postheadericon Первая пуническая война.

Первая пуническая война.

Римляни карфагенян называли пуннами. В древности самым важным этапом в борьбе за господство на Средиземном море были воины  Рима с Карфагеном. Карфаген был основан в конце IX в. до н. э. как колония финикийского города Тира. В связи с упадком Тира в VII в. до н. э. Карфаген подчинил себе другие финикийские города северного побережья Африки и стал основывать собственные колонии по берегам и на островах Средиземного моря. К IV в. до н. э. окончательно образовалась колониальная рабовладельческая держава Карфагена, в которую входили северное побережье Африки от Киренайки до Столбов Геракла, Южная Испания, Балеарские и Питиусские острова, часть Корсики и  Сардиния и большая часть Сицилии.

Благоприятное географическое положение Карфагена, как центры державы, содействовало его экономическому процветанию. Город лежал в северо-восточной части современного Туниса, в глубине залива, недалеко от устья реки Баграда (современная Меджарда), орошавшей плодородную равнину.

В ней лежали крупные поместья карфагенских рабовладельцев. Расположенный на главных морских путях, связывавших восточное Средиземноморья с западным, Карфаген был также центром обширной торговли . носившей главным образом посреднический характер. Крупные карфагенские торговцы получали огромные барыши, меняя ремесленные изделия Востока на серебро, слоновую кость, страусовое перо и другое ценное сырье, которое они получали из Испании и Африки. Большое значение имела также работорговля.
Таким образом, в экономике Карфагена главную роль играли крупное сельское хозяйство и оптовая торговля, что определило его социальный и политический строй. Власть в Карфагене принадлежала рабовладельческой олигархии, распадавшейся на две группы: земельную и торговую. Они часто враждовали друг с другом, особенно по вопросам внешней политики: аграрии были противниками колониальной экспансии и стояли за расширение и укрепление позиций в Африке. Крестьянство в Карфагене отсутствовало, свободные ремесленники были относительно немногочисленны; это определило слабость демократии.
По своему политическому устройству Карфаген являлся рабовладельческой олигархической республикой. Народное собрание большой роли не играло. Система политических подкупов, широко распространённая в Карфагене, давала возможность правящей в данный момент олигархической группе проводить нужную ей политику. Высшим государственным органом являлись совет старейшин (сенат) и коллегия 104-х, служившая главным оплотом олигархии. Это была высшая судебная и контрольная инстанция. Во главе исполнительной власти стояли два суфета, напоминавшие римских консулов.
Карфаген обладал мощным торговым и военным флотом. Армия состояла из, ополчения граждан, из контингентом, которые должны были выставлять подчинённые города и племена, и из наёмников. Последние играли в армии главную роль. Большое значение в жизни Карфагена имели полководцы. Опираясь на войско и привлекая демагогическими обещаниями на свою сторону народное собрание, они иногда выступали против правящей олигархической клики.
Гнёт Карфагена тяжело давил на его колониальную периферию. Подвластные территории не только должны были давать военную силу, но и уплачивать тяжёлые налоги. Это вызывало острое недовольство, иногда выливавшееся в восстания. Особенно опасными для Карфагена были восстания ливийских племён, к которым присоединялись рабы.
Материальные средства Карфагена, получавшиеся благодаря эксплуатации колоний и грабительской торговле, были очень велики.

Рим по сравнению с ним был бедным государством.
Первая война Рима с Карфагеном произошла из-за Сицилии. К 60-м годам III в. до н. э. римляне, как было сказано выше, завладев Южной Италией, вплотную приблизились к Сицилии, от которой их отделял только узкий пролив. Политическая ситуация на острове была очень сложной. После неудачной экспедиции Пирра карфагеняне снова завладели большей частью острова. В руках греков осталось не больше 1/4 территории острова (в восточной его части). Город Мессана с окружающей областью захвачен бандой бывших сицилийских наёмников, называвших себя мамертиндами, то есть сыновьями Марса. Сиракузский притер Гиерон нанёс им поражение и был провозглашён царём под именен Гиерона II.

Так как мамертинцы не надеялись собственными силами отбить сиракузян, то они решили отдаться под покровительство Карфагена и впустили в Мессану карфагенский отряд. Но затем у них взяли верх сторонники римской ориентации в Рим было отправлено посольство с просьбой заключить с Мессаной союз.
Сенат не мог прийти к определённому решению, так как голоса в нём разделились. Тогда вопрос был поставлен в народном собрании. Под давлением военной партии оно постановили заключить с мамертинцами союз и оказать им помощь. Небольшой римский отряд прорвался через пролив, охраняемый карфагенским флотом, и вошёл в город, а испуганный начальник карфагенского гарнизона очистил город. Это было начало первой Пунической    войны (264 г. до н. э.).


Первые четыре года война велась в Сицилии римляне воевали к союзе с Гиероном. Там, где дело касалось чисто сухопутных операций, перевес был на римской стороне, но с приморскими крепостями, которых поддерживал карфагенский флот, римляне справиться не могли: флота у них почти не было.

Неприятельские суда начали даже нападать на побережья Италии. Тогда римский сенат принял решение в кратчайший срок создать Военный флот. Очень быстро построили 100 больших пятипалубных кораблей и 20 трёхпалубных. В носовой части корабли были снабжены подъёмными мостками с крючьями на конце и перилами по бокам. Когда римский корабль сближался с неприятельским, мостки перекидывались на палубу противника, и по ним устремлялась пехота. Эти абордажные мостки на морском языке подучили название «воронов». При их помощи молодой римский флот одержал первую крупную победу около мыса и г. Милы на северном берегу Сицилии (260 г. до н. э.).


Следствием этого успеха явился смелый план нанести Карфагену решительный удар в Африке. Летом 256 г. до н. э. большим римский флот из 330 судов во главе с обоими консулами отплыл из Мессаны в Африку. У мыса Экнома, на юго-западном побережье Сицилии, его встретил карфагенский флот. Разыгралось одно из самых крупных морских сражений древности, в Котором карфагеняне были разбиты. Римляне высадились в Африке, близ Карфагена, и стали опустошать страну. Они захватили более 20 тысяч пленных и много скота. Однако сенат отдал приказ, чтобы на зиму один из консулов с частью войска остался и Африке, а другой с пленными и второй половиной войска вернулся в Италию.
В Африке остался Марк Атилий Регул с 15 тыс. пехоты, 500 всадниками и 40 судами. Первое время он удачно действовал против карфагенян, разбил их полевую армию и близко подошёл к стенам Карфагена.

Против карфагенян начали выступать нумидийцы и подвластные ливийские племена. Карфагенское правительство предложило Регулу начать мирные переговоры. Однако консул выдвинул совершенно неприемлемые для Карфагена условия мира, и переговоры были прерваны.
Карфагенское правительство занялось энергичной вербовкой наёмников, в то время как Регул в бездействии стоял перед Карфагеном. Среди греческих наёмников оказался способный офицер, спартанец Ксантин. Он был поставлен во главе реорганизованной и усиленной карфагенской армии, которая теперь состояла из 12 ООО пехоты, 4000 конницы и сотни боевых слонов. Регул неосторожно принял бой в невыгодных для себя условиях и был разбит наголову: из всего римского войска спаслось лишь 2000 человек.

Сам Регул попал в плен, где впоследствии и умер. В довершение катастрофы римский флот, приставший к берегам Африки и захвативший с собой остатки армии Регула, на обратном пути попал в шторм и почти весь погиб (255 г. до н. э.).


Неудача африканской экспедиции объясняется как неподготовленностью римской армии и флота к столь сложным военным операциям, так и бездарностью римского высшего командования. В дальнейшем война происходила почти исключительно на территории Сицилии. Римский флот испытал ещё несколько крупных не удач, зато на суше перевес был неизменно на стороне римлян.

К 250 г. до н. э. в руках карфагенян остались только два крупных центра в Сицилии — морские крепости Лилибей и Дрепан.
Однако в 247 г. до н. э. в Сицилию прибыл молодой и способный карфагенский полководец Гамилькар Барка. Он реорганизовал карфагенское войско и укрепил в нём дисциплину. Карфагенский флот напал на южное побережье Италии и опустошил его. В Сицилии Гамилькар занял своими войсками местность на северном берегу и стал оттуда нападать на расположения римских войск в Сицилии и систематически разорять южные берега Италии. Римскому сенату стало ясно, что война не может быть выиграна без решительной победы на море, а для этого нужно было построить новый флот.

В римской казне денег не было. Тогда произвели государственный заём (трибут) у состоятельных людей, с тем что эти деньги будут возвращены с процентами после окончания войны. На собранные таким путём средства построили сильный флот из 200 пятипалубных судов усовершенствовали типа, при постройке которых был учтён весь опыт войны. В 242 г. до н. э. консул Гай Лутаций Катул во главе нового флота занял Лилибей и Дрепан, а в 241 г. нанёс Карфагенскому флоту решительное поражение у Эгатских островов, к западу от Сицилии.
Карфагенское правительство, истощённое войной и к тому же потерявшее Испанию с её серебряными рудниками, решило включить мир. Согласно мирному договору, карфагеняне должны были отдать Риму Сицилию (кроме владений Гиерона, которому была оставлена независимость) и острова, лежавшие между Италией и Сицилией, заплатить в течение десяти лет контрибуцию в размере 3200 талантов и вернуть римлянам без выкупа всех пленных (241 г. до н. э.).
У карфагенского правительства не было средств. Чтоб полностью расплатиться с наёмниками. На  этой почве сейчас же после окончания воины среди наёмных войск началось брожение, скоро перешедшее в открытое восстание. К наёмникам присоединились рабы и зависимые от Карфагена ливийцы. Даже некоторые карфагенские города перешли на сторону восставших. Восстанием руководили ливиец Матон, рабкампанец Спендий и галл Автарит.

Восстание длилось более трёх лет (241—238 гг. до н. э.). Оно было чрезвычайно опасно для рабовладельческого Карфагена. Ядро восставших составляли опытные наёмные войска. Одно время Карфаген был отрезан с суши и мог поддерживать связи с внешним миром только по морю. Подавление восстания затруднялось раздорами среди карфагенских олигархов: там боролись партии Ганнона и Гамилькара.

Первая отражала интересы аграриев, вторая — торгово-ремесленных слоёв. В зависимости от того, чья партия брала верх, во главе правительственных войск становился то Ганнон, то Гамилькар. В конце концов победила партия Гамилькара, и ему удалось довести до конца борьбу с восставшими. Он действовал то хитростью и вероломством, то беспощадной жестокостью.

Греческий историк Полибий, у которого имеется рассказ о восстании 241—238 гг., говорит, что это была «война самая жестокая и исполненная беззаконий из всех известных нам в истории войн» .
Во время восстания Рим и Сиракузы помогали карфагенскому правительству, но едва только восстание было подавлено, римляне захватили Сардинию и укрепились на Корсике, которая была занята ещё во время первой Пунической войны.

На протесты Карфагена римское правительство ответило угрозой начать новую войну. Карфаген в тот момент воевать, конечно, не мог, и ему пришлось примириться с потерей двух больших островов. Этот акт римского вероломства усилил в Карфагене ненависть к Риму и породил там реваншистские настроения.
Период после окончания первой Пунической войны характеризуется усилением демократического
движения в Риме. Народные массы, принесшие такие огромные жертвы для войны, ничего от неё не выиграли. Плодородные земли в Сицилии, ставшей первой римской провинцией, были захвачены богатыми рабовладельцами: ни одной колонии туда не было выведено.

Война обнаружила все недостатки римской олигархической правительственной системы. В то же время политический кругозор италийского крестьянства значительно расширился, и выросли его политические требования.
Результатом этого явился ряд политических реформ и других мероприятий, проведённых в интересах демократии. Сейчас же после окончания войны, вероятно в 241 г. до н. э., была проведена реформа центуриатных комиций, о которой упоминалось выше. Цель её состояла в том, чтобы уничтожить абсолютное преобладание в народном собрании первого имущественного разряда и усилить влияние второго и третьего. Количество центурий в каждом разряде было уравнено (по 70), а общее число центурий доведено до 373. Таким образом, абсолютное большинство составляли 187 центурий, и вопрос решался голосами первого, второго и части третьего разрядов.
Вождём римской демократии 30-х и 20-х годов III в. до н. э. являлся Гай Фламиний. При его поддержке был проведён закон, предложенный народным трибуном Гаем Клавдием и названный его именем (около 220 г.). Этот закон запрещал сенаторам владеть крупными судами, что лишало их возможности принимать участие в морской торговле. Закон Клавдия был проведён в интересах формирующегося сословия всадников, которые были заин¬тересованы в устранении нобилитета от торговых операций.

Повидимому, он явился результатом соглашения между всадничеством и плебейской демократией.
В связи с демократическим движением стоит проникновение римлян в Цизальпинскую Галлию. Так как римское крестьянство ничего не получило после первой Пунической войны, то одним из главных требований демократического движения стало наделение крестьян землёй. Эту землю решено было захватить у галлов Паданской равнины. В 224—222 гг. до н. э. римляне поко¬рили два главных галльских племени — инсубров и бойев. Галлы вынуждены были отдать часть своей территории, выдать залож ников платить дань. На захваченной земле было основано несколько 
римских колоний.
После подавления восстания и захвата римлянами Сардинии и Корсики в Карфагене усилилось  влияние военной партии во главе с Гамилькаром.
В планы той партии входило расширение карфагенских владений
в Испании.

Таким путём Гамилькар хотел создать прочную раз для новой войны с Римом. Пиренейский полуостров славилось в древности месторождением благородных металлов и плодородные
почвы. Южная Испания служила ключом, запиравшим вход  Атлантический океан.

Вот почему Пиренейский полуостров издавна привлекал к себе колонизаторов. Сначала ими были финикиняни, затем карфагеняне. На юге и юго-востоке Испании в Ницце VI в. до н. э. образовались обширные колониальные владения Карфагена. Старые финикийские города вошли в их состав но, по-видимому, пользовались автономией. Коренное население Пиренейского полуострова состояло из воинственных и свободолюбивых племён иберов и кельтов. В их лице карфагеняне нашли прекрасный боевой материал для наёмных войск, но с ними же приходилось вести постоянную борьбу.
Занятый войной с Римом, Карфаген ослабил свои силы в Испании и потерял там часть своих владений. Гамилькару, отправившемуся Туда в 237 г. до н. э., удалось не только восстановить, но и расширить карфагенское господство. Но в 229 г. он погиб во время похода против одного из иберских племён.


Преемником Гамилькара войско избрало его зятя Гасдрубала. Гасдрубал также пользовался большим влиянием в Карфагене и успешно продолжал политику военной партии. Карфагенские владения в Испании увеличились ещё больше: по восточному побережью они простирались до реки Ибера (Эбро) и шли далеко вглубь полуострова. На юго-восточном берегу, недалеко от богатых серебряных рудников, Гасдрубал основал город Новый Карфаген (современная Картахена), ставший главным оплотом его могущества. У Гасдрубала была прекрасная армия, насчиты¬вавшая 50 000 пехоты и 6000 конницы.
Римляне были сильно обеспокоены продвижением карфагенян на север Испании. Римский сенат направил к Гасдрубалу посольство, потребовавшее, чтобы вооружённые карфагенские силы не переходили Ибер. С Гасдрубалом был заключён договор. При¬нять более решительные меры против расширения карфагенского господства в Испании римляне не могли, так как были заняты войной с галлами.


221 г. до н. э. Гасдрубала убил какойто кельт. Карфагенские войска в Испании выбрали главнокомандующим старшего сына Гамилькара, 25-летнего Ганнибала. Его избрание встретил сильное сопротивление карфагенской олигархии, опасавшейся чрезмерного усиления семьи Баркидов, которые вели себя I Испании слишком самостоятельно. Однако Ганнибал, пользо вавшийся большой популярностью в армии, щедрыми подаркам» купил часть сената и народного собрания и был утверждён в должности главнокомандующего в Испании.
Ганнибал, несмотря на свою молодость, был уже опытным полководцем. С малых лет он питал ненависть к римлянам. Ливий рассказывает, что когда Гамилькар собирался в Испанию и приносил по этому случаю жертвы богам, его девятилетний сын Ганнибал стал просить отца взять его с собой. «Тогда, говорят, Гамилькар велел ему подойти к жертвеннику и, коснувшись его рукой, произнести клятву, что он будет врагом римского народа как только это ему позволит возраст» Пребывание в Испании под руководством отца, а затем шурина послужило для Ганни¬бала прекрасной школой.
Став главнокомандующим, Ганнибал начал приводить в исполнение стратегический план, уже давно, по-видимому, продуманный Баркидами. Этот план состоял в том, чтобы напасть на Рим в самой Италии, что было возможно только путём вторже¬ния с севера, через Альпы (десант в Италии исключался, так к$к римский флот господствовал на море). Поход из Испании в Италию и, особенно, переход через Альпы был чрезвычайно труден. Однако все трудности, по мнению Ганнибала, искупались теми огромными преимуществами военного и политического характера, которые он приобретал, очутившись в Италии. Главная ставка Ганнибала была на отпадение от Рима италийских племён.
В течение летних кампаний 221 и 220 гг. до н. э. Ганнибал покорил несколько племён Центральной Испании, чтобы обеспечить себе тыл.

 

Похожие материалы