом его огромная заслуга с точки зрения науки. «Мир,—учил Гераклит,—единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим». Ленин оценил это положение как «очень хорошее изложение начал диалектического материализма» .Причина наших заблуждений, по Гераклиту, коренится не в несовершенстве наших чувств, а в ограниченности нашего разума. Истинное познание возможно только при постижении процесса бытия. Орудием познания служит разум, содержащий часть «божественного эфира», и настоящих результатов достигает только разум, питаемый чувствами.

Основной функцией разума является синтез, т. е. обобщение в одной мысли разрозненных эмпирических наблюдений. В синтетической способности Гераклит усматривал различие между умными и глупыми людьми. Умный от глупого отличается тем, что он стремится познать общее, а глупый удовлетворяется деталями.

Осёл пред¬почитает чертополох .золоту, ибо для осла, не задающегося высокими целями синтеза, чертополох дороже золота. В признании чувства первоначальным источником познания и субъективности познания Гераклит соприкасается с софистами.

Свои мысли Гераклит изложил в трактате «О природе», из которого сохранилось довольно много фрагментов. Писал Гераклит изысканным стилем в виде афоризмов, не всегда понятных да&е для современников, прозвавших его Гераклитом Тёмным.В противоположность Гераклиту, рассматривавшему мир как вечное движение, Парменид (около 500 г.), глава элеатской школы в Великой Греции, учил о неизменности и вечности мира, о тожестве мира (бытия) и мышления. Без бытия нет и мышления. События не будет и мышления, ибо мышление не что иное, как бытие».

В мире не существует ни прошлого, ни будущего, есть только одно настоящее—мысль. Наряду с действительным миром, постигаемым разумом, существует ещё другой мир — мир явлений, воспринимаемый нашими чувствами. Мир явлений есть несовершенный мир. В преодолении чувственного мира и погружении в сверхчувственный мир разума и заключается, по Пармениду, задача, ценность и цель философии.Своё учение Парменид изложил в поэме «О природе», написанной в виде афоризмов и аллегорий, понимание которых представляет немалые трудности. Парменид оказал большое влияние на Платона, и он же положил начало аллегорическому толкованию мифов.

В признании синтезирующей функции разума с Гераклитом сходился Анаксагор (500—428 гг.) из города Клазомен в Малой Азии, современник, учитель и друг Перикла. В противоположность ионийцам, считавшим за основу мира какую-либо одну стихию, Анаксагор в трактате «О природе» признавал бесконечное множество стихий элементов, или семян (гомойемериев подобно-частных частиц).

Из множества стихий, постоянно расщепляющихся на качественно новые элементы, образуется вселенная. Это образование и упорядочение вселенной есть результат действия мирового разума,«чистейшей и тончайшей из всех вещей».Подобно многим своим современникам, Анаксагор много занимался математикой и астрономией. Он высказал взгляд, что звёзды суть раскалённые массы, что луна получает свой свет от солнца и т. д.

Сама луна представлялась Анаксагору подобной земле и населённой живыми существами.Сын богатого клазоменского гражданина, Анаксагор пренебрёг богатством и почётом в родном городе, всецело отдавшись науке. Сделавшись из богатого нищим, Анаксагор гордился тем, что он своим разорением обязан науке, освободившей его от житейской суеты. Достигнув большой славы и влияния при Перикле, в конце своей жизни Анаксагор, обвинённый в безбожии (асебии), вынужден был удалиться из Афин и глубоким стариком умер в изгнании в городе Лампсаке.

«В этой могиле,—гласила надпись на его могиле,—лежит великий Анаксагор, дух которого поднимался до высочайших истин».Таким образом, уже на ранних этапах развития греческой философии наблюдается борьба материализма и идеализма.Греческую философию нельзя считать самостоятельной областью знания. Наука и философия в Греции составляли единое целое. Уже в ионической Греции физико-математические знания греков достигали высокого уровня.

Среди математиков V в. большим авторитетом пользовались Энопид, уроженец Хиоса, и афинянин Метон. Энопид определил длину солнечного года в 365 дней, 8 часов и 57 минут.

Метон ещё более уточнил эту цифру и составил солнечный календарь.Наряду с математикой греки занимались медициной, биологией, ботаникой, географией и историей. В каждой дисциплине существовало несколько школ, соперничавших друг с другом. Так, из всех медицинских школ наибольшим авторитетом пользовалась косская школа, представителем которой был Гиппократ (середина V в.), основатель научной медицины. Гиппократ написал массу сочинений по разным разделам и отраслям медицины—патологии, хирургии и т. д.

Основной принцип Гиппократа в лечении—следовать природе (органический принцип) и лишь в случае, если сама природа не даёт исцеления, прибегать к более решительным методам воздействия на организм—хирургии. Гиппократ занимался не только вопросами медицины, но его интересовали также философия и общественные науки. В специальном трактате «О климате и об отношениях воды и суши» Гиппократ устанавливает роль географического, собственно климатического фактора. Все перемены, происходящие в природе, человеческом организме или социально-политической области, он объясняет влиянием климата, соотношением воды и суши.

Географическая точка зрения у Гиппократа проведена с логической последовательностью и убедительностью.Первыми картографами считались Анаксимандр (VI в.) и Гекатей Милетский (V в.), давший описание земли. Населённая часть (ойкумена) представлялась круглым островом, со всех сторон окружённым океаном. Средиземное море разделяло ойкумену на две части: северную и южную. Южная часть в свою очередь разделялась Нилом и Аравийским заливом на четыре части.

Об уровне биологических знаний можно составить представление из учения Эмпедокла (490—430 гг.) о происхождении органических веществ. Эмпедокл пытался дать историю возникновения и эволюции организмов. Согласно Эмпедоклу в длинной цепи органической жизни раньше всего появились растения, потом животные и уже в самом конце люди. В процессе органического развития выживали лишь виды, наиболее приспособленные к данным условиям, все же другие погибали. В теории Эмпедокла, как и в теориях всех его современников, диалектические объяснения переплетаются с метафизическими. Признавая закономерность эволюции органического мира, Эмпедокл в то же самое время вводит в органический процесс душу, одинаково присущую как растениям и животным, так и людям и Демокрит из Абдеры (460—370 гг.) систематизировал научно- философские знания классической Греции и развил учение ранних греческих философов-материалистов.

Демокрита с полным правом можно назвать величайшим материалистом классической Греции. Он имел основательные познания во всех отраслях тогдашней науки: математике, физике, медицине, астрономии, музыке и филологии. Демокриту принадлежит сохранившийся в отрывках трактат О строении животных и трактат "О происхождении семян, растений и плодов ". Демокрит отвергает множественность элементов Анаксагора, признавая  субстанцию—материю, разлитую в пустом пространстве.

Пустое пространство постулируется Демокритом для объяснения движения и делимости материи. Он устраняет из своей системы какие бы то ни было сверхопытные : начала, сводя все  естественные  феномены к действию  механических   законов  притяжения и отталкивания атомов, мельчайших неделимых материальных  частиц.

Неизменные по качеству атомы различаются по  форме, величине и весу. В силу весомости атомы падают в пустом пространстве, наталкиваются друг на друга, давая всевозможные,комбинации и  сочетания.Нет ничего истинного. ничего достоверного кроме  первичных элементов —атомов и пустоты.

Только, они существуют в действительности "Начало вселенной - атомы и пустота". лежала, таким образом, в основе развития вселенной. Этим Демокрит нанёс сокрушительный удар по религии. Продолжателем и популяризатором взглядов Демокрита был из  Эпикур (IV в.).По своим политическим взглядам Демокрит, как это видно из сохранившихся фрагментов его высказываний, был сторонником демократии и сильного демократического государства-полиса. Демокрит говорил:«Бедность в демократии настолько же предпочтительнее так называемого благополучия (граждан) при царях, насколько свобода лучше рабства»

Анаксагором и Демокритом заканчивается первый период греческой философии, сущность и значение которой во всей полноте оценил Энгельс.В греческой философии, говорит Энгельс, «диалектическое мышление выступает еще в первобытной простоте... именно потому, что они  еще не дошли до расчленения, до анализа природы, — природа еще рассматривается в общем, как одно целое.

Всеобщая связь явлений природы не доказывается в подробностях: она является для греков результатом непосред¬ственного созерцания. В этом недостаток греческой философии, из-за которого она должна была впоследствии уступить место другим воззрениям. Но в этом же заключается и ее превосходство над всеми ее позднейшими метафизическими противниками.

Если метафизика права по отношению к грекам в подробностях, то в целом греки правы по отношению к метафизике».