postheadericon Природа и население древней Италиеи

Природа и население древней Италиеи

История Рима вначале была связана только с Апеннинским полуостровом, да и позднее, до самого конца III в. н. э.,

Италия  оставалась политическим центром Римского государства. Вот почему, приступая к изучению римской истории, прежде всего необходимо познакомиться с природными условиями Апеннинского полуострова и долины реки По и с теми племенами, которые их населяли в древности.
Апеннинский полуостров узкой и длинной по- Природа лосой глубоко вдаётся в Средиземное море. Италии.

С севера к нему примыкает долина реки По (древнее название реки — Падуе), замкнутая с трёх сторон Альпийскими горами. Ответвлением Альп является горная цепь Апеннин, которая тянется по всему полуострову, разделяясь на несколько хребтов и постепенно понижаясь к югу. Большой остров Сицилия, отделённый от Италии узким Сицилийским (или Мессанским) проливом, геологически является продолжением материка.
Апеннинский полуостров с востока омывается Адриатическим морем, с юга — Ионийским, с запада — Тирренским; все они являются частями Средиземного моря. Однако, несмотря на обилие морских путей сообщения, берега Апеннинского полуострова не везде удобны для плавания. Береговая линия относительно мало расчленена.

древняя италия

На восточном (Адриатическом) побережье почти нет удобных бухт, вдоль берегов тянутся отмели, что не даёт возможности судам близко подходить к суше. Более изрезано южное побережье: там есть несколько хороших естественных гаваней. Наиболее извилисты западные берега Италии, особенно.


Первоначально «Италией » называлась только южная оконечность Апеннинского полуострова.

Во второй половине III в. до н. э. назпание «Италия» стали применять по отношению ко всему полуострову, и лишь в начале империи северной границей Италии сделались Альпы, то есть и долина реки По (Паданская равнина) была включена в состав Италии.
в средней части, в Кампании (современные Неаполитанский и Салернский заливы).
Островная система Апеннинского полуострова небогата. Вдоль Адриатического побережья островов почти нет. Значительно больше их у западных берегов Ильва [современная Эльба], Планазия, группа Понтийских островов, Капреи и др.. Сицилия фактически представляет часть материка, Сардиния и Корсика, наоборот, слишком удалены от него. Таким образом, если сравнить характер береговой линии и островную систему Италии с южной частью Балканского полуострова, то нужно признать, что условия для развития мореплавания в Греции были значительно лучше, чем в Италии.
Рельефом и характером почв Италия также сильно отличается от Греции. Её северную часть составляет обширная Паданская равнина, образованная наносами реки По и её многочисленных притока почва здесь очень плодородна. Апеннинские горы, прорезающие весь полуостров с севера на юг, труднодоступны только в средней части (современные Абруццкие Апеннины). В северной части они образуют ряд долин и котлованов с плодородной почвой, связанных друг с другом удобными проходами.

Южные Апеннины распадаются на несколько невысоких горных цепей, переходящих в холмистые предгорья. Поэтому Италия не была в такой степени, как Греция, расчленена на отдельные замкнутые области, изолированные друг от друга.
Кроме Паданской равнины, в Италии много других низменностей и равнин: многочисленные низменности по течению мелких речек, впадающих в Адриатическое и Тирренское моря, и такие равнины, как Лаций и Кампания с их плодородной вулканической почвой.
Следы вулканической деятельности очень значительны в Италии, Сицилии и на островах. До сих пор действуют вулканы Везувий, Этна, Стромболи (в группе вулканических Липарских островов). Очень много потухших вулканов. Их деятельности в прошлом Италия и Сицилия в значительной степени обязаны своей плодородной почвой.
Речная система Италии довольно развита, но подавляющее большинство рек не судоходно. Самой крупной водной артерией является По, образующий со своими многочисленными притоками чрезвычайно разветвлённую систему.

Из рек Апеннинского полуострова большую роль играл Тибр (теперь доступен только для мелких судов). Из других рек нужно упомянуть Арно (древний Арнус), Лирис, Вольтурн и Офанто (древний Ауфид). Многие речки южной части полуострова и Сицилии летом пересыхают. В древности реки Апеннинского полуострова были полноводнее благодаря обилию лесов, задерживавших влагу и ныне в значительной части вырубленных.
Полезными ископаемыми Италия не слишком богата. Главнейшие из них — мрамор и строительный камень.

В древности в некоторых областях добывали металлы: железо — на острове Ильве, медь и олово — в Этрурии.


Благодаря значительной протяжённости Италии с севера на юг, климат её, в целом будучи мягким (средиземноморским), имеет некоторые колебания. Апеннинский полуостров, особенно его южная часть, так же как и острова, являются областью субтропического климата, характеризующегося сухим и жарким летом и тёплой зимой; заморозки и снег бывают там очень редко. К северу от Апеннин, в Паданской равнине, климат переходный от субтропического к умеренному: средняя температура января около 0, тогда как на юге Италии она +10— +11°. Количество осадков колеблется по отдельным областям от 500 мм до 1500—2000 мм в год. Максимальное количество их приходится на зиму. Но дожди не имеют затяжного характера, и облачность даже в дождливое время невелика.
Плодородная почва и благоприятные климатические условия создали в Италии богатую флору. Правда, культурными растениями древняя Италия была беднее современной. В древней Италии не было ни апельсинов, ни мандаринов, ни померанцевых, ни лимонных, ни тутовых деревьев: они появились в Италии только в средние века и в новое время. Но уже римляне начали разводить виноград, оливки, каштаны, абрикосовые, фиговые и персиковые деревья. Тогда же появились кипарисы и пинии. Из шикни м древней Италии сеяли пшеницу, полбу, просо, ячмень,
Древние авторы обращают внимание на большое количество лесов, покрывавших Италию. Полибий во II в. до н. э. писал о дубовых рощах, в которых паслись стада свиней: «Как много растёт желудей, — пишет он, — на этих равнинах в дубовых лесах, раскинутых на некотором расстоянии один от другого, всякий может лучше всего заключить из следующего: в Италии убивают огромное количество свиней частью для домашнего употребления, частью для продовольствия войск, и животных привозят главным образом с этих равнин» (II, 15). Из домашних животных, кроме свиней, были известны: крупный рогатый скот, лошади, овцы, козы. Из диких животных водились волки, медведи, зайцы, белки, дикие козы, газели и др.
Апеннинский полуостров занимал центральное положение в Средиземном море. Отделённый на севере от Средней Европы Альпийскими горами, на юге он через Сицилию близко подходил к северному побережью Африки. Хотя Альпы затрудняли доступ в Италию, но они не могли служить непреодолимой преградой для проникновения туда отдельных племенных групп и вместе с ними культурных влияний из Европы. Южная Италия и острова, будучи расположены в самом центре Средиземноморья, издавна находились в связи с древнейшими районами средизем¬номорской культуры. Италия, как свидетельствуют археологические данные, очень рано была связана с эгейским миром, с Пиренейским полуостровом и дунайским бассейном.
Однако географическая среда древней Италии была менее благоприятна для исторического развития, чем природные условия Греции. Апеннинский полуостров лежал далеко от центров древневосточной культуры, сыгравшей такую большую роль в развитии Греции. Характер восточного побережья Италии и слабое развитие островной системы мешали связям с Балканским полуостровом. Природные богатства Италии — плодородная почва, служившая предпосылкой развития сельского хозяйства, строительные материалы, отчасти металлы — приводили к некоторой хозяйственной автаркии страны и до известной степени задерживали развитие внешних сношений коренного населения Италии.

Поэтому оно значительно отстало в своём развитии от ближайших соседей — от греков и карфагенян, что дало возможность последним без труда захватить побережья Сицилии, Южной Италии и Кампании. Местное население было подчинено или оттеснено вглубь страны. Позднее греческие колонии стали источником экономических, и культурных влияний на основной массив италийского населения. Этруски были первым племенем, история которого развивалась в значительной степени под влиянием греков Южной Италии и во взаимодействии с ними.

Но уже во второй половине VI в. этруски в союзе с карфагенянами остановили дальнейшее продвижение греков на запад. Впрочем, это были кратковременные успехи, так как в V в. могущество этрусков начало быстро падать. Если, таким образом, географические условия Италии на ран¬них этапах её истории не были благоприятны для быстрого развития общественной жизни, то позднее эти же условия стали одной из предпосылок роста римского военного могущества.

Аграрный характер. хозяйства Италии, богатство её сырьевыми ресурсами и относительно позднее и медленное развитие внешних сношений позволили в течение долгого времени сохраняться италийскому крестьянству. Его массовое разорение начинается только в середине II в. до н. э., да и то происходит далеко неравномерно в разных частях полуострова. Поэтому в борьбе за господство на Средиземном море Рим обладал лучшими людскими кадрами, чем его противники — Карфаген, Греция, Сирия и др. В то время как армии этих последних вербовались главным образом из наёмников, Рим до конца II в. до н. э. сохранил гражданское ополчение, состоявшее преимущественно из крестьян.

Поэтому морально-политический уровень римской армии стоял значительно выше уровня армий его противников. Центральное положение Апеннинского полуострова давало Риму в этой борьбе значительные стратегические преимущества, так как он мог действовать по внутренним операционным путям и относительно быстро концентрировать свои силы для удара в определённом направлении.

В истории же европейской культуры именно центральное место полуострова облегчило Риму романтизацию Запада.
Население древней Италии, если взять время приблизительно к середине IV в. до н. э., было  очень пестрым. На севере, в Паданскои равнине,  которую римляне называли «Цизальпинской Гал¬лией», и к юго-востоку от неё, между Апеннинами и Адриатикой, жили племена галлов (кельтов): инсубры, ценоманы, бойи и сеноны.

К северу и северо-востоку от дельты По находились венеты. Северные Апеннины, генуэзское побережье и Приморские Альпы занимали лигуры.
Холмистую область к западу от Тибра, вплоть до Тирренского моря, населяли этруски (или туски), которых греки называли тирренами.
К востоку от этрусков, в центральных Апеннинах, обитали умбры, а ещё дальше на восток — пицены. Холмистую равнину к югу от нижнего течения Тибра населяли латины (область так называемого древнего Лация). Непосредственными соседями их были: с севера — сабины, с северо-востока — эквы, с востока — герники, с юга — вольски.
К югу от пиценов, в восточной части Средней Италии, жили мелкие племена вестинов, марсов и др., а к югу от них, в центральной части Средней Италии, — большая группа племён, объединяемая общим названием «самниты».
Население Кампании образовалось из смешения местного племени оскои и части самнитов, покоривших осков, в результате чего образовалась этническая группа кампанцев, испытавшая сильное влияние греческой культуры. Кроме этого, в формировании кампанской народности и кампанской культуры известную роль сыграли этруски, в VII—VI вв. господствовавшие в Кампании.
Западную часть Южной Италии — области Луканию и Бруттий — занимала южная ветвь самнитов — лукавы и бруттии. В посточной части Южной Италии — в Апулии и Калабрии — жили мелкие племена мессапов, япигов и др.
Южное и западное побережья Южной Италии, как уже указывалось выше, были заняты греческими колониями.
В Сицилии древнее население острова — сикулы и сиканы -— было оттеснено вглубь страны греками, колонизовавшими побережья восточной части, и карфагенянами, захватившими побережья западной части острова.
С точки зрения лингвистической население Италии и Сицилии (не считая колонизаторов — греков и карфагенян) распадалось на несколько групп: кельтскую, венетскую, оскско-умбрскую, латино-фалискско-сикульскую, мессапскую, сиканскую и этрусскую.
Сведения о лигурском и пиценском языках настолько ничтожны, что определить их лингвистическую принадлежность почти невозможно. В частности, относительно лигурского языка сущест¬вуют два предположения: одно— что это язык кельтской группы, другое — что он родственен латино-фалискско-сикульскому.
Венетский и мессапский языки, по видимому, были близки к иллирийским языкам Балканского полуострова. К оскско-умбрской группе принадлежали умбры, оски и упомянутые выше племена Средней Италии: сабины, марсы, эквы, герники, вольски, самниты а др. (римляне называли их собирательным именем «сабеллы»).

Язык, на котором говорили фалиски, был близок к латинскому, но испытал некоторое влияние этрусского и оскско-умбрского.
Нелегко объяснить несомненное родство языков латино-фалискского и сикульского. Возможно, что сикулы некогда населили не только Сицилию, но и часть Апеннинского полуострова, откуда позднее были вытеснены. Это предположение, высказанное ещё античными писателями, подтверждается раскопками на юге Италии, обнаружившими культуру, тождественную культуре островных сикулов.


Что касается сиканов, населявших западную часть Сицилии, то их язык, повидимому, резко отличался от италийских языков и был близок к ливийско-иберской лингвистической группе, то есть к древнейшим языкам Испании и Северной Африки.
Изолированным от италийских языков был этруски. также язык этрусков. Этрусская проблема до сих пор не решена наукой.

Этруски оставили большое количество памятников материальной культуры: остатки городских поселений, могильные сооружения, утварь, оружие, много настенных и скульптурных изображений, изделия художественного ремесла и т. п. От этрусков дошло до нас около 9000 надписей.

Фонетически они читаются довольно легко, так как в основе этрусского нлфлвита лежит греческий. Однако понимание этрусских текстов истречает большие трудности. Нам известны некоторые сословно- кластовые понятия, термины родства, отдельные названия должностных лиц, имена богов, некоторые, глаголы и местоимения; в лучшем случае удаётся схватить смысл отдельных надписей. Но и только: этрусского языка в целом мы не знаем. Нам неизвестно даже, к какой языковой системе он принадлежит. Вероятнее всего, — это язык неиндоевропейский. Но до сих пор идут споры, к какой другой системе его можно отнести. художественные изделия — вазы, канделябры, золотые вещи — поражают своим мастерством.

В VII—V вв. до н. э. широкое развитие получила у этрусков внешняя торговля — с Карфагеном, с греческими колониями Италии и Сицилии и даже с Афинами.
Этрусское изобразительное искусство носило реалистический, а в ряде случаев даже натуралистический характер.

В религии -этрусков довольно сильны греческие элементы. Но общий дух прусской религии резко отличался от греческой своим мрачным характером. В ней большую роль играли представления о поту¬стороннем мире и загробном воздаянии. Мир рисовали насечённым страшными демонами, требующими умилостивительных жертв, к числу которых принадлежали и человеческие жертво¬приношения. Этрусская религия отличалась сложными обрядами. К ним принадлежала и детально разработанная система гаданий по небесным явлениям, по внутренностям жертвенных животных и пр. Полагают, что этрусский культ оказал влияние на другие италийские народы, в особенности на римлян.


Общественный строй этрусков нельзя полностью выяснить, пока не прочтены этрусские письменные источники. Однако на основании археологических памятников и некоторых разгаданных терминов этрусского языка можно предположить, что этрусское общество VI—IV вв. до н. э. обладало довольно значительной классовой дифференциацией. Во главе этрусских полисов стояла рабовладельческая знать, эксплуатировавшая рабов и зависимое сельское население. Повидимому, этрусское общество можно нажать раннерабовладельческим.
Однако рядом с "этим общественным расслоением у этрусков существовали сильные пережитки родового строя, в частности пережитки материнского права. Есть много надгробных надписей, где вместе с отцом покойного упоминается и его мать. Часто обозначается только имя матери. На изображениях пиров, на саркофагах жена фигурирует рядом со своим мужем, что было бы несовместимым с патриархальным строем семьи.
У этрусков никогда не было единого государства. Полити¬ческой организацией их служили федерации автономных полисов. И Этрурии, например известна федерация 12 полисов.
Свидетельства античных писателей и археологические данные говорят о том, что в VII—VI вв. до н. э. этруски играли в Италии крупную политическую роль. Они господствовали в долине По до конца V в. В VII—VI вв. до н. э. в Лации можно констатировать сильнейшее этрусское влияние, повидимому, даже полити¬ческое господство. В начале VI в. до н. э. этрусками был основан  город Капуя в Кампании. В 535 г. в морской битве около о. Кор¬тики они в союзе с карфагенянами разбили греков, о чём упоминалось выше. Только с конца VI в. до н. э. начинается постепенное падение этрусского могущества.
Вопрос о происхождении этрусков является одним из самых темных. Согласно господствовавшему в античной традиции мнению, этруски переселились в Италию из Малой Азии.

Существует ряд фактов, которые подтверждают эту точку зрения, принятую и многими современными учёными. К этим фактам относятся: надпись на языке, близком к этрусскому, найденная на о. Лемносе в Эгейском море; свидетельства египетских источников о нападении на Египет «народов моря», среди которых упоминается народ турша; сходство некоторых этрусских изображений с памятниками эгейского мира и Малой Азии и др. Однако наряду с этими фактами есть и другие, говорящие об италийском характере этрусской культуры: ряд общих у этрусков с италиками собственных имён, обычаев, религиозных обрядов; ряд общих черт в искусстве и пр.

Объяснять это сходство только «влиянием» и «заимствованием», как часто делают, едва ли правильно.
Возможным выходом из затруднения было бы следующее предположение. Согласно античной традиции, этруски, прибывшие в Италию, отняли у древнего италийского племени умбров значительную часть территории. Действительно, некоторые местные названия подтверждают наличие в Этрурии в далёком прошлом умбрских элементов.

Поэтому возможно допустить, что в конце II или в начале I тысячелетия (появление наиболее ранних памятников этрусской культуры в Италии датируется IX—VIII вв. до н. э.), в связи с передвижениями племён в районе Балканского полуострова и Эгейского моря, отдельные группы эгейского населения (тиррены) мигрировали на запад. Они за-хватили часть территории, занятой умбрами и получившей впоследствии название Этрурии. Пришельцы подчинили местное население и образовали правящее сословие. Они принесли с собой культуру эгейского мира начала I тысячелетия Но так как, повидимому, тирренов было немного, то они испытали сильное воздействие местных италийских элементов. Таким путём сложилась своеобразная этрусская культура восточносредиземноморского характера, но пронизанная италийскими влияниями.
Это только гипотеза, одна из многих гипотез, пытающихся решить этрусскую проблему. Она тоже не безупречна и не даёт ответа на все вопросы. Но на данном этапе развития науки она, быть может, наиболее приемлема в качестве рабочей гипотезы.


Языки древней Италии и Сицилии, если исключить  лигурский и пиценский, о которых мы почти,.ничего не знаем, а также этрусский, языковая принадлежность которого неизвестна (или в лучшем
случае спорна), обычно объединяют в три боль¬шие группы: 1) кельтскую, к которой принадлежали галлы Се-верной Италии, 2) италийскую, куда входили умбры, латины фалнски, сикулы, самниты, марсы, эквы и другие мелкие племена Средней Италии, и 3) иллирийскую (венеты, мессапы). Все три I руины принадлежат к индоевропейской семье языков, именно к её западной ветви1.
Вопросы языкового сходства, близости или, наоборот, различия очень важны и для историка, так как часто они являются решающими для проблемы этногенеза, то есть происхождения отдельных этнических образований. Поэтому и в вопросе о про¬исхождении италийских племён лингвистические данные должны быть привлечены в первую очередь. В особенности они важны и тех случаях, когда другие источники отсутствуют или представлены недостаточно.
Из всех племён, населявших Италию, галлы наименее «загадочны». Они появляются на территории Италии сравнительно поздно, и их приход засвидетельствован и письменными источ¬никами, и археологическими данными.

По языку и материальной культуре галлы принадлежали к группе кельтов, в первой политик I тысячелетия до н. э. занимавшей огромную территорию теперешней Франции , Бельгии, Британских островов, Северной Испании, Южной Германии и верхнего течения Дуная. В конце V п. до н. э. галлы, перейдя Альпы, несколькими волнами второй  в Северную Италию, занятую лигурами и этрусками. Археологические данные говорят о жестокой борьбе, в результате которой галлы частью истребили местное население, частью от¬мщали его в горные районы, частью смешались с ним. Галль¬ское племя сенонов проникло даже в северную Умбрию. Только венеты избежали галльского нашествия. В 90-х годах IV в. до н.э. галлы появляются в Этрурии, что послужило началом их дли¬тельной и упорной борьбы с римлянами .


Гораздо труднее решить вопрос о происхождении двух других племён, имевших большое значение в истории Италии, — лаптоп и самнитов. Хотя их языки (вместе с умбрским) обнаруживают много сходства, что заставляет отнести их к единой италийской ветви индоевропейской языковой семьи, однако, как мы видели выше, они принадлежат к разным группам: латинский (куда, повидимому, нужно отнести языки фалисков и сикулов) и оскско-умбрской . Лингвистические данные, равно как и некоторый археологический материал (правда, очень скудный и ненадёжный) дают возможность высказать следующее предположение.
Будущие носители италийской ветви языков проникли в Италию с северо-востока, по видимому из района Дуная, двумя волнами.

Первая  волна — это предки латинов, фалисков и сикулов (их обычно называют «протолатинами»). Вероятно, они появились в Италии в начале II тысячелетия, принеся с собой бронзовую технику и широко расселившись по Италии, вплоть до восточной части Сицилии. Повидимому, они застали в Италии какое-то, ближайшим образом нам неизвестное, население неолитической эпохи, которое они частью истребили, частью смешались с ним, испытав, несомненно, некоторое влияние с его стороны.


Вторая  волна протоиталиков пришла позднее, вероятно, — во второй половине II Тысячелетия. Это были предки осков, умбров, самнитов и др. Они во многих местах вытеснили протолатинов, разбили их на отдельные изолированные группы (латины, фалиски, сикулы), и сами в свою очередь распались на множество племён, хотя и занявших сплошную территорию от Умбрии до Бруттия.


Что касается представителей иллирийской группы языков (венеты и племена- Апулии и Калабрии), то, вероятно, они проникли в Италию с западного побережья Балканского полуострова.
Таковы самые общие гипотезы о происхождении племён, на¬селявших Италию и Сицилию. Как видим, мы ещё очень далеки от сколько-нибудь ясного и бесспорного решения этого вопроса: здесь пока ещё всё шатко и неопределённо. Решение проблемы будет зависеть от прочтения этрусских надписей, от расширения археологических исследований в Италии, Сицилии и соседних областях, а также от дальнейшего углубления лингвистического анализа.