Главная История городов Ташкент Средневековый Ташкент

postheadericon Средневековый Ташкент

Средневековый Ташкент

В XVI столетии Средняя Азия переживала важный этап исторического развития, характеризующийся массовым вселением на ее территории кочевых племен «государства узбеков». В результате этого движения пало феодально-раздробленное, ослабленное внутренними усобицами государство среднеазиатских тимуридов, власть перешла в руки феодально-племенной знати кочевых племен Ташкент, входивший до того в состав владений чингизитской династии Моголистана , был тоже подчинен силами Шейбани-хана и отдан был в удел его дяде Суиндж-ходже. Эта династия владела городом почти до конца
XVI в.
В составе шейбанидского государства город приобрел значение развитого культурного и хозяйственного центра севера Средней Азии и при Барак-хане стал на короткое время столицей государства. К XVI в. относится и первое в Ташкенте непосредственное знакомство местного торгово-ремесленного населения с Россией: ташкентский шейбанид Дервиш-хан направил в Москву торговые посольства (ко-
нец XVI в.) для утверждения с Россией торговых отношений через Волжский путь. Стремление к развитию торговли не дало реальных результатов из-за отдаленности от Ташкента и трудности торгового пути на запад через Бухару, Хиву, Каспий и Волгу. После подчинения Россией Западной Сибири ташкентское купечество вступило с ней в устойчивые связи, используя свои традиционные торговые пути по степям Казахстана. Имела положительное влияние на жизнь города и деятельность первых шей- банидов Ташкента, в особенности Кельды Мухаммеда. Являясь поклонником искусства и литературы, Кельды Мухаммед способствовал созданию условий для развития культурной жизни местного ташкентского общества путем устройства литературных состязаний, диспутов и т. д. при дворе Кельды Мухаммеда, в кругу окружавшей его знати, куда имели доступ и виднейшие представители литерату¬ры, искусства и богословия из городского населения. Зайнаддин Васифи, гератец, поэт-эмигрант, приверженец ортодоксальной богословской школы, прибывший в Таш¬кент ко двору Кельды Мухаммеда и проживший в городе более 30 лет, отмечает широкое развитие общественной жизни населения, особенно его торгово-ремесленных слоев. Васифи говорит, что на общественных собраниях горо¬жан — гяпах или меджлисах, обычным явлением были беседы и диспуты по различным вопросам религиозного мировоззрения, причем часть ташкентских мусульман кри¬тически относилась к ортодоксальному гератскому бого¬словию и выступала приверженцем рационализма.
Таким образом, Ташкент и его округ прошли своеоб¬разный путь хозяйственного, политического и культурного развития, несколько отличный от других городов цен¬тральных областей Среднеазиатского оазиса. Это оказало влияние на жизнь и деятельность местного населения. В тех условиях, в которых развивался город, главная масса его жителей оказалась тесно связанной с товарным хо¬зяйством. Военно-феодальное сословие не имело устойчи¬вого состава и на протяжении истории города в феодаль¬ную эпоху неоднократно замещалось новыми элементами, а городское население постоянно испытывало гнет много¬численных завоевателей и на опыте познавало необходи¬мость изменения существовавших порядков и обеспечения мирных условий для своего развития.
В конце XVI в. Ташкент был захвачен бухарскими шейбанидами; в руках бухарской династии аштарханидов1 город находился в XVII в., однако в 1642 г. их власть была свергнута, а Ташкент подпал под господство ханов казахского кочевья. Их власть также была уничтожена. Все кочевье и Ташкент к 1723 г. подчинили племена джунгаров (кочевники западной Монголии), феодально-племенная знать которых распространила свою власть на обитате¬лей огромной территории — от Центральной Монголии до Аральского моря и от Иртыша до Сыр-Дарьи.
Ташкент в их новых владениях был крупнейшим оази¬сом оседлой культуры и важным источником доходов. Поэтому политика джунгаров в отношении Ташкента была направлена на прочное закрепление власти над го¬родом. Для обеспечения интересов казны впервые в Средней Азии была проведена перепись домовладений Ташкента (в мусульмански странах перепись населения и домовладений считалась греховным делом). Для соблю¬дения спокойствия в городе военно-полицейское управле¬ние вручалось преданным власти казахским султанам (мусульманам). Для укрепления своего положения в обла¬сти завоеватели предпринимали меры к распространению в Ташкенте ламаизма , но в этом отношении успеха не имели.
В рамках обширного государства джунгаров торговая деятельность Ташкента получила некоторое развитие. Ташкентские купцы стали частыми «гостями» не только в степи, но и в русских пограничных городах Сибири. В 1736 г. группа ташкентских купцов впервые поехала на Макарьевскую ярмарку (Казанская ярмарка) через Орен¬бург. В 1739—1740 гг. из Оренбурга в Ташкент был отправлен под воинской охраной первый русский торговый караван.
Большое значение для развития непосредственных связей с Россией имело открытие в 40-х годах XVIII в. «Сибирского тракта»— оборудованной необходимыми сооружениями колесной дороги от Москвы до Кяхты. Однако широко воспользоваться благоприятными воз¬можностями ташкентским купцам мешали государственная неустроенность кочевья и угнетение феодалов-джунгаров, глумившихся над населением. Ташкентские жители, как писал Миллер, «не выдержав обид кайсацких (казахских), от которых хан их не оборонял и судил неправо», зарезали (5 апреля 1740 г.) в мечети казахского хана Джульбарса — калмыкского ставленника, правителя Ташкента. Од¬нако этот акт не изменил положения ташкентцев. Тяжелые условия жизни вынуждали некоторых горожан покидать город и так же, как это имело место и раньше, еще в XVII столетии, бежать в русские города Сибири и Оренбург, где они принимали российское подданство и там поселялись. Однако и оставшиеся на родине жители Ташкента не оставались бездеятельными и, хотя не имели сил откры¬то выступать, поджидали благоприятного случая для освобождения от власти джунгаров.
Оно явилось неожиданно в 1758 г. в результате раз¬грома Китаем Джунгарского государства. По словам ки¬тайских историков, Ташкент стал считаться вассальным владением Китая. Из Пекина в 1759 г. в город прибыли католические миссионеры — иезуиты Эстин, Хал, Дар, но здесь не задержались.
Так считали лишь китайские историки. На самом деле Ташкент остался независимым от Китая, предоставленным самому себе городом. Его население, политически не гото¬вое принять власть, сохранило старую форму ее органи¬заций, предоставив военно-полицейские функции пригла¬шенному в город казахскому хану с дружиной. Однако одновременно оно создало и свой собственный городской орган — «магистрат», который помещался около Кукчинских городских ворот и занимался хозяйственными и тор-говыми делами.
Но эта система разделения власти удержалась недолго. Среди ташкентцев не оказалось общепризнанных вождей и деятелей, которые могли бы возглавить город. Ташкент¬ское торгово-ремесленное сословие в неблагоприятных для него условиях прошлой истории города не успело еще достаточно развиться и не смогло создать в Ташкенте общегородской власти, подобной государственной органи¬зации русского Новгорода Великого (XII—XIII вв.). Поэтому вскоре город раздробился на четыре владения, каждое с отдельным хакимом (правителем) во главе.
Между хакимами началась вооруженная борьба за верховную власть. В нее было втянуто и население. Внутри города почти четверть столетия шли междоусобия, вся городская территория оказалась местом сражений, хотя обычным пунктом военных встреч являлся район Джангах (соврем, парк им. Пушкина) вблизи городского базара. Нейтральной территорией был только городской базар, который "продолжал свою обычную деятельность даже во время боев. За это время, лишь однажды, в 1779 г. в То¬больск было отправлено посольство, которому было по¬ручено выяснение возможностей расширения торговли с Россией.
Положение города продолжало оставаться тяжелым.
Внутренние неурядицы в Ташкенте не прошли бесслед¬но. Город стал объектом грабительских нападений кочев¬ников собственной области и за время междоусобий потерял не только дальнюю, но и ближнюю периферию — свои пригородные земледельческие районы. По свидетель¬ству современников, значительная часть орошаемых при-городных земель в это время запустела, а в ряде мест болота, заросшие камышом, подошли почти к городским стенам. Чорхаким — время раздробленности Ташкента на четыре хакимства, было одним из наиболее тяжелых пе¬риодов в истории города и его населения, временем глубо¬чайшего падения городской жизни и хозяйства. Критиче¬ское положение населения приводило наиболее передовых представителей торгово-ремесленных слоев к мысли о необходимости объединения сил для борьбы за единовла¬стие в городе, за утверждение в нем правителя, не запят¬навшего имени разжиганием междоусобицы.
Таким оказался Юнус-Ходжа, сын умершего хакима Шейхантаурской части. Он явился в город в 1784 г. с небольшой дружиной, состоящей из казахов и некоторого числа горожан, заявив претензию на место своего отца. Старейшины города удовлетворили его требования, а став хакимом, он быстро заслужил доверие горожан. Они объ¬единились вокруг нового хакима, изгнали остальных и власть над городом передали Юнусу-Ходже.