postheadericon Династия Ушковы

Династия Ушковы

Становление дела

Родоначальником династии Уш­ковых, купцов, владельцев заводов и меценатов, был Егор Максимович Ушков (1764-1838), государствен­ный крестьянин родом из деревни Старая Бондюга Тихогорской во­лости Елабужского уезда Вятской гу­бернии. Егор Максимович отличался сметливостью, трудолюбием и пред­приимчивостью - качествами, при­сущими, пожалуй, всем купеческим династиям России. Благодаря своей практической сметке Егор Ушков единственный из семьи сумел от­крыть собственное большое дело и вступить в купеческое сословие. Во многом этому способствовала идея обработки холстов специальными красителями, которых прежде не зна­ли. Ушков построил свою красильню, за материалами для которой ездил в Москву. Его холсты стали пользо­ваться спросом, в особенности на Ура­ле, куда Егор Максимович ежегодно выбирался зимой санным путем.

С 1831 года Егор Ушков начал пла­тить за третью купеческую гильдию,  угодья. На выгодных условиях он купил земли у деревни Нижний Кокшан, распродаваемые наследни­ками знатных татарских князей Ям- булатовых, получив в собственность полторы тысячи десятин, из которых почти тысячу занимали леса с цен­ными хвойными породами деревьев. Кокшанское владение Ушков назы­вал «лесной дачей». Примечательно, что и ныне в этих краях жители назы­вают некоторые дороги, местные озе­ро и лес «Ушковскнми».

К тому времени Ушковы уже дав­но перебрались из своей деревни в Елабугу и вступили в купеческое сословие. Круг приложения их ка­питалов существенно расширился: торговля чаем и винами, хлебом и са­харом; они начали открывать свои лавки и магазины; вошли на паях в производство спиртных напитков на двух винокурнях.

Капитон Династия Ушковы

Дело династии Ушковых вышло на новый уровень при Капитоне Яков­левиче (1813-1868), подлинном ка­питане, что уверенно вывел корабль семейного бизнеса на оперативный простор. К середине XIX века Ка­питон Яковлевич начал вкладывать серьезные средства не в торговлю,

получив таким образом возможность свободно вести розничную торгов­лю, где бы он ни находился. Скон­чался основатель семейного дела в 1838 году. Более полувека спустя, в 1892 году, правнук Егора Максимо­вича Петр Капитонович поставит на месте его упокоения памятник с над­писью «Родоначальнику династии Ушковых».

Благодаря накоплениям отца Яков Егорович Ушков, продолжатель фамильного бизнеса, уже в начале

1840-х годов смог приобрести больше  в промышленное производство, су­лившее большие прибыли и устой­чивость на рынке. У него сложился круг надежных партнеров - торговых домов из соседних Казани, Самары и Нижнего Новгорода, а также обеих российских столиц. В их числе был и купеческий дом братьев-москвичей Малютиных. Последние успешно за­нимались производством химических товаров, для чего построили завод, и хорошо разбирались в конъюнкту­ре этого, нового для Ушковых, рынка.

Их опыт и стал примером для Капи­тона Яковлевича.

Сотрудничество с братьями Ма­лютиными оказалось плодотворным; тем не менее, спустя двенадцать лет производство сосредоточилось в ру­ках одного Ушкова. Капитон Яковле­вич вложил в этот завод на кокшан- ской «лесной даче» львиную долю своих средств, и в 1850 году они при­несли купцу-промышленнику пер­вую собственную продукцию.

Первоначальное оборудование предприятия до английских стан­дартов явно не дотягивало: ману­фактурное производство Ушкова-Малютиных базировалось на механическом двигателе водяной либо конной тяги. Тем не менее, на тот момент Кокшанский завод был первым крупным предприятием стра­ны и единственным производителем в Вятской губернии хромовых со­лей. Уже в 1860 году здесь выпуска­ли 12000 пудов хромпика. Отныне не Россия покупала у англичан этот кра­ситель, а сама продавала его и в Ан-глию, и в Пруссию, и в Голландию. Прибыль завода составляла около се­мидесяти тысяч рублей в год. Вплоть до 1880-х годов заводы Ушкова явля­лись монополистами на российском рынке хромпика. В больших объемах здесь также изготавливали серную кислоту, купоросы, штыковую медь, поташ, стеклянную посуду самого широкого спектра предназначения, бутыли разной емкости и, наконец, качественное листовое стекло. Для этого рядом с химическим был специ­ально построен стеклозавод. Примечательно, что Кокшанский завод - но отношению к рельефу местности - располагался внутри подобия глубокой «чаши», по дну которой протекала речка Кокшанка. Не исключено, что это решение было чисто интуитивным, однако при рас­положении завода в такого рода ни­зине газы, выходящие из заводских труб, распространялись на меньшее расстояние — окрестные деревни и села тем самым были более защи­щены от вреда отходов химического производства.

С опытом пришло должное ка­чество, а с ним - и признание. Еще в 1853 году кокшанская продукция получила золотую и сереоряную медали департамента мануфактур, а в 1860-м - золотую и серебряную награды от Вольного экономическо­го общества. После 1865 года с вы­сочайшего соизволения императора Александра II Капитон Ушков уже мог ставить на своих деловых бума­гах двуглавого орла - государствен­ный герб был высшей степенью доверия к качеству производимой продукции.

В 1862 году купец первой гиль­дии Ушков окончательно выплатил Малютиным их долю, став полным хозяином производства. Кокшанская продукция постепенно приобретала не только российское, но и между­народное признание. Подтвержде­нием тому стали еще одна золотая медаль департамента мануфактур, а в 1867 году - серебряная медаль за хромпик и купорос уже на Всемирной выставке в Париже, где Ушков был единственным российским предста­вителем изготовителей химических товаров.

Спустя шесть лет Петр Капито­нович с успехом представил образцы своей заводской продукции: русскую серную кислоту, квасцы, хромокали­евые соли — на Всемирной выставке в Вене. Но к тому времени у Ушко­вых уже давно появился второй за­вод, не уступающий по мощности Кокшанскому.

Возросшие объемы его продукции настоятельно требоватн решения транспортной проблемы.

Строительство второго круп­нейшего промышленного предпри­ятия Ушковых шло интенсивно, и к 1868 году новый Бондюжский - химзавод начал выпускать свою пер­вую продукцию.

Это был последний год жизни Ка­питона Ушкова, основавшего подлин­ную промышленную державу, куда помимо двух химических заводов вхо­дили предприятия по выпуску стекла и поташа, мукомольная мельница и давний пай в фирме-владелице ви­нокурен; к тому же на Урале активно шла разведка золотых приисков.

Бизнес «капитана» династии на­следовали трое его сыновей: Яков, Константин и главная надежда и опо­ра отца - Петр. Он более других инте­ресовался семейным делом, активно

помогал Капитону Яковлевичу воз­водить Бондюжский завод, вникал в секреты производства и перени­

мал зарубежные технологии у при­глашенных иностранных специа­листов. Поэтому после смерти отца в 1868 году у штурвала фамильного бизнеса встал Петр Капитонович Ушков.

Уроженец села Тихие Горы Ела- бужского уезда Вятской губернии, Петр Ушков (1840-1898) был, мож­но сказать, вторым по счету «стол­пом» в истории династии и первым в ней по значению и масштабу лич­ности. При этом будущий заводчик и промышленник получил довольно скромное образование, окончив Ела- бужское городское училище, - не­достатки знаний Петр Капитонович восполнил практическим опытом при постоянной нацеленности на поиски передовых технологий в химическом производстве и тесные контакты с видными его представителями.

Приняв в двадцать восемь лет всё семейное производство в свои руки и последовательно развивая отцовские заводы, Петр Ушков, как писали современники, «исключи­тельным трудом и энергией развил и усовершенствовал дело, тогда еще новое в России». Его хорошо знал весь деловой и промышленный мир империи, вплоть до государственных министерств, и сама фигура Петра Капитоновича выглядела впечатля­юще и колоритно. Типичный русак с благородной ироседыо в темных

волосах, высокий и крепким, он умел привлечь к себе внимание, совершен­но поражая всех окружающих сво­ей неуемной жизненной энергией, цепким умом и поистине железным характером.

Всё в жизни Петра Ушкова было подчинено исключительно работе. Своеобразным девизом этого успеш­ного промышленника и дельца стала фраза: «Все слова - от черта, и лишь цифры — от Бога». Даже брак Петра Капитоновича являлся прежде всего выгодным с финансовой точки зре­ния: женившись на сестре крупных казанских судостроителей Ивана и Михаила Любимовых, Ушков при­влек к делу и капитал жены - девять с половиной миллионов рублей!

С 1 января 1884 года Петр Ка­питонович решил создать «То­варищество химических заводов П. К. Ушкова и К0» с правлением в Москве и густой сетью предпри­ятий, складов и контор по всей стра­не. Он писал: «Товариществу я пере­даю в собственность всё мое торговое имущество, а именно: заводы со все­ми строениями и машинами, земли и леса, всякого рода товары и ма­териалы и права и обязанности по контрактам, кроме моих дебиторов и кредиторов, которые остаются на моей личной ответственности». Ос­новной капитал Товарищества со­ставил два миллиона четыреста ты­сяч рублей, поделенных на тысячу двести наев.

В том же году его брат Констан­тин Капитонович женился на дочери крупнейшего чаеторговца Губкина и вложил в семейное дело приданое невесты на один миллион рублей. К 1893 году на предприятиях Това­рищества полторы тысячи рабочих производили в год хромпика, поташа и соли на два с половиной миллиона рублей.

Таким образом, август 1868 года стал знаменательным и во .многом переломным в истории династии Ушковых - именно тогда их второе химическое предприятие выпустило первые образцы серной кислоты. Для этого использовали и часть оборудо­вания, уже апробированного на кок- шанском производстве. В дальней­шем Бондюжский завод выпускал купоросы, квасцы, сернокислые глиноземы и другие виды сырья для изготовления красок и различных видов мыла. В перечне продукции ушковских химзаводов числились сульфаты, азотная и соляная кисло­ты, каустическая сода, хлор и хлор­ная известь, а также огнеупорный кирпич для собственных заводских нужд.

На предприятии трудилось во­семьсот рабочих; в год завод выпускай триста восемьдесят тысяч пудов раз­ной продукции на восемьсот тридцать тысяч рублей и выше. Изделия второ­го завода Петра Ушкова очень скоро обрели своего массового потребите­ля - об этом свидетельствует успеш­ная демонстрация ее образцов, таких как хромпик, квасцы и медный купо­рос, на Венской, Парижской, Всерос­сийской выставках и за океаном - на Всемирной выставке в Филадельфии (1876). В 1893 году Товарищество ос­новало еще один химический завод, в Казанской губернии.

Не всякий человеческий орга­низм может выдержать постоянную и во многом изматывающую работу, какую вел Петр Капитонович. Про-мышленник умер в самом расцвете сил, не успев реализо­вать многое из своих планов.

Что касается детей Петра Ушкова, то две его дочери вы­шли замуж за представителей уважаемых торгово-промыш­ленных семей Москвы, таких как Прохоровы и Барановы. Товарищество мануфактур фабрикантов Барановых было весьма почитаемо в мире российских предпринимателей: законодатель тогдашних текстильных мод, оно являлось одним из главных поставщиков знаменитых московских ситцев как в центральную Россию, так и на окраины и за рубеж - в Монголию и Персию. Директором правления товарищества был Иван Александрович Баранов, прихо­дившийся Александре Ушковой шурином, - он руководил Московским отделением совета торговли и мануфактур, участвовавшего на правах совещательного органа в разра­ботке многих положений экономической политики россий­ского правительства. Его брат, Александр Александрович, также руководил семейным предприятием.

Наследник и меценат Династия Ушковы

Единственным наследником Петра Ушкова по мужской ли­нии оказался сын, выпускник Московского технического института. Иван Петрович во многом и походил на своего знаменитого отца, и отличался от него одновременно. Ему досталось уже налаженное семейное дело, и он предпочи­тал жить не вблизи фамильных химзаводов, а в Москве, где занимал должность директора-распорядителя семейного Товарищества. Вместе с ним в состав руководства входили Александра Ивановна и Иван Петрович Ушков состоял церковным старостой Богоявленско­го храма в селе Тихие Горы и именно он провел его реконструкцию, в ре­зультате которой в северной части храма была устроена гробница для его отца, Петра Капитоновича. Впос­ледствии Иван Ушков совершил па­ломничество в святую Саровскую обитель.

Увы, 1917 и 1918 годы стали пос­ледними в жизни не только Ивана Петровича, но и Константина Капи­тоновича Ушкова, человека в высшей

степени разностороннего. Первый его брак с Марией Григорьевной Куз­нецовой породнил династию с се­мейной фирмой Губки на-Кузнецова, считавшейся одной из крупнейших чаеторговых компаний в России. Помимо предпринимательской де­ятельности, Константин Ушков живо интересовался искусством, россий­ским театром и считался в столичных кругах крупным меценатом. Вместе с тем известный режиссер Влади­мир Иванович Немирович-Данчен­ко, характеризовавший Ушкова как великолепное соединение просто­душия и доброты», считал его чело­веком как щедрым, так и расчетли­вым. Например, однажды по просьбе режиссера Константин Капитонович выделил ему на замену старых теат­ральных декораций полтысячи руб­лей, однако при этом добился обеща­ния, что это станет известно великой княгине и будет непременно освеще­но в столичной прессе!

При этом предприниматель-меце­нат и член Товарищества по учреж­дению Московского художественно­го театра, Константин Ушков любил и ценил роскошь: в его доме часть по­лов имела перламутровую инкруста­цию, а в кабинете, по свидетельству того же Немировича-Данченко, висел подлинник великого Рембрандта.

Бремя собирать и разбрасывать камни Династия Ушковы

Алексей Константинович Ушков ро­дился в 1879 году в селе Новый Буян Ставропольского уезда Самарской губернии. Его отцом был известный промышленник Константин Капито­нович Ушков, а матерью - внучка чай­ного короля Алексея Семеновича Губ­кина Мария Григорьевна Кузнецова. Брат Алексея Михаил впоследствии стал владельцем гордости Констан­тина Капитоновича - винокурен­ного ректификационного спирт- завода в их имении Рождеетвено Ставропольского уезда. Местом учебы Алексея, Михаила и их третьего брата Александра был избран Казанский университет. Юноши воспитывались в семье университетского лаборанта Михаила Ивановича Лопаткина, весело проводя время на его даче.

Алексей учился на естествен­ном факультете и в скором време­ни женился на Зинаиде Николаевне Высоцкой из семьи хирурга-патоло- гоанатома. Именно тогда он - благо­даря отцовским капиталам - сделал невесте поистине царский подарок - роскошный особняк, и сегодня являющийся архитек­турной гордостью Казани.

Ранее, в 1893 году, Алексей Ушков при разделе имущества между братьями и сестрами унаследовал часть села Рождествено Ставропольского уезда. На сельском сходе он предложил местным крестьянам уступить принадлежащий им участок под собствен­ные конный и винокуренный заводы, обещая постро­ить в селе школу. В 1901 годы были возведены пер­вые здания, а в качестве компенсации - училище для крестьянских детей.

Первый брак Алексея Константиновича оказался недолговечным: он расстался с женой спустя три года после свадьбы. Второй его избранницей стала бале­рина Александра Баташова, которой Ушков также подарил особняк, но уже в Москве, на Пречистенке, специально перестроенный в стиле его великолепно­го казанского дома. После революции семейная чета некоторое время жила в Советской России, пока не эмигрировала за границу. Алексей Константинович Ушков умер в Париже в 1948 году; Александра Ми­хайловна пережила его на тридцать лет и была похо­ронена рядом с мужем в 1979 году.

Если Алексею Ушкову Россия обязана двумя ве­ликолепными особняками из камня, то другая яркая представительница этого семейства постреволюци- онного периода собирала камни в буквальном смыс­ле этого слова. Дочь Петра Капитоновича, Лидия Петровна, была замужем за Николаем Константи­новичем Прохоровым, происходящим по линии ма­тери, Прасковьи Герасимовны, из династии Хлудо­вых. Лидия Петровна нашла свое призвание в науке.

Увлеченный и пытливый исследователь-минералог, она собрата обширную и уникальную коллекцию поистине мирового значения, впоследствии ставшую подлинным ук­рашением и гордостью собрания минералов Государствен­ного геологического музея имени В. И. Вернадского.

Между тем в России настало драматическое время разбрасывать камни: перед столь мощной стихией, как революция, не устояла даже твердокаменная цитадель хи­мической империи Ушковых. Пору расцвета в одночасье сменили времена упадка и хозяйственной разрухи.

Еще в 1893 году на Бондюжском заводе появилось электричество; тепло и свет пришли в заводские цеха и химические лаборатории. Для успешного функцио­нирования главной конторы достаточно было бухгалте­ра с помощником и штата из тринадцати конторщиков, получавших сведения из цехов от старших мастеров. Рабочие общежития на заводских территориях были ка­зенными; воду, дрова и другие коммунальные услуги все работавшие получали бесплатно. Примечательно, что за­водское жилье на Бондюжском заводе сами его обитатели в шутку прозвали «заячьими номерами»: из-за весенних разливов реки Тоймы их порой заливало, и заводские работники на лодках собирали свое имущество! Зато по российским рекам плавал собственный флот Ушковых: пароходы и баржи Товарищества оперативно привози­ли водным путем продукцию ушковских предприятий в Москву и Нижний, в Пермь, Ярославль и Казань, где были оборудованы крупнейшие торговые склады семей­ной фирмы.

В 1918 году «Товарищество химических заводов Петра Капитоновича Ушкова и К°» прекратило свою деятель­ность. Химическое производство теперь уже Советской

России вступало в новую фазу своей истории, в которой химическим предприятиям династии Ушковых будет от­ведено еще немало славных и важных страниц.

 

Похожие материалы