Главная История городов Ташкент Населения Ташкента

postheadericon Населения Ташкента

Населения Ташкента

 

 

 

Нам неизвестна степень имущественного и социального расслоения городского населения Ташкента XVIII столетия. Однако оно имело уже глубокие различия и делилось на имущественно и социально неравные группы, хотя и сохранившие внешнюю связь между собой, являясь «махаллинцами». Помимо явного наличия среди городского населения имущественно сильной торгово-ремесленной верхушки, полностью связывавшей свою деятельность с международной торговлей Ташкента, имелись и менее развитые и вовсе не обеспеченные слои населения. В этом нам помогает убедиться.

Перечень терминов, которые Мухаммед Салих Кори Ташкенди употребляет для определения ташкентских жителей.

 

Называя городское население собирательным термином «фукара» (народ), он неоднократно
упоминает наравне с этим «факирон» (бедняки), «муста- хон» (нуждающиеся )«арбоб» (зажиточные). И всегда отделяет фукара от феодальной группы местного общества, как бы противопоставляя их друг другу. К числу второй группы местного общества Мухаммед Салих Кори Ташкендй относит: «акабор» (вельмож), «мутасадиан» (занимающих государственные должности), «улема» (высокопоставленное духовенство), «ходимы» (царедворцы), «мулаземы» (состояние в свите, ожидающие должности).

 

Это был, в основное пришлый элемент. В Ташкенте не сложилось благоприятных условий для формирования местного феодального сословия. Чрезвычайно частая смена господствовавшей над городом военно-феодальной среды, как правило не имевшей связи с местным населением, в большинстве иноплеменников, которые свергались с пьедестала последующими захватчиками, не спо собствовала закреплению феодальной собственности в руках определенного контингента военно-феодальной знати. А неоднократно происходившие захваты города кочевыми племенами, не признававшими ислама, лишавшими мусульманскую церковь государственной поддержки, а иногда подвергавшими ее даже гонениям (при джунгарах, например), не способствовали появлению и крупного феодального церковного землевладения. Таким образом, городское население было и оставалось единственным собственником обрабатываемой земли, принадлежавшей ташкентским махаллям, и в его среде в XVIII в. еще не сложилось таких условий, которые способствовали бы возникновению в городе собственного феодального сословия, обладающего материальной основой для политического влияния на горожан.

Ташкентский городской посад развивался в не совсем обычных для среднеазиатских городов условиях, и это нашло свое отражение в его истории. Своеобразие государственной организации, сложившейся в Ташкенте с приходом к власти Юнуса-Ходжи, является этому одним из исторических примеров.

В рамках Ташкентского государства город стал довольно быстро развиваться. Росла и численность его населения. У нас нет данных, статистически точно определяющих численность ташкентского городского населения в XVIII в. Однако сведения о количестве домовладений, которые дали русские путешественники и послы, позволяют судить, что за 16 лет независимого существования численность городского населения заметно возросла. В 1740 г. Миллер полагал в городе около 6 тысяч домовладений, в 1796 г. Д. Телятников считал их около 7 тысяч, а в 1800 г. Поспелов и Бурнашев определяли их численность около 10 тысяч. Несмотря на условность этих данных, так как ни один из информаторов не пересчитывал домовладения, а пользовался расспросными сведениями, они показывают, что после организации твердой власти в Ташкент начался быстрый приток населения. Его источниками были возвращение в город временно выехавших от неурядиц местных горожан и приток жителей из кочевья.

Общая численность населения города к концу XVIII в., по нашим подсчетам, составляла несколько более 40 тысяч человек. Ташкент был в это время наиболее крупным, после Бухары, городом Средней Азии. А его население в подавляющем своем большинстве было связано с товарным хозяйством, и значительная масса его относилась к передо¬вому в условиях феодального общества ремесленно-купече¬скому слою общества.