postheadericon Походы Спартака.

Походы Спартака.

Римское правительство, вначале с презрением относившееся к «беглым гладиаторам», сочло, наконец, необходимым принять против них меры.

К Везувию был послан отряд под командой Глабра .  Отряд этот был наголову разбит спартаковцами, которым первая победа доставила некоторое количество более совершенного, чем гладиаторское, оружия.

Тогда против восставших был направлен претор Клодий  с 3000 солдат. Он расположился у единственного, крутого и узкого, прохода на Везувий. Остальные склоны горы, отвесные и гладкие, считались неприступными. Клодий рассчитывал перехватить рабов, когда они будут вынуждены спуститься в поисках продовольствия.

Но Спартак  применил в этих обстоятельствах одну из своих знаменитых военных хитростей, которая разрушила все расчёты его противника. Из стеблей росшего по склонам Везувия дикого винограда повстанцы сплели длинные крепкие верёвки и спустились по ним к подошве горы. Один из них, оставшийся в лагере на вершине, сбросил товарищам оружие. Вся операция была проведена так быстро и организованно, что Клодий ничего не заподозрил. Зайдя в тыл его отряду, спартаковцы неожиданно напали на римлян и нанесли им сокрушительное поражение.
Войско Спартака увеличивалось с невероятной быстротой. Новую блестящую победу одержало оно над претором Варинием. Готовясь к сражению, рабы заготовляли продовольствие, ковали оружие, плели из прутьев и обивали кожей щиты.

Восстание рабов под предводительством Спартака

Среди солдат Вариния  царили уныние и растерянность. Многие солдаты сами были выходцами из среды италийской бедноты и не желали сражаться против своих собратьев, находившихся в гагере Спартака. Часть солдат разбежалась, часть даже примкнула к повстанцам, хотя Спартак неохотно принимал перебежчиков. Вариний расположился лагерем против лагеря повстанцев. Нуждаясь в продовольствии, последние решили покинуть лагерь. Чтобы ввести в заблуждение противника, они развели костры, оставили в лагере трубача, а вокруг лагеря расставили в позах часовых трупы убитых.


Когда через некоторое время солдаты Вариния обнаружили эту хитрость, они были так поражены и так напуганы мыслью, что Спартак зайдёт им в тыл, что Варинию пришлось отступить. Это, однако, не спасло его от разгрома войсками повстанцем, В их руки попал весь лагерь и обоз римлян.
Войско восставших было хорошо организовано, оно состояло, не только из пехоты, но и из конницы, которую рабы организовали, забирая у местных богачей лошадей. Теперь число повстанцев дошло уже до 120 000; по существу, в их руках был весь юг Италии. Они захватывали не только крупные имения, но и некоторые города — Нолу, Нуцерию, Метапонт и другие.

Рабы повсюду примыкали к ним, указывали убежища своих попрятавшихся господ, расправлялись со своими угнетателями. Напуганный сенат решил выслать против повстанцев консульские армии.
Между тем в лагере спартаковцев начались разногласия по вопросу о плане дальнейших действий. Часть повстанцев, в том числе и сам Спартак, ставили своей целью пробиться до границ Италии и уйти в независимую Галлию или во Фракию, где они будут свободны. Другая часть считала, что следует оставаться в Италии и собрать силы, достаточные для похода на Рим.
Эти разногласия ослабляли армию рабов. От неё откололся десятитысячный отряд под командой Крикса , отошёл от основных сил с частью восставших и Эномай. Оба эти отряда были разбиты армией консула Геллия. Спартак же повёл своё войско по направлению к Альпам, чтобы вывести его в Галлию.

Консула Лентула , пытавшегося преградить ему путь, Спартак разбил. Тяжёлое поражение нанёс он у Мутины и вышедшему к нему навстречу наместнику Цизальпинской Галлии Кассию. 400 римлян заставил Спартак биться как гладиаторов в память погибшего Крикса. Теперь спартаковцы могли двигаться вперёд, не встречая сопротивления.

Но Спартак отказался от своего первоначального плана. Причины этого нам неизвестны, источники о них ничего не сообщают. Современные исследователи высказывали разные предположения. Возможно, что на севере Италии, где было сильно не только крупное землевладение, но и зажиточное крестьянство, восставшие рабы натолкнулись на чрезмерно враждебное отношение местного населения. Возможно, их напугал трудный переход через Альпы, и они решили искать иных путей освобождения.

Возможно, наконец, что возобладало мнение тех, кто считали, что борьбу следует продолжать на территории Италии.
Как бы там ни было, войско Спартака повернуло обратно к югу. Соединив свои армии, консулы попытались задержать повстанцев, но были снова разбиты. Все знатные и богатые были в панике. Они думали, что Спартак пойдёт на Рим и что над ними нависла угроза гораздо более страшная, чем тогда, когда у ворот Рима стоял Ганнибал.
Страх, внушаемый победоносной армией рабов, был так велик, что некоторое время никто не соглашался принять на себя командование новой экспедицией против Спартака. Наконец, свою кандидатуру на должность главнокомандующего выставил Красс. Издавна соперничая с Помпеем, он надеялся, что, разломив Спартака, он затмит славу победителя серторианцев.

Свою деятельность Красс начал с того, что применил по отношению к разбитым рабами легионам старинное, исключительно жестокое наказание, так называемую децимацию, то есть казнь по жребию каждого десятого солдата. По сообщению некоторых источников, число казнённых достигло 4000, и Красс стал для своей армии страшнее, чем неприятель. Однако в битве, которая произошла на границе Пиценской области между шестью легионами Красса и спартаковцами, последние опять одержали победу.
Спартак  продвигался к югу. Теперь он намеревался переправиться в Сицилию и поднять сицилийских рабов. После подавления второго сицилийского восстания рабы там находились под неусыпным надзором. Под страхом смерти было им запрещено иметь какое бы то ни было окружие.

Цицерон рассказывает случай, когда одному из наместником Сицилии был прислан в подарок убитый на охоте огромный вепрь. Но когда наместник узнал, что вепря убил раб человек, приславшего ему этот дар, он приказал казнить раба за то, что тот нарушил запрет и вооружился на время охоты дротиком. И всё-таки, несмотря на страшный террор, среди рабов Сицилии начинались волнения. Тот же Цицерон упоминает, что в нескольких крупных имениях были раскрыты возникшие среди рабов за говоры. Если бы спартаковцам удалось соединиться с сицилийскими рабами, силы их чрезвычайно возросли бы. Средства для переправы должны были доставить пираты, среди которых было также много рабов.

Однако, по неизвестным причинам, пираты своё обещание не выполнили и флот повстанцам не предоставили. Правда, со своим обычным умением найти выход из самого трудного положения спартаковцы попытались соорудить плоты из бочек, покрытых настилом из веток и брёвен, связанных  кожаными ремнями. Однако организовать массовую переправу
Спартаку не удалось.
Тогда Спартак решил идти по направлению к Брундизию, что¬бы осуществить свой план вывода рабов из Италии (но на этот раз не в Галлию, а в Иллирию и Фракию). И снова часть повстанцев, не одобрив это намерение, отделилась от Спартака, избрав своими командирами Каста  и Ганника, которые были раз¬ним затем Крассом. Силы спартаковцев были опять ослаблены.