postheadericon Династия Воронцовых

Династия Воронцовых

 

Ободриты. Так назывался средневековый союз славянских племен, который относился к полабским (то есть к западным) славянам. Ободриты проживали по нижнему течению реки Эльбы, или Лабы. Отсюда и название «полабские» - живущие по течению Лабы.

некоего Шимона Африкановнча. Вот уж имя! И каково же бывает удивление читателя, когда он узнает, что Шимон Африканович - не кто иной, как выходец из варяжских земель Шимон Африканович, или Симон Офрикович, был варяжским воином, его имя известно нам из Киево-Печерского патерика и связано с основанием одного из самых главных православных монастырей - КиевоПечерской лавры.

 

Положим, с именем Шимон все более или менее ясно: традиционно так переделывалось имя Симон. А вот почем)' Африканович? Вероятно, не Африканович, а Альфрикович, то есть не Африканом, а Альфриком звали отца Симона-Шнмона. Имя Альфрик — вполне скандинавское. Африкан (Альфрик) предположительно был братом варяжского ярла Якуна Слепого и имел двух сыновей: Шимона и Фри-анда. При этом Африкан вел свой род от ободритских вождей, от брата Астрид, которая в свое время стаза женой шведского короля Олафа I.

 

С Астрид же Африкан попат в Швецию. Там родились и выросли его сыновья - Фрианд и Шимон. И именно из Швеции Якун изгнал Шимона. Считается также, что Шимон Африканович являлся племянником княгини Ингигерды, второй жены русского князя Ярослава Мудрого. Именно к Ярославу в Киев в 1040-х годах и пришел Шимон, чтобы служить русскому конунгу, как на варяжский манер северные воины называли князей на Руси. I I, служа, на свои средства воздвиг церковь Успения Божией Матери в Киево-Печерской лавре.

 

Династия Воронцовых

Предание гласит, что Георгий, сын Шнмона, был исцелен от слепоты святым Феодосием Печерским, игуменом Киево-Печерской обители, и в благодарность Георгий Шимо-нович тоже много помогал монахам и монастырю.

 

Своим родоначальником Воронцовы считают Федора Васильевича Воронца Вельяминова, жившего около 1400 года, потомка Протасия (Вельямина) Федоровича, московского боярина, сподвижника князей Даниила Александровича и Ивана Калиты. Вообще, от Шимона Африкановича свое происхождение вели несколько русских родов: Вельяминовы, Башмаковы, Аксаковы, Исленьевы и Воронцовы. Потомки Вельяминовых и Воронцовых считают свой род именно от Протаспя Федоровича.

 

Древний боярский род Воронцовых был издревле прославлен своими представителями. Среди них и Семен Иванович Воронцов - воевода и боярин, и Михаил Семенович, его сын, воевавший и с крымскими татарами, и в Казани, единомышленник Михаила Глинского (дяди Елены Васильевны Глинской (1508-1538), матери царя Ивана Грозного, второй жены Василия III), и дипломат времен Ивана Грозного Иван Михайлович Воронцов, и Гаврила Никитич Воронцов, стрелецкий сотник, погибший в 1678 году при осаде Чигнрина, и Ларион Гаврилович Воронцов, воевода и стольник в Ростове Великом, и его сын Михаил Илларионович Воронцов, генерал-поручик, первый граф в роду Воронцовых, и многие другие... Далее мы еще расскажем о самых интересных представителях этого знаменитого рода.

Пленник из Або

 

Династия Воронцовых

Иван Михайлович Воронцов, боярин, дипломат, думный советник, жил во второй половине XVI века. Род занятий И. М. Воронцова вовсе не означал, что он вел исключительно мирный образ жизни. Согласно хроникам, Иван Михайлович участвовал во всех войнах царя Ивана Грозного. Но главным делом его жизни оставалась все же дипломатия. В 1557 году он впервые ездил с дипломатическим поручением в Литву. Это было вполне ординарное дело, которое ничем не выделялось из ряда других аналогичных. Зато его вторая поездка - в Швецию в 1567-1569 годах - запомнилась современникам. Дело в том, что когда русские послы прибыли в Швецию, там случился государственный переворот, имевший целью свержение короля Эрика XIV.

 

Ситуация в Швеции с престолонаследием сложилась непростая. У Эрика был брат Юхан (оба новья короля Густава I Вазы, но от разных матерей). Юхан, как утверждают историки, был человеком более здравомыслящим и расчетливым. Эрик, увы, страдал психическим расстройством, которое с каждый годом все более и более ухудшало его состояние и, соответственно, положение. Эрик взошел на шведский престол, однако Юхан мечтал занять его место п сделал все, чтобы это произошло. Он сверг брата в 1568 году, лишив одновременно права наследования п своего племянника Густава, сына короля Эрика. Правда, Эрик XIV женился на матери Густава через полгода после его рождения, что по всем законам делало права сына на престол весьма сомнительными.

 

Свергнутый Эрик пытался добиться помощи от царя Ивана Грозного. Русскому государю это было на руку, ведь узурпатор Юхан имел союз с Польшей - заклятым врагом России. Однако Ивану Грозному не удалось оказать помощь своему шведскому коллеге. Вскоре Эрик умер (был отравлен), а история потекла своим чередом. Россию окружили недобрые соседи - Польша и Швеция. В конечном итоге все это вылилось в войны Смутного времени, длившиеся с 1598 по 1613 год и ознаменовавшиеся польско-шведской интервенцией русских земель, которую хотели, но так и не смогли предотвратить русские цари Иван Грозный и Борис Годунов...

 

Династия Воронцовых

Однако вернемся в 1568 год, в ту пору, когда русские послы находились в Швеции. Из тяжелого положения, в которое они попали (дипломатов из России не только ограбили и побили - им грозила гибель), Ивана Воронцова и его коллег спас принц Карл, младший брат свергнутого короля Эрика и восторжествовавшего Юхана. Русское посольство перевезли в город Або — ныне финский город Турку. Там, в Або, послы в течение восьми месяцев находились в плену, и только в 1569 году им удалось вернуться в Москву.

 

Иван Михайлович Воронцов оставил описание тех испытаний, которые выпали ему и его товарищам в Швеции. Надо отметить, что Воронцовы оказались династией, бол ее других оставившей по себе письменных источников (больше документов, пожалуй, сохранилось только у царственного дома Романовых). Один лишь «Архив князя Воронцова» был издан в XIX веке в сорока томах! Он охватывает период, начиная от Михаила Илларионовича Воронцова, канцлера при императрице Елизавете, и заканчивая кавказским наместником Михаилом Семеновичем Воронцовым, скончавшимся в 1856 году.

 

На запятках саней к впасти

 

Михаил Илларионович Воронцов был тем представителем рода, благодаря которому фамилия Воронцовых возвысилась чрезвычайно. Русский историк XIX века Петр Владимирович Долгоруков, составитель «Российской родословной книги», крупный специалист но генеалогии русских родов и притом довольно злоязычный человек, утверждал, что настоящий, древний боярский род Воронцовых угас в XVI веке, а те графы Воронцовы, которые процветали в XVIII веке, были самозванцами. О, как был оскорблен Михаил Семенович Воронцов, современник Долгорукова. Но следует понимать, что подобный выпад был продиктован сильной неприязнью, которую Петр Владимирович питал к России петровского и послепетровского периода. Как ненавидел он придворное холуйство царедворцев! Он, дворянин принадлежавший к самому высшему обществу, первым осмелился прямо рассказать о некрасивых страницах жизни русских монархов, при этом Долгоруков часто гиперболизировал факты.

 

То, о чем судачили исподтишка в аристократических гостиных, граф сделал общественным достоянием. Он первым указал на сомнительный статус дочерей Петра I от Екатерины I. Однако Долгоруков часто перегибал палку. Он утверждал, например, что император Павел I – вообще чухонский подкидыш. После смерти Долгорукова, последние годы провед­шего в эмиграции, его архивы были через подставное лицо выкуплены царским правительством.

Так вот, по мнению П. В. Долгору­кова, Михаил Илларионович не при­надлежат к древнему боярскому роду Воронцовых, а добился всего именно тем, что называлось холуйством, или иначе - «сервильностью». То есть выслужился перед императрицей Елизаветой Петровной. Хотя впол­не возможно, Воронцовы XVIII века отнюдь не были самозванцами. А ре­тивая служба императрице, а значит, государству, вовсе не является одно­значно плохим качеством.

Династия Воронцовых

Итак, Михаил Илларионович ро­дился в 1714 году. Его карьера нача­лась довольно рано — в четырнадцать лет. В 1728 году юный Михаил был определен к великой княжне Елиза­вете Петровне камер-юнкером. Надо сказать. 1728 год был для дочери Петра I весьма удачным. Пре­стол занимал Петр II, ее племянник (сын царевича Алексея), который был без ума от своей прекрасной те­тушки, и великая княжна ни в чем не знала отказа. Но в 1730 году, когда на престол взошла Анна Иоанновна, для Елизаветы наступили черные день­ки - ведь она была первейшей сопер­ницей Анны, которая всю жизнь меч­тала отдалить Елизавету от трона.

Последующие двенадцать лет Ми­хаил Воронцов состоял при Елизаве­те Петровне. Он и развлекал ее, ибо был искусным писателем, и тратил на ее двор довольно большие деньги, которые брал у своего брата Рома­на (тому за женой досталось богатое приданое). Ведь будущая государыня почти не имела средств и жила лишь на то, чем помогали верные ей люди, да на милостыни от императрицы.

В ночь государственного переворо­та 1741 года, когда Елизавета вместе с преображенцами ехала свергать пра­вительницу Анну Леопольдовну и ее малолетнего сына, царя Иоанна VI, Михаил Воронцов стоял на запятках саней дочери Петра. Он же и аресто­вывал несчастную правительницу. Именно за такую верность, за то, что Воронцов не побоялся рискнуть вместе с ней всем (а риск был огро­мен, его нельзя недооценивать), уже императрица Елизавета Петровна пожаловала Михаилу Илларионо­вичу и богатые поместья, и чины, и новый герб с девизом. А самое глав­ное - государыня сделана Воронцова своим родственником, женив его на Анне Карловне Скавронской, при­ходившейся ей двоюродной сестрой. В 1744 году Михаилу Илларионови­чу был пожалован графский титул, а вскоре и назначение вице-канцле­ром. Уже в 1758 году, после Алексея Бестужева-Рюмина, М. И. Воронцов занял должность канцлера Россий­ской империи.

Династия Воронцовых

Сыновей у Михаила Илларионо­вича не было, так что графское до­стоинство наследовали его родные братья Роман и Иван Илларионо­вичи вместе со своим нисходящим потомством.

При восшествии на престол Пет­ра III М. И. Воронцов принял сто­рону нового монарха. И это понят­но: его племянница Елизавета, дочь брата Романа, являлась фавориткой императора. О том, что Елизавета Романовна жила при государе, а ее сестра - знаменитая Екатерина Ро­мановна (в замужестве Дашкова), рьяная сторонница супруги Петра III Екатерины Алексеевны, будущей им­ператрицы Екатерины II, - было из­вестно всем. Михаил Илларионович воспитывай Екатерину (младшую племянницу) в своем доме, при этом, однако, держал сторону Елизаветы и императора. Воронцов сохранял верность опатьному правителю до того момента, пока не узнат о гибели Петра III, после чего все же присяг­нул Екатерине II. Некоторое время граф продолжат свою службу при дворе, но разногласия с фаворитом императрицы Григорием Орловым, а также с наставником наследника Павла Петровича Никитой Ивано­вичем Паниным сыграти свою роль. В 1763 году Михаил Илларионович отбыл в длительный заграничный вояж, а вернувшись в 1765 году, вы­шел в отставку.

Умер М. И. Воронцов в Москве 15 февратя 1767 года. После смер­ти графа о нем говорили много раз­ного - и хорошего, и дурного. Одни

вспоминати его как человека мато- образованного и малоспособного; Екатерина II называю Воронцова продажным. Другие, напротив, отме­чали незаурядный дипломатический талант Михаила Илларионовича и не забывати о покровительстве, которое он оказыват великому русскому уче­ному М. В. Ломоносову.

Род М. И. Воронцова пресекся со смертью его дочери Анны Михайлов­ны, не имевшей детей.

Англоман и жесткий дипломат


У Романа Илларионовича Воронцова, младшего брата Михаила Илларионо­вича, было довольно многочисленное потомство: три дочери и два сына - все дожили до зрелых лет и так или иначе оставили свой след в истории России.

Мы уже упомянули о Елизавете и Екатерине - дочерях Р. И. Воронцова. Самой старшей девочкой в семье была Мария, впоследствии вышедшая за­муж за Петра Бутурлина. Она и вторая сестра Елизавета после смерти матери (она умерла очень рано, в двадцать шесть лет) были взяты императрицей Елизаветой Петровной водворен и на­значены фрейлинами. Так Елизавета Воронцова попала в поле зрение буду­щего императора Петра III. Екатерина, как мы уже говорили, воспитывалась в доме дяди Михаила Илларионовича, вместе с его родной дочерыо. А сыно­вей Р.И. Воронцова Александра и Се­мена растил дед.

Династия Воронцовых

Граф Александр Романович сделал хорошую политическую карьеру и до­служился до чина канцлера Российской империи при Александре I. Вместе с братом Семеном Романовичем они проводили единую политику, держа курс на сближение России с Англией - в противовес наполеоновской па тот момент Франции. Это был сложней­ший политический вопрос своего вре­мени: с кем быть в союзе? Император Павел I под конец своего правления сильно рассчитывал на союз с Франци­ей и Наполеоном, в чем его поддержи­вала одна из партий двора, возглавля­емая графом Ф. Ростопчиным. А вот Александр I взял курс на Англию, за что выступали и Воронцовы. Считает­ся, что убийство императора Павла I организовали английские дипломаты, однако прямых доказательств тому нет.

Семен Романович Воронцов был заметнейшей персоной своего време­ни. Страстный англоман, большую часть жизни проживший в Лондоне, убежденный сторонник английского

образа жизни и английской полити­ки... В какие-то моменты в России его поведение даже вызывало сомне­ния - так ли он патриотичен, как того хотели при российском дворе?

Родился Семен Романович в 1744 году. Ранние годы мальчик про­вел в имении деда, затем перебрался к своему дяде Михаилу Илларио­новичу. Вместе с ним он хранил вер­ность императору Петру III, низвер­жение которого вызвало у Воронцова, по свидетельству современников, «не­выразимую ярость». Семен, в то вре­мя восемнадцатилетний юноша, по­ручик Преображенского полка, был даже арестован. Государственный пе­реворот в пользу Екатерины II, таким образом, стал ключевым событием, в корне изменившим его жизнь. Ибо после ареста Семен Воронцов решил, что служба в гвардии ему «опротиве­ла». Тогда же молодой граф (благода­ря стараниям дяди) получил первую дипломатическую должность, став со-ветником посольства в Вене. Однако вскоре Семен Романович вышел в от­ставку, а затем участвовал в первой Русско-турецкой войне...

В 1780 году Семен Романович женился на Екатерине Алексеевне Сенявиной, с которой его связывало глубокое взаимное чувство. С 1785 по 1806 год С. Р. Воронцов был бес­сменным полномочным министром России в Лондоне. В Англию он пе­реселился со своими детьми - двух­летним сыном и годовалой дочерью,

поскольку через четыре года бра­ка его двадцатитрехлетняя супруга скончалась от чахотки. Семен Рома­нович воспитывал отпрысков на анг­лийский манер. Несмотря на то, что дети графа почти безвыездно жили с ним в Англии, он заботился и об их будущем положении в русском обществе.

Воронцов был блестящим дипло­матом. К 1796 году он дослужился до чина генерала. Семен Романович пользовался огромным уважени­ем среди английской аристократии и в британских политических кругах. Ему удалось разрешить массу конф­

ликтных ситуаций в пользу России. Однако во многом он придерживал­ся прозападной позиции в отноше­нии действий, предпринимаемых русским правительством. К примеру, резко осудил разделы Польши 1793 и 1795 годов, так как находил эту си­туацию «возмущавшей общественное мнение Западной Европы» и «про­тивной идее справедливости». Хотя как дипломат он не мог не понимать невозможности для России отказа от этих разделов. Во время ранних напо­леоновских войн (1796-1799) Семен Романович придерживался довольно двусмысленной для русского дипло­мата позиции, которая в конечном итоге поставила в очень затрудни­тельное положение застрявшую у бе­регов Великобритании эскадру контр­адмирала М. К. Макарова. После голландской кампании 1798 года рус­ские войска по распоряжению Ворон­цова были вывезены не в Россию, а на английские острова Гернси и Джерси, где оказались просто в бедственном положении, лишенные и медицин­ской помощи, и продовольствия. Очень часто Семен Романович в сво­их письмах высказывался в том смыс­ле, что России следует брать во всем пример с Англии и идти в фарватере британской политики. Он считал, что Россия не умеет проводить самосто­ятельную политику, а намечавшийся в 1800 году союз с Наполеоном казал­ся Воронцову гибельным для Европы и России. С. Р. Воронцов защищал ан­глийские интересы, полагая, что так будет лучше для России. И это было именно искреннее заблуждение.

В 1800 году император Павел 1 пришел к выводу, что Воронцов ведет совершенно непозволительную поли­тику в Лондоне, и дал ему отставку. К тому же в феврале 1801 года госу­дарь конфисковал имения Воронцова «за недоплату казне денег лондонски­ми банкирами и за пребывание его в Англии», ведь Семен Романович упорно не хотел возвращаться на роди­ну (он не хотел этого делать и в более благополучные времена, даже отказал­ся от должности канцлера). 12 марта 1801 года Павел I был убит, и новый император вернул Воронцова на долж­ность посланника в Англии с тем,

чтобы Семен Романович продолжил линию на сближение с Великобрита­нией. Отметим, что в данном истори­ческом контексте союз с Россией был более выгоден Великобритании, ведь после объявления Наполеоном кон­тинентальной блокады Россия была единственной страной, которая в бло­каде не участвовала и во многом благо­даря которой Британия выстояла.

В 1806 году умер Александр Рома­нович, старший брат, что явилось для Семена Романовича страшным уда­ром. Воронцов тут же подал в отстав­ку и до 1832 года почти безвыездно жил в своем любимом Лондоне.

Сын Семена Романовича, Михаил Семенович, о котором пойдет речь ниже, связал свою жизнь с Россией. А вот Екатерина Семеновна осталась в Англии, с которой она была связана с раннего детства. Она вышла замуж за Джорджа Герберта, 11-го графа Пемброка, став леди Пемброк и хо­зяйкой Уилтон-хауса. Воронцов ста­рался, чтобы этот брак не повредил положению его дочери при русском дворе, и добился своего. В 1817 году имение Пемброков посетил наслед­ник престола великий князь Нико­лай Павлович. На момент вступления в брак Екатерине было двадцать пять лет, а ее жених был сорокавосьмилет­ним вдовцом. Но этот союз весьма радовал графа Семена Романовича. В 1832 году он тихо умер на руках до­чери в дорогой его сердцу Англии.

 

Крымский впадыка


Михаил Семенович Воронцов - лич­ность выдающаяся и неординарная. Воспитанный в Лондоне, он стал од­ним из самых видных военных и го­сударственных деятелей России. Его юность прошла на полях сражений. М. С. Воронцов воевал на Кавказе с горцами, на Балканах, участвовал в знаменитом сражении под Рушу-

ком, воевал в Отечественную воину с Наполеоном (его портрет работы Дж. Доу помещен среди других в Во­енной галерее Зимнего дворца в Эр­митаже), был в деле при Бородино, отражал атаки на Багратионовых флешах, где погибла почти вся его ди­визия, но он, раненый, спасся.

Отправившись на излечение в свое имение во Владимирской губернии, он взял с собой пятьдесят раненых офицеров и около пятисот рядовых солдат! Поступок выдающийся. На­ходясь в заграничном походе, Ворон­цов пробыл в Европе до 1818 года. Причем, как говорят, он даже распла­тился за долги своих офицеров!

Список наград Михаила Ворон­цова изумляет: восемнадцать оте­чественных орденов, среди которых ордена Святого Георгия 3-й степени и Святого Андрея Первозванного, и четырнадцать иностранных!

Но главное его дело оказалось связано с Новороссией, куда 19 мая 1823 года Воронцов был назначен ге­нерал-губернатором. Вот где развер­нулись таланты этого незаурядного человека. В 1823 году Новороссий­ский край находился в почти нетро­нутом состоянии. Требовалось при­ложить умелую руку, что Воронцов и сделал. Одесса в тот период получи­ла особый торговый статус, и благосо-

Портрет графини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой (1792-1871), супруги графа М. С. Воронцова. Художник - Дж. Хейтер

стояние города выросло до небывалых размеров. Крым раскрылся как вино­дельческий регион. Тут же проводи­лись первые опыты по лесоводству, выращивался хлеб, различные полез­ные растения. В Одессе стараниями Михаила Семеновича было учреж­дено общество сельского хозяйства. Именно Воронцов инициировал раз­ведение тонкорунных овец, которое до сей поры является важной отраслью промышленности новороссийского края. С 1828 года граф начал разви­тие пароходства по Черному морю. А в 1829 году, когда России угрожала

чума, именно энергичный Воронцов помешал ее распространению.

Конечно же, Михаил Семенович не остался в стороне от Кавказской вой­ны (1817-1864). В 1845 году Ворон­цов участвовал в неудачном Даргин­ском походе, предпринятом с целью обуздать имама Шамиля. Большая часть его отряда погибла. Однако в том же году граф Воронцов был возведен императором в княжеское достоинство - столь высок был его ав­торитет перед государем.

В 1848 году стараниями Михаила Семеновича был основан Кавказский учебный округ н портовый город Ейск. Так что доверие императора оказалось вполне оправдано.

С юности одним из увлечении Михаила Семеновича было коллекционирование книг. Он составил несколько собраний, которые размещались как в России, так и за гра­ницей. Несколько библиотек Воронцова были потеряны или распроданы. Однако его одесское собрание находится ныне в местном университете, а Алупкинская библиотека частично хранится в Алупкинском дворце.

Воронцов подал в отставку в 1853 году, когда по­чувствовал, что его здоровье серьезно пошатнулось. В 1856 году генерал-фельдмаршал князь Михаил Семе­нович Воронцов умер, в тот же год умерла в Англии и его сестра Екатерина. Памятники Воронцову воздвигнуты в Тифлисе, Бердянске и Одессе. На Кавказе еще долго вспоминали о нем, о его простоте, о доступности его для простых солдат и говорили: «До Бога высоко, до царя да­леко, а Воронцов умер».

Женат Михаил Семенович был на Елизавете Ксаве- рьевне Браницкой, в браке с которой у него родилось шестеро детей. Союз этот не был особенно счастливым. Елизавета Ксаверьевна довольно скоро изменила мужу с Александром Раевским, так что злые языки даже пого­варивали о том, что наследники Воронцова вовсе не яв­ляются его детьми. В свою очередь у Михаила Семенови­ча возникло глубокое чувство к Ольге Потоцкой, в браке Нарышкиной. Современники утверждали, что Воронцов специально выдал Ольгу замуж за своего кузена Льва На­рышкина, чтобы прикрыть собственные с ней отношения. От связи Ольги и Михаила Воронцова родилась дочь Со­фия, которая, как утверждали современники, была боль­ше похожа на Воронцова, нежели его родные, прижитые в браке дети. Портреты Ольги и Софии Воронцов всегда хранил среди своих личных вещей и даже держал на рабо­

чем столе парадного кабинета своего Алупкинского дворца.

Наследником имени и имения Михаила Семеновича стал его сын Семен. В 1851 год он вступил в брак с Марией Васильевной Столыпиной (урожденной Трубецкой), который оказался бездетным. Так пресекся род князей Воронцовых по мужской линии, и княжеский титул был пере­дан потомкам Софии Михайловны Воронцовой, дочери Михаила Семе­новича, вышедшей замуж за графа Андрея Павловича Шувалова. Па­вел Андреевич, сын Софии и Андрея Павловича, получил титул светлей­шего князя Воронцова графа Шу­валова, а также унаследовал ворон- цовские имения. Но и у него не было детей. Ему наследовал брат Михаил, который умер в 1903 году и также не оставил потомства.

«Верность никогда непоколебимая»

 

Он представляет собой щит, разде­ленный диагональю на две части. Верхнее поле - серебряное, ниж­нее - красное. На черте - две розы с одной лилией между ними. На щит положена графская корона, над которой помещены три турнирных коронованных шлема, с клейнода- ми и золотыми обручами. Над сред­ним щитом изображен двуглавый

орел с короной. С одной стороны от орла помещены шесть знамен, из которых средние золотого цве­та украшены Российскими орлами. Щитоносцами являются два белых коня с красными коронами на шеях. Внизу на ленте указан девиз рода. Намет герба четырех цветов. Слева красного и серебряного, справа - черного и золотого.

Основные цвета герба графов Воронцовых - серебро, символизи­рующее благородство, правдивость, чистоту, красный - храбрость, лю­бовь, мужество, золото - богатство, могущество, милосердие, черный - осторожность, мудрость, постоянство.

Розы на гербе символизируют красоту, любовь, процветание. Ли­лия - чистоту и непорочность. Звез­да обозначает собой счастье, а также путь («путеводная звезда»). Двугла­вый орел говорит о близости к цар­скому дому.

Знамена символизируют собой государеву службу и воинские доб­лести. Крылья в геральдике указыва­ют на то, что человек вознесен благо­даря своим похвальным делам.