Главная Исторические памятники Православные храмы Храм в честь иконы Божей матери «Всех скорбящих радость » Федоровское(Московская обл.)

postheadericon Храм в честь иконы Божей матери «Всех скорбящих радость » Федоровское(Московская обл.)

Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » Федоровское(Московская обл.)

 

 

Они «проспали почти тысячу лет, забыв об окру­жающем мире, который тоже о них забыл», — так писал об Эфиопии историк Эдвард Гиббон. В сере­дине XVIII столетия звезда единого эфиопского государства катилась к закату. На смену импе­раторской политической власти, объединявшей страну, шла эра раздробленности, междоусобиц, социальных и экономических бед...

Эфиопия имеет многовековое прошлое, самобытную культуру, но крайне плохо известна среднестатистическому европейцу. Историческая Эфиопия является преемником Аксумского царства, возможно, основанного еще до Рождества Христова семитскими племенами, выходцами с Аравийского полуострова. Эфиопия стала одной из первых стран, принявших христианство в качестве официальной религии. Произошло это в IV веке при царе Эзане. После IV Вселенского собора в Халкидоне (451 год), Эфиопия, зависевшая от коптской Церкви, заняла монофизитские позиции. В Средние века Эфиопия становится империей и сохраняет этот статус до 1974 года, хотя и в разных формах на разных временных отрезках своей богатой истории.

Императора, являвшегося высшим политическим лицом государства, назвали «царь царей». Тому были основания: в Эфиопии рождается и закрепляется легенда о происхождении местной императорской династии непосредственно от царицы Савской и Премудрого Соломона. Тем не менее ко второй половине XVIII века империя переживала не лучшие времена.

Кризис разразился в политической области, и страну охватили междоусобицы. Примерно в 1760 году в Эфиопии, помимо самого императора, складываются еще три политических центра. Император Ийоас I попытался действовать как дипломатическими методами, так и силой. Причем основная ставка была сделана именно на силовое вмешательство. Не обошлось без интриг, двойной игры и прочих методов закулисной борьбы. Крайне популярный в то время как в самой Эфиопии, так и за ее пределами высокопоставленный сановник Микаэль-Сыуль, после ряда столкновений с императором,сумел собрать в столице государства Совет из высших представителей церковной и светской власти и обвинил на нем императора в самых тяжелых преступлениях. Совет высказался за смерть Ийоаса I, который был казнен через удушение в мае 1769 года.

Страна погрузилась в расприи корбященский храм построен в эпоху, когда архитектура России переживала перелом — в 1760-х годах на смену барокко, которое достигло своего апогея, приходил новый архитектурный стиль, названный впоследствии классицизмом. Сначала в Петербурге, затем в Москве, а потом и по всей империи происходило изменение архитектурных принципов и форм.

Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » Федоровское, Московская обл.

На переломе Церковь в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость» села Федоровское была выстроена в 1768 году в усадьбе князей Шаховских ее тогдашним владельцем Петром Алексеевичем Шаховским.

Утверждению эстетики классицизма в Западной Европе немало способствовал немецкий историк античного искусства И. Винкельман — автор книги «История искусства древности» (1764), явившейся для того времени своеобразным откровением. С середины XVIII века в Россию стали проникать прекрасно изданные и хорошо иллюстрированные альбомы (увражи) и книги. Среди них следует отметить увраж «Собрание антиков» А. Кайлю, монографию Д. Леруа «Руины прекраснейших памятников Греции» и другие, раскрывавшие достоинства древних построек и произведений искусства. Античное наследие стало ближе России еще и потому, что оно воспринималось преломленным сквозь призму итальянского Возрождения, особенно произведений А. Палладио и Д. Виньолы, а также французского классицизма.

Барокко (итал. причудливый, странный), стиль в архитектуре Европы конца XVI — середины XVIII века. В архитектуре барокко преобладают динамически развивающиеся в пространстве многообразные ансамбли, контрастные напряженные формы, криволинейные очертания в плане, ярко выраженная пластика фасадов, пышность декоративных форм и приемы иллюзорного расширения пространства, особенно интерьера. Барокко воплотило новые представления о единстве, безграничности и многообразии мира, о его драматичной сложности и вечной изменчивости, интерес к реальной среде, к окружающей человека природной стихии. Барокко пришло на смену гуманистической художественной культуре Возрождения и изощренному субъективизму искусства маньеризма. По материалам «Художественной энциклопедии» и«Справочника технического переводчика» Ринальди.

Хотя он еще не совсем освободился от эстетики барокко, все же его участие в строительстве Петербурга внесло в архитектуру города новую тональность сдержанно-декоративных форм, не похожих на формы, обычно преобладавшие в произведениях Бартоломео Растрелли.Приезд в Россию французского архитектора Ж. Б. Валлен-Деламота с группой художников в 1759 году, а также пребывание во Франции и Италии воспитанников Петербургской академии художеств, в частности В. И. Баженова, а затем И.Е. Старова, способствовали распространению в России идей классицизма.

Наконец, в 1764 году Россию покидает главный идеолог русского барокко и придворный архитектор Бартоломео Растрелли. Конечно, отход от барокко не был одномоментным явлением. Переходный период занял некоторое время. Причем если в Петербурге этот период оказался сравнительно коротким, то по мере удаления от столицы он все более удлинялся, растягиваясь иногда на десятилетия. В переходный период в стране появилось множество зданий, которые занимали промежуточное положение между стилистикой классицистических и барочных памятников, в разной степени тяготея к одной или другой архитектурной форме.

Скорбященская церковь села Федоровского, возведенная в 1768 году, — в полной мере дитя своей эпохи. Она еще очень близка культуре барокко. Более того, ее безвестный мастер использовал приемы, характерные не столько для великорусского, сколько для украинского барокко, что ставит вопрос о его происхождении и, если можно так выразиться, «университетах». Правда, в настоящее время украинские симпатии зодчего Скорбященского храма не столь очевидны. Храм претерпел утраты и изменения. К 1970-м годам он мало напоминал не только первоначальную постройку, но и то здание, которое сложилось к бурным революционным годам.

Классицизм

Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » Федоровское, Московская обл.

Классицизм (от лат. — образцовый) — художественный стиль, в частности в архитектуре, развивавшийся путем творческого заимствования форм, композиций и образцов искусства античного мира и эпохи итальянского Возрождения. Для архитектуры классицизма характерны геометрически правильные планы, логичность и уравновешенность симметричных композиций, строгая гармония пропорций и широкое использование ордерной тектонической системы. Зародившись во Франции в XVII в. в условиях абсолютной монархии, классицизм нашел отражение в архитектуре большинства европейских стран, отличаясь в каждой из них своеобразными особенностями и путями развития. В. И. Пилявский, А. А. Тиц, В. С. Ушаков.

История русской архитектуры

Федоровское известно еще с эпохи Средневековья. До 1634 года оно находилось в государевой казне, а затем было продано окольничему Василию Ивановичу Стрешневу. Поселенее тогда было небольшим, в четыре двора. Памятник Евдокии и Алексею Михайловичу в Мещовске. Василий Иванович Стрешнев распоряжался Федоровским около четверти века, но 30 марта 1658 года перепродал его князю Степану Никитичу Шаховскому. В «довесок» к Федоровскому шли другие населенные пункты стрешневской вотчины: села Андреевское и Белая Колпь с тянувшимися к ним деревнями.

С тех пор на двести лет Федоровское становится владением князей рода Шаховских.  После смерти Степана Никитича вотчина перешла по наследству его сыновьям Ивану, стольнику, участвовавшему в знаменитой «Нарвской конфузии» 1700 года и умершему от ран, полученных в этом сражении, а затем Тимофею, приближенному Ивана V Алексеевича. При них, в 1699 году, была построена церковь в честь Владимирской иконы Божией Матери. Через девять лет уже следующий наследник князь Алексей.

В тот год, когда в селе Федоровском неподалеку от Волоколамска был выстроен храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», на Украине грянуло самое крупное волнение за все XVIII столетие — знаменитая Колиивщина. Участников восстания называли гайдамаками. Относительно названия восстания единодушного мнения у историков нет. По одной версии, оно происходит от польских слов «kolej», «ро kolej», «kolejno», что в свое время означало несение казацкой службы при магнатских поместьях — «sluzba kolejna». Таким образом, название Колиивщина может указывать на главную ударную Казак на тарелке петриковской росписи. силу восстания — надворных казаков (украинских Так мог выглядеть рядовой участник  боевых холопов, являвшихся собственностью шляхтичей, состоявших на их службе и содержавшихся полностью за их личный счет).

Согласно другому объяснению, понятие восходит к слову со значением «колоть» и указывает либо на самое распространенное оружие повстанцев, острые колья, либо на специальность колия (украинское — колж), человека, который в старину отвечал на Украине за убой скота.

Именно в нем восставшие крестьяне заточили последнего владельца усадьбы Александра Александровича Эйлера, освободить которого удалось только после вмешательства Н. К. Крупской, перед которой ходатайствовала дочь Александра Александровича, известный детский врач. Историк архитектуры Е. Н. Подъяпольская свидетельствует, что принцип общей свободной планировки усадьбы и выделения хозяйственной зоны сочетается в ней с четкой регулярной организацией жилого комплекса. Последний имеет редкую для Подмосковья центрическую композицию, когда флигели помещаются по углам очерченного вокруг дома планового квадрата. Однако идея центричности проведена недостаточно последовательно, поскольку не распространяется на  Иванович Шаховской — будущий статский советник, а тогда молодой человек двадцати одного года от роду — возвел рядом с Владимирской церковь во имя святителя Николая Чудотворца.

От тех давних, допетровских и петровских, времен ничего не дошло. Остатки ансамбля и ландшафтной планировки усадьбы — правда, в существенно измененном виде — восходят ко второй половине XVIII столетия. До нашего времени сохранилась центральная часть усадьбы: главный дом постройки последнего десятилетия XVIII века, два флигеля из четырех, церковь и отдельные деревья, напоминающие о старом парке.

К началу XX века относится здание амбара. Согласно семейному преданию, в 1918 году  Жесткий геометризм композиции сильно смягчен рельефом местности. Старая подъездная дорога, перпендикулярная основной оси комплекса, отделяет парадный двор от церкви. Близость храма к жилью восходит к традиции допетровского времени и, возможно, свидетельствует о создании существующей усадьбы на месте более ранней.

Двухэтажный с подвалом дом выложен из кирпича. Строгие и сдержанные архитектурные формы здания отражают последний этап в развитии классицизма XVIII века. Компактный прямоугольный корпус имеет выраженную продольную ось, определившую коридорную планировку  обоих этажей и характер торцевых фасадов с фронтонами. Торец, обращенный к парадному входу, некогда украшал небольшой портик с каменной лестницей и террасой наверху. На боковом южном фасаде заметны следы балкона. Основным средством художественной выразительности здания служит цветовой контраст стен красного кирпича с деталями из белого камня. Планировка дома со временем частично менялась.

Видимо, сильно изменена она будет и сейчас, после капитальной реставрации. В подвалах и двух помещениях первого этажа сохранились сводчатые перекрытия. Одноэтажные флигели поставлены на полуподвале, который по условиям рельефа в одном из них

Церковь Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в селе Феодоровском построена в 1768 г. тщанием князя Петра Алексеевича Шаховского. Зданием каменная с такой же колокольней, пристроенной в 1802 г., и каменной с железными решетками оградой, устроенной в 1872 г. Престолов в ней у в холодной — «Всех скорбящих Радость», в приделе теплом — Святителя Николая и в левом приделе холодном — Священномученика Василия Херсонского. Причта положено по штату издавна — священник, диакон, псаломщик и причетник. Дома у священника и двух псаломщиков церковные — деревянные на каменном фундаменте, выстроены священником Георгием Холмогоровым в 1870 г., дворы же и прочие пристройки собственные. У диакона дом собственный. Все дома на церковной земле.

Здания, принадлежащие церкви, — приходское училище деревянное на каменном фундаменте, устроенное в 1871 г. священником Георгием Холмогоровым. Из клировой ведомости Скорбященской церкви 1877 года  превращается в подклет. Нарядная архитектура зданий стиля зрелого классицизма с палладианскими мотивами, по мнению Е. Н. Подъяпольской, близка постройкам соседнего Яропольца Гончаровых. В разработке фасадов использованы пилястровые портики с фронтонами, медальоны, трехчастные окна. Красивы кирпичные оштукатуренные карнизы хорошего рисунка.

Окна преимущественно были ложными с нарисованной в нишах столяркой, впоследствии часть из них превращена в световые. На северной окраине усадьбы, в удалении от жилья находится хозяйственный корпус, датируемый в широких границах второй половины XVIII века. Длинное одноэтажное здание из кирпича с симметричной структурой и характером обработки фасадов связано с архитектурой классицизма.

Крепованную среднюю треть продольных стен прорезает несколько ворот в обрамлении плоской аркады, которая могла завершаться фронтоном. Боковые участки стен и торцы корпуса оживляют ниши ложных окон с рамочными наличниками. А Швейцарский математик и физик Леонард Эйлер, знаменитый предок последних владельцев усадьбы в Федоровском. Деревянный амбар, не связанный с исторической планировкой усадьбы, поставлен в ее центральной части, как мы уже говорили, в начале XX века.

Бревенчатый на каменных и деревянных столбах, он покрыт вальмовой щеповой кровлей с навесом над крыльцом-галереей в торце здания. Несколько перерубов образуют секционную планировку с центральным проходом и сусеками по сторонам. Представитель исчезающего типа, связанного с народным зодчеством, амбар не имеет известных аналогий в Подмосковье, что определяет его особую историко-архитектурную значимость, как указывает Е. Н. Подъяпольская.

Наиболее интересной постройкой усадьбы искусствоведами признается, конечно же, храм в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», сооруженный в 1760-х годах силами крепостных по  Имя зодчего, создавшего проект, остается неизвестным. Предполагается, что изначальная церковь имела четырехлепестковую структуру. У таких храмов план образован полукружиями, примыкающими с севера, юга, запада и востока к сторонам квадрата в центре. Примечательно, что один из приделов был освящен во имя Николая Угодника, повторяя посвящение предыдущего федоровского храма.

Подробное описание церкви читатель найдет в разделе «Облик». «Грозили его изувечить ...» В 1797 году Федоровское пережило крестьянские волнения. В конце весны, когда полным ходом шли полевые работы, крепостные потребовали их перевода с барщины на оброк: «Собравшись к господскому дому человек до ста, с великим шумом кричали и делали... своему господину всякие грубости... грозили его из¬увечить». Интересно, что тогдашний настоятель Скорбященского храма поддержал требования крестьян. Помещик попытался справиться своими силами и сумел схватить семерых зачинщиков, но бунтовщики их отбили. Волнения удалось успокоить только с помощью присланного в село военного отряда.

К потомкам выдающегося ученого- математика, который обосновался в России и умер в Петербурге, Федоровское перешло после женитьбы Александра Александровича Эйлера (1819—1872) на Надежде Васильчиковой (1830—1876), дочери Николая Васильевича Васильчикова и Марии Васильевны Шаховской. Часть надгробия первого владельца села из рода Эйлеров была обнаружена в 2015 году близ Скорбященской церкви его правнучкой Еленой Барановой.

Федоровская церковь была закрыта, как и многие другие церкви страны. При Эйлерах вместо старой и, видимо, обветшавшей колокольни усадебного храма возвели новую, сохранившуюся до наших дней. Ее построили в 1894 году по проекту московского архитектора Родионова. Заказчиком колокольни выступил сын «первого» Эйлера, тоже Александр Александрович (1855—1920), юрист, предводитель дворянства Волоколамского уезда. Федоровское принадлежало Эйлерам до революции.

Образ радости Церковь в селе Федоровском названа в честь образа Божией Матери, иконография которого складывалась в России под западноевропейским влиянием и, не получив единой законченной композиционной схемы, существует во множестве вариантов. Среди икон, ныне собранных под сводами Скорбященского храма, нет ни особенно древних, ни широко известных. Часть из них — даже не живописные списки, выполненные красками, а репродукции. Среди последних можно назвать репродукцию иконы, вложенной в 1327 году сербским правителем Стефаном III Урошем в базилику святителя Николая города Бари, копию древнейшего известного иконописного изображения Господа Иисуса — энкаустики «Христос Пантократор» из Синайского монастыря.

Кроме того, в храме села Федоровского находится список не самой распространенной Тамбовской иконы Пресвятой Богородицы, примечательный образ Божией Матери «Всех скорбящих Радость с „грошиками" и другие. О некоторых из них будет идти речь в этом разделе, но подробнее мы хотим остановиться на иконе Божией Матери «Всех скорбящих Радость», давшей свое «имя» Скорбященскому храму.

В конце  XVII века Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » (Федоровское)

 

Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » Федоровское, Московская обл.

В выпуске нашей серии, посвященном Скорбященской церкви на Ордынке, мы уже говорили об иконе Божией Матери «Всех скорбящих Радость», являющейся главной свя¬тыней этого почтенного замоскворецкого храма. Поэтому просим читателей заранее простить нас за неизбежные повторы.  зображение иконы святителя Николая из города Бари, вклад сербского правителя Стефана Уроша 1327года. Алтарная преграда Скорбященской церкви.

Древнейшее свидетельство, в котором содержится упоминание иконы «Всех скорбящих Радость», датировано 1683 годом и непосредственно связано с именем царского изографа И. А. Безмина. То, что , самой необычной иконой «Всех скорбящих Радость» является та, что «с грошиками».

Изначально она находилась в Тихвинской часовне у стеклянного завода в Санкт-Петербурге. Существует несколько версий о том, как образ попал в часовню, и ни одна из них не может считаться более надежной, чем другие. Согласно первой версии, икона была вкладом купца С. И. Матвеева, имевшего торговые связи с заводом. Икона принадлежала его матери, урожденной Куракиной, а в их семью попала, будучи выловлена из Невы. В соответствии с другой версией, икону прибило к берегу реки в том самом месте, где была построена часовня. По третьей версии, ее пожертвовал в часовню некий купец из Ладоги, спасшийся от гибели во время бури на реке. Весьма вероятно, что эти предания относились первоначально к Тихвинской иконе Божией Матери, а после прославления иконы «Всех скорбящих Радость „с грошиками"» были приписаны ей.

Икона прославилась 23 июля 1888 года, когда во время грозы молния ударила в часовню и она загорелась. После тушения пожара было замечено, что стекло киота разбилось, сама икона упала на рассыпавшиеся из ящика для пожертвований монеты, причем 12 монет прилипли к иконе и держались на ней непонятным образом (позднее одна монета отпала). Это событие вызвало большой приток богомольцев к иконе, и еще до первого официально засвидетельствованного исцеления от нее были случаи выздоровления  Образ «с грошиками» V Петербургский храм «Кулич и Пасха», в котором находится оригинальный образ иконы «с грошиками». мер, расслабленного крестьянина, несколько лет не покидавшего постели.

Первое исцеление, получившее все¬российскую известность, произошло 6 декабря 1890 года, когда от иконы излечился с детства страдавший припадками 14-летний сирота Николай Грачев. 7 февраля 1891 года исцелилась 26-летняя жена писаря с фабрики Торнтона Вера Белоногина. После посещения часовни в 1893 году царской семьей началось строительство Скорбященской церкви рядом с часовней по проекту А. И. фон Гогена и А. В. Иванова, завершенное в 1898 году.

Икона оставалась в часовне, для богослужения переносилась в церковь, где для нее был устроен специальный киот. Множество точных списков, сделанных с иконы, находились в храмах Петербурга и Петербургской губернии, а также в других местах.

Скорбященская церковь была разобрана в 30-е годы XX века, часовня закрыта (сохранилась в перестроенном виде), а икона перенесена в церковь Святой Троицы, широко известной как «Кулич и Пасха», где находится в настоящее время в киоте справа от солеи. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II этот образ надлежит именовать Санкт-Петербургской иконой Божией Матери „Всех скорбящих Радость с грошиками". Иконография иконы  относится к типу «Умиление и посещение в беде страждущим». По стилю живописи представляет собой образец письма XIX в. По материалам статьи Н. И. Комашко «Икона из Тихвинской часовни у стеклянного завода в Санкт- Петербурге». Православная энциклопедия. Т. 9 (М., 2005). Царские врата Скорбященской церкви.

Безмин, создавая свою икону, опирался на западно-христианские образцы, не подлежит сомнению. Скорее всего, в основу работы им были положены польские примеры церковного изобразительного искусства. Вполне вероятно, что первоначальная иконография была несколько проще. На изображениях конца XVII столетия могло не быть «скорбящих».

В частности, из описи Алексеевского монастыря в Арзамасе 1686 года на иконе «Всех скорбящих Радость» упоминается только Богородица и два ангела. Подобная композиция совпадает с западнохристианской иконографией Gloria — «Прославление Богоматери». Впрочем, уже в 80-х годах XVII века на ряде клейм икон, созданных Семеном Спиридоновым Холмогорцем, возникает изображение Богоматери «Умиление и посещение в беде страждущим», прообразом которого должна была стать иконография Madonna Misericordia — «Милующая». Пресвятая Дева на изображениях данной иконографии была запечатлена одна, без Богомладенца, с разведенными в стороны руками, при этом ее в несколько рядов окружали страждущие.

Историки искусства предполагают, что страждущих людей могли помещать на русских иконах «Всех скорбящих Радость» с конца 1680-х годов. Поводом к этому, в таком случае, следует признать прославление образа в московской Преображенской церкви на Ордынке в 1688 году, а непосредственное влияние на него могла оказывать композиция «Умиление и посещение в беде страждущим».

Разнообразии в единстве

Образ «Всех скорбящих Радость» в Преображенской церкви на Ордынке (Скорбященской она именуется по приделу) изображает Пресвятую Богородицу с Христом-Младенцем, стоящей в сиянии на облаках. Окружают Богоматерь и Богомладенца скорбящие и четыре ангела, два из которых держат рипиды по сторонам от Божией Матери и Христа.

Также здесь изображены святые: преподобные Сергий Радонежский, Григорий Декаполит, Варлаам Хутынский и святитель Феодор Сикеот. Над Богоматерью представлено изображение Новозаветной Троицы. Наверняка икона была личным заказом неизвестного прихожанина, сделанным непосредственно для Преображенской церкви на Ордынке, в которой с давних пор находился придел преподобного Варлаама Хутынского. Списки этой иконы начинают появляться в первые годы XVIII века. Примечательно, что «дополнительные» святые могли меняться или вовсе отсутствовать на новосозданных списках, что отражало требования заказчиков. Распространению данной композиции иконы «Всех скорбящих Радость» способствовали гравированные листы, выполненные с чудотворного образа.

Еще один извод иконографии образа представлен композицией, на которой Богородица изображена стоящей в сияний на луне; это прямая отсылка к тексту Откровения Иоанна Богослова о жене, облеченной «в солнце, под ногами ее луна». Богоматерь держит четки, Ее правая рука не приложена к груди, а опущена. Вместо Троицы Новозаветной вверху представлено изображение Бога Отца. Страждущие люди отсутствуют в данной иконографии. Иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» данного извода очень редки, они бытовали, видимо, только в Санкт-Петербурге. Следующая композиция «Всех скорбящих Радость» восходит к типу русских икон, которые в авторских подписях назывались «Образ умиления и посещения в беде страждущим». На них Богоматерь могла быть представлена по разному, изображалась без Младенца и в окружении страждущих.

Наследие  Святителя  Питирима

В 1686 году святитель Питирим, назначенный Патриархом на местную архиерейскую кафедру, приехал в Тамбов и вместе с прочими святынями привез список иконы Божией Матери, именуемой Ильинской-Черниговской и считающейся покровительницей Юго- Западного края. Поэтому поставлена была икона на юго-западных городских воротах. Со временем икону стали называть Тамбовской, тем более что икона имела некоторые отличия от Ильинско-Черниговской: по обе стороны от Богородицы, справа и слева, были изображены предстоящие: святой Алексий, человек Божий, и преподобная Евдокия. Предполагают, что это небесные покровители родителей святителя Питирима, и, вполне возможно, что сам он и написал образы этих святых.

Позже на месте юго-западных городских врат соорудили небольшую деревянную церковь во имя святых апостолов Петра и Павла. В этой церкви и пребывала икона. А когда купец Иван Уткин построил на свои средства в 1771—1778 годах каменную Архидиаконо-Стефаниевскую церковь, то Тамбовскую икону перенесли сюда и поместили в алтаре над жертвенником. Церковь в народе стали называть по имени строителя Уткинской, а икону впоследствии совершенно забыли. В начале XIX века одному калужскому заштатному священнику, который страдал болезнью ног и не мог ходить, во сне явилась данная икона Божией Матери, и было сказано: «Отыщи эту икону. Молись перед ней, и ты получишь исцеление». После чудесного сна священник получил некоторое облегчение Образ Тамбовской Богоматери. от своей болезни, так что смог ходить, и тотчас принялся разыскивать увиденную во сне икону.

Посетив Скорбященская церковь. разные селения и города, он, наконец, добрался до Тамбова, где, осмотрев все церкви, обнаружил ту самую виденную во сне икону в алтаре Уткинского храма, а после молитвы перед ней получил совершенное исцеление. Этот случай стал широко известен в городе, и после него было еще несколько чудесных исцелений горожан. Тамбовская икона снова стала известна, и когда в 1835 году старая Уткинская церковь была значительно расстроена, то по просьбе горожан правый придел освятили в честь Тамбовской иконы Божией Матери. С течением времени благодарные тамбовцы усердно украшали икону,- появилась роскошная сребропозлащенная риза, множество драгоценных камней.

Храм в честь иконы  Божей  матери «Всех  скорбящих радость » Федоровское, Московская обл.

Случаи исцеления, бывшие от иконы, не успевали записывать. В 1888 году по распоряжению Святейшего Синода из всех церквей города 16 апреля в честь Тамбовской иконы стал совершаться крестный ход, а в 1900 году саму церковь начали именовать Богородичной. После революции тамбовские храмы разорили, пострадала и чудотворная икона. С иконы сняли ризу, выковыряли камни, а сама она бесследно исчезла. В городе имеются чтимые списки чудотворного образа. День празднования: 29 апреля (16 апреля по старому стилю).

По материалам сайта Тамбовской митрополии Русской Православной Церкви. Кирпичная с белокаменными деталями Скорбященская церковь изначально должна была радовать прихожан сочетанием красного и белого цвета ее стен. Лишь в XIX веке ее оштукатурили. При развитой декоративной системе позднего русского барокко типологически храм восходит к центрическим ярусным сооружениям конца XVII — начала XVIII веков.

Эволюция типа сказалась в характерных для барокко усложнении и расчлененности объема, а также в отсутствии подклета. Несомненна преемственная связь памятника с упраздненным собором Крестовоздвиженского монастыря в Москве.

Высокий двухсветный неравногранный восьмерик храма составляет композиционное ядро сооружения с лепестковым планом. Перекрытый сомкнутым сводом параболического очертания с металлическими воздушными связями, он завершен массивным световым барабаном, который воспринимается самостоятельным ярусом. К широким граням центрального столпа изначально примыкали пониженные равновеликие помещения алтаря и приделов в форме трифолиев. Каждый из них первоначально увенчивался глухим.

Краснокирпичные стены — восстановленные части храма. барабаном на граненом трибуне. Западный трифолий был разобран в 1882 году, уступив место трапезной. Устроенные в XIX веке центральная глава и конические покрытия боковых компартиментов сообщали зданию черты украинского барокко, которые оно явно сохраняло до 1970-х годов. Основным элементом сдержанной наружной декорации памятника служат парные пилястры на углах и оконные наличники двух типов.

Очень хороши пышные резные капители на барабане и тонко профилированные ордерные детали из тесаного камня. Рядом с храмом находится связанная с ним трапезной стройная колокольня в четыре яруса, выстроенная взамен прежней по проекту С. К. Родионова в 1894 году. Повторяющая стилистику храма, она изобилует деталями, для которых характерны гипертрофированность и обобщенная трактовка форм.

Земля Ярополецкая

 

В непосредственной близости от Федоровского находится знаменитое село Ярополец, сохранившее две примечательные дворянские усадьбы. О Яропольце написано много, но некоторые «белые пятна» его истории до сих пор не закрыты. В последнее время историей Яропольца успешно занимается историк, член правления Общества изучения русской усадьбы Андрей Чекмарев.  Андрей Чекмарев указывает, что Ярополец уникален для культурного наследия нашей страны. Почти 250 лет назад десь в тесном соседстве сформировались две знаменитые дворянские усадьбы, связанные с выдающимися историческими событиями и личностями. Предлагаем читателю познакомиться с наблюдениями историка.

 

Здесь все пронизано воспоминаниями о прошлом, оставившем свои материальные следы в великолепных архитектурных сооружениях и руко¬творных парковых пейзажах. Культурно-историческое пространство Яропольца огромно и почти неисчерпаемо. С ним связано бесконечное множество интереснейших фактов, прославленных имен, произведений искусства, занявших достойное место в общей картине развития России в XVIII-XIX веках. Даже несмотря на огромные утраты, понесенные ярополецкими усадебными ансамблями после 1917 года, они по-прежнему представляют значительный интерес для всех любителей старины и не относятся к числу забытых достопримечательностей русской провинции.

Об усадьбах Гончаровых и Чернышевых упоминает любой самый общий путеводитель по Подмосковью. Тем не менее обе усадьбы нельзя считать достаточно изученными. Многое в их прошлом остается неясным, хотя отдельные страницы постепенно приоткрываются, заставляя переосмыс. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы е селе Суворове неподалеку от Яропольца. лить ранее известные свидетельства и изменить некоторые сложившиеся представления.

Древнейшее прошлое истории Яропольца пока остается неизвестным. К устоявшемуся мнению, будто Ярополец возник в XII веке и упоминается уже в 1135 году, не следует относиться серьезно. Это заблуждение, возникшее вследствие отождествления подмосковного Яропольца с несуществующим сейчас древнерусским городом на реке Клязьме — Ярополчем, стоявшим некогда рядом с нынешними Вязниками. Вообще городов с наименованием Ярополч, Ераполч, Ераполча было несколько. Точно известно, как минимум, о двух. Первый и, видимо, самый ранний находился в киевских землях, он упоминается в источниках под 1159 годом. Второй — тот самый «вязниковский» Ярополч-Залесский, упоминаемый в разных источниках в 1108-м или в 1135 году. В Ипатьевской летописи он упомянут под 1160 годом.

Город просуществовал до 1239 года и был стерт с лица земли ордой Батыя. Сейчас о нем напоминает «Пирово городище» в нескольких километрах от Вязников. Оба города получили название в честь сына Владимира Мономаха Ярополка (1082—1139), великого киевского князя.

Считается, что более достоверное свидетельство о подмосковном Яропольце дошло с конца XIV века и содержится в договорной грамоте великого князя московского Василия I Дмитриевича с его дядей, серпуховским князем Владимиром Андреевичем Храбрым, датированной 1389 годом. Однако и здесь не все так однозначно. Первые достоверные известия о Яропольце относятся только к XVI веку, когда им владел род Уских. Их семейная усыпальница была в Иосифо-Волоколамском монастыре.

Башенки и ограда помнят владельцев усадьбы, деревянные створки — предмет «творчества» современности.  Около 1578 года Ярополец был присоединен Иваном Грозным к государевым вотчинам. В XVII веке Ярополец процветает в качестве постоянно опекаемого московскими царями дворцового села. В документах 1626 года впервые упоминается построенная здесь церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи с приделами во имя Николая Чудотворца и Параскевы Пятницы. В Писцовых книгах 1677 года приводится описание давно исчезнувшего храма: Глава чешуйчатая, крест обит белым железом, покрыта тесом... колокольня брусяная о шти углах,Предания Яропольца больше, чем нужно, отводят места Пушкину.

Показывают даже липовую аллею, по которой он любил гулять. Однако есть один подлинный свидетель прошлого — ветхая старуха Дарья, современница Пушкина. Ее рассказы о прошлом сводятся к упорному повторению, что «хорошие господа были, но в запущенной усадьбе, где душа настроена романтично и немного сентиментально, где не хочется разбивать налетевших образов, — трогательное уважение к себе внушает этот осколок прошлого, забывший, но когда-то видевший и слышавший то, о чем мы только читаем и мечтаем. Ю. И. Шамурин. Подмосковные (1912) шатровая, на ней 4 колокола медных». В 1646 году в Яропольце числились «государевы десятинные пашни 100 десятин в поле, а в дву по тому ж, пашню пашут и хлеб сеют и жнут и к Москве возят...».

Новый период в истории Яропольца настал в первой половине 1680-х, когда из дворцовой казны он был передан во владение бывшему гетману Петру Дорошенко. Он жил здесь до конца своих дней, здесь же был и похоронен. В 1717 году младший из сыновей Дорошенко продал свою часть земель Григорию Петровичу Чернышеву, одному из петровских сподвижников и родоначальнику графов Чернышевых. Так в Яропольце возникают две усадьбы: одна из них все время до революции принадлежит Чернышевым, другая вследствие замужества внучки Петра Гетман Петр Дорофеевич Дорошенко происходил из казацкой семьи Чигиринской сотни.

Его служба началась при Богдане Хмельницком. Будучи реестровым казаком, выдвинулся в ряды старшинской верхушки в годы освободительной войны украинского народа 1648—1654 годов под руководством Богдана Хмельницкого. С 1657 года — прилуцкий полковник; участвовал в подавлении восстания 1657—1658 годов, руководимого М. Пушкарем и Я. Барабашем, против И. Выговского. В 1659 году перешел на сторону Юрия Хмельницкого, который в 1660 году назначил его Чигиринским полковником. С 1663 года — генеральный есаул при гетмане П. Тетере. Возглавив часть старшины, не желавшей оставаться в подданстве России, Дорошенко разгромил с помощью татар казачьи отряды на Правобережье, отстаивающие союз с Россией, и захватил гетманскую власть.

В 1666 году начал военные действия против Польши. В 1667-м во время переговоров с русским правительством выразил недовольство Андрусовским перемирием 1667 года и отказался признать власть Польши. Соглашался признать русское подданство с условием быть гетманом всей Украины. Переговоры закончились безрезультатно. Стремясь удержать власть в своих руках и силой принудить весь украинский народ признать ее, Дорошенко перешел в подданство турецкому султану. По договору 1669 года Подолия и Галиция переходили под власть Турции, Дорошенко обязывался оказать ей помощь в установлении в этих областях турецкой власти.

Лишившись поддержки казачества, Дорошенко капитулировал в 1676 году перед русскими войсками, после чего был назначен царским правительством воеводой в Вятку (1679—1682), позже жил под Москвой. Дорошенко оказывается владением рода Загряжских, а от них переходит Гончаровым. Сам Григорий Петрович не успел сделать в усадьбе ничего, кроме заказа храма-усыпальницы. Истинным создателем «Русского Версаля», как будут называть современники чернышевское владение, станет его наследник — Захар Григорьевич, русский военачальник, особенно прославившийся взятием Берлина в 1760 году.

После возвращения с полей Семилетней войны 3. Г. Чернышев предпримет масштабную реконструкцию усадьбы, которая будет продолжаться в течение многих лет и в итоге приведет к появлению замечательной резиденции русского аристократа. Между окрестными поселениями будут проложены прямые дороги, возникнет настоящий усадебный дворец, храм, который бы мог украсить в качестве кафедрального собора всякий город, парк, многочисленные служебные здания.

В центре ландшафтной и архитектурной композиции будет находиться значительных размеров площадь. Ее окружит выложенная из камня стена, в которой пробьют пять ворот, а от них по сторонам света и вдоль обширных пространств чернышевских владений побегут лучи проспектов. Сердцем Чернышевского имения будет здание усадьбы. Возведенное в 1760-х годах, оно являет редкий для Подмосковья пример французского классицизма. Имя автора проекта неизвестно. Анализ архитектурных форм дворца наводит на предположение, что архитектором мог быть именитый Жан-Батист Валлен-Деламог, некоторое время являвшийся придворным зодчим.

Дворец Чернышева вполне характерен для начального этапа классицизма в России, его четкие, ясные формы, характерные для данного стиля, сочетаются с барочной пластичностью. Декоративное оформление дворца основано на плоской декорации из лопаток, филенок, оконных наличников с гирляндами и лепными замками. Первоначальное внутреннее убранство дворца не дошло, исчезнув уже в пожаре 1787 года. На рубеже 1770—1780-х годов в Яропольце Чернышевых начали строить новый храм-усыпальницу. Его оригинальное здание, компонованное из парных симметричных объемов, зеркально соединено общим притвором.

В планировке усадьбы храм выполнял роль пропилеи при подъезде к дворцу по основному осевому проспекту. Сквозной притвор мыслился своего рода символическими воротами в усадьбу. Правда, это решение изначально являлось скорее идеальным, чем функциональным. Оно прочитывается в общем «умозрительном» замысле ансамбля, но на практике не имело особого значения — на площадь обычно въезжали не по главному проспекту, а сбоку, от усадьбы Загряжских.

Архитектурный ансамбль Яропольца Загряжских-Гончаровых, несмотря на производимое цельное впечатление, складывался постепенно. И сегодня за стилистически единым оформлением непросто разглядеть уцелевшие постройки более раннего, чем конец XVIII столетия, периода. При ближайшем рассмотрении выясняется, что от предшествовавшей нынешнему Яропольцу усадьбы А. А. Загряжского осталось не так уж и мало. Помимо общей планировки, сохранились и сами здания — церковь, флигели, и, возможно, части циркумференций. Из всех них только храм имеет приметы более раннего архитектурного стиля, да и те умело замаскированы поздним классическим нарядом.

Церковь Рождества Иоанна Предтечи, построенная в 1751—1755 годах, — самая ранняя из дошедших до наших дней построек усадьбы. Ее возвели взамен предыдущего деревянного храма 1707 года, который, будучи поставлен на крутом берегу реки, начал сползать вниз. Он находился на древнем церковном месте, где ныне осталась лишь усыпальница Дорошенко. Новую церковь отнесли к северу от прежней, разместив дальше от Ламы по направлению сельской улицы. Иоанно-Рождественский храм повторил Знаменскую церковь, построенную А. А. Загряжским в тамбовском имении Кариан чуть раньше. В обеих постройках применена широко распространенная в тогдашнем церковном строительстве схема «восьмерик на четверике», дополненная поставленными в линию объемами алтаря, трапезной и невысокой двухъярусной колокольни.

Архитектурная декорация фасадов в середине XVIII века была иной и соответствовала стилистике барокко. Барочные элементы декора не уцелели. Главный усадебный дом Загряжских-Гончаровых относится к 1780-м годам. Он соединен переходами с флигелями. Напротив господского дома стоят два симметричных здания, расположенных полукругом, — каретник и конюшня. За ними — ткацкие мастерские. Возможным архитектором ансамбля считают московского зодчего Ивана Васильевича Еготова, любимого ученика легендарного Казакова.

Также Т Плотина Ярополецкой ГЭС. в усадьбе сохраняются дом управляющего, часть кирпичной стены с проездными башнями и оранжерея, ныне вклинивающаяся в частное земельное владение и использующаяся хозяевами участка в качестве ком¬постной свалки.