postheadericon Черный принц

Черный принц

1330-1376гг.

 

«Я буду делать здесь то, для чего я был сюда прислан — притеснять и смирять жителей, и вести войну со всеми, кто бросает вызов власти моего отца».

Принц  Кардиналу  Перигорскому , 1356 г.  из «Хроники» Роберт Эйвсбери

 

Эдуард  принц  Уэльский и Аквитианский , старший сын Эдуарда III, известен как «Черный принц» начиная как минимум с XVI в. Для своих современников, однако, он был просто «принцем», человеком, чья слава в то время была столь велика, что никакое другое уточнение не требовалось., Если талант полководца состоит в том, чтобы выигрывать генеральные сражения, то Эдуард был бесспорно самым великим военачальником своего времени и одним из самых великих в средневековой Европе. Он командовал англо-гасконской армией, которая победила и захватила в плен Иоанна II Французского в битве при Пуатье в сентябре 1356 года. Это была одна из самых полных военных побед Столетней войны. Одиннадцать лет спустя, при Нахере в северной Кастилии, он привел другую англо-гасконскую армию к ошеломляющей победе над Энрике Трастамарским, претендентом на трон Кастилии. Оба сражения были выдающимися. И если они не решили исхода войн, то это произошло потому, что полководческое искусство — это больше, чем просто тактика на поле битвы, а политика — это больше, чем просто сила оружия.

 


Черный принц

Принц родился в мире, где военное искусство развивалось очень быстро. В течение нескольких столетий главной военной силой был тяжеловооруженный всадник на мощном боевом коне, защищенный с головы до пят кольчугой, вооруженный копьем, щитом, топором и мечом. Удар атакующей конницы был страшен, но она была неэффективна против дисциплинированных воинов, сражавшихся в пешем строю на заранее подготовленных позициях. Кроме того, она быаа уязвима для массированного обстрела из луков, который наносил серьёзный ущерб плотным массам незащищенных коней, нарушая их строй и потери. В 1302 году в знаменитой и широко известной битве, продемонстрйровавшей преимущества оборонительных построений пехоты, армия фламандских городов разгромила французских рыцарей при Куртра. Убийственная атака английской конницы на дисциплинированные каре шотландских копейщиков в сражений при Баннокберне в 1314 году была серьезным уроком для англичан, которые извлекли из него больше, чем любая другая европейская нация.

 

В течение следующей половины столетия тактика сражения, разработанная англичанами, преобразила европейскую войну. Основой английского метода стало использование спешенных всадников, сражавшихся в пешем строю как при наступлении, так и при обороне. Кони отводились в тыл до начала сражения и использовались либо для решающей атаки и преследования отступающего врага, либо для бегства, если дела шли плохо. В то же время отряды спешенной пехоты поддерживались плотными линиями лучников, чья численность составляла до трети всего войска и увеличилась до двух третей к концу XIV в.

Англичане первыми среди европейских наций сделали длинный лук грозным оружием в бою. По дальности стрельбы и скорострельности длинные луки полностью превосходили арбалеты, которые являлись стандартным вооружением других европейских армий. Обычной пехоты в английской армии становилось все меньше, и к 1350 году она почти совсем исчезла. Именно скоординированные действия спешенных тяжеловооруженных всадников и стрелков из длинного лука позволили Эдуарду III разгромить шотландскую армию в битве при Халидон-Хилле в 1333 году и французскую при Кресй в 1346 году. Креси преподала французам урок, который они не удосужились воспринять при Куртрэ. Во второй половине столетия их тактика развивалась по английскому пути, в направлении небольших спешенных армий, сражавшихся в пешем строю, в которых сражалось все больше наемных профессиональных солдат.

 


Черный принц

Эти изменения в боевых действиях подвергли серьезному испытанию способности нового поколения военачальников. Скоординированное развертывание спешенных тяжеловооруженных всадников и лучников требовало от командиров намного более высокой степени контроля за отрядами в ходе сражения, чем это было необходимо прежде. Осуществление маневров большими отрядами тяжеловооруженных всадников, которые никогда не обучались совместным действиям, было одной из главных проблем средневековых сражений. Оно требовало не только блестящих навыков от полководца, но и военного штаба — элементарной иерархии командиров, а также каких-то средств передачи команд вниз по командной цепочке. Это было серьезной проблемой во времена, когда приказы передавались иногда сиг- налом труб, иногда посыльными, а бывало — просто криком. Сигналы могли быть сложными, их трудно было разобрать через шлем, закрывающий голову. Принц смог ответить на вызов времени лучше, чем любой из его современников.

Битва при Креси, 1346 год

Принц впервые принял участие в бою в 1346 году. Тогда он сражался под ко­мандованием своего отца в кампании, проходившей в северной Франции, и кульминацией которой стала битва при Креси 26 августа. Ему было тогда 16 лет, и формально он командовал одним из трех отрядов, на которые была разделена четырнадцати тысячная английская армия. Это был тяжелый по­ход. Войска высадились с кораблей в южной Нормандии, пробивались снача­ла к Парижу, затем двинулись через Сену на запад от города. Наконец, го­лодные и измотанные, они пересекли широкую равнину в Пикардии. При Креси принц под присмотром опытных военачальников, которым доверял король, командовал авангардом. Мы не знаем, какое влияние их опыт оказы­вал на молодого командира. Но некоторые уроки, должно быть, пошли ему впрок. Ведь сражение стало классической демонстрацией английской такти­ки в то время, когда на континенте были еще плохо с ней знакомы. Кроме то­го, оно послужило предупреждением об ужасных последствиях, к которым приводила потеря полководцем контроля над собственной армией.

Первый отряд французской конницы бросил­ся в атаку без предупреждения и без команды, растоптав собственных стрелков подковами ко­ней. Остальная часть конницы в беспорядке ри­нулась следом, врезавшись в тыл первого отряда. Английские лучники, стоявшие на флангах анг­лийской армии, произвели страшное опустоше­ние в рядах генуэзских арбалетчиков, которые составляли стрелковые подразделения француз­ской армии, не дав им даже возможности подой­ти на расстояние выстрела. Они раз за разом от­бивали накатывающиеся густые волны атакующей кавалерии. Последней удалось до­браться до боевых порядков англичан, и она бы­ла встречена строем спешенных тяжеловоору­женных всадников. Французские рыцари отступали, разворачивались и атаковали снова, не заботясь о том, что творится на других полях боя. В результате они были разбиты уступаю­щим по численности, но лучше обученным и бо­лее дисциплинированным противником.

Кампания в Пуатье


Черный принц

После этого сражения принц играл все более и более заметную роль в войнах своего отца про­тив Франции. Он участвовал в одиннадцати ме­сячной осаде Кале, которая последовала за битвой при Креси, сражался у стен Кале в январе 1350 го­да и участвовал в большом морском сражении у Уинчелси в том же году. Но принцу не поручалось само­стоятельное командование до 1355 года, когда он отправился наместником своего отца в английское герцогство Аквитанское, расположенное в юго-запад­ной Франции. Принц прибыл в Бордо морем в сентяб­ре 1355 года в сопровождении маленькой английской армии в восемьсот тяжеловооруженных всадников и тысячу четыреста конных лучников. Основную часть войска ему предстояло набрать на месте из числа гасконского дворянства. Между октябрем и декабрем 1355 года разношерстная армия принца научилась взаимодействию в бою во время долгого и эффектно­го набега на французскую провинцию Лангедок, ко­торый начался от Атлантики в Бордо и привел армию и к Средиземноморью в Нарбонн.

Главной задачей принца в Аквитании, однако, былоч, участие в большом наступлении на центр французско-л го королевства, которое первоначально планирова­лось на осень 1355 года, но в результате было отложе-л но до следующего года. В своем окончательном виде план был разработан изощренными стратегическими умами короля Эдуарда III и его кузена Генри Грос-), монтского герцога Ланкастерского. Он предусматри­вал скоординированное вторжение во Францию трех отдельных армий. Принц должен был выступить из Бордо на север. Небольшое английское войско высаживалось на Котантенский полуостров под командованием Ланкастера, соединялось с английским гарни­зоном Бретани и крупными силами войск, верных Шарлю д’Эвре, французско­му королю Наварры, который вел жестокую гражданскую войну с француз ской монархией. Третья, самая большая армия под командованием самого короля, должна была подойти с севера, из Кале. Все три английские армии со­бирались встретиться в долине Луары.

Принц выступил со своей армией с начале августа 1356 года. Принимая во внимание, что он должен был оставить войска для охраны границ Аквитании, с ним отправилось около шести-семи; тысяч воинов, по крайней мере две трети из которых были гасконскими кавалеристами. За спиной принца также шагало около тысячи английских лучников. Армия достигла Луары у Тура 7 сентября, где выяснилось, что северный двойной охват Эдуарда потерпел неудачу. Король был вынужден распустить армию в Пикардии.

Ланкастер вышел из Норман­дии, но серьезное препятствие в виде Луары помешало ему соединить силы с принцем. Все переправы через реку были разрушены или хорошо защищались, и Ланкастеру пришлось отступить. Фрйцузский король Иоанн II собрал ар­мию примерно в восемь тысяч тяжеловооруженных всадников и три тысячи пе­хоты. Если бы три  армии смогли соединиться, то они намного адрес восходили бы противника по численности. Но теперь французы могли противостоять армии принца. Принц, обеспокоенный слабостью своего войска, проблемами со снабжением и сообщением со своей базой в Гаскони, снача­ла попытался отступить к Бордо. Но французский король пересек Луару и стал преследовать его, двигаясь на юг. 16 сентября 1356 года он догнал англичан на широкой равнине к востоку от Пуатье. Там его армия была побеждена и в зна­чительной степени уничтожена во время большого сражения, произошедшего на следующий день .

Результат битвы при Пуатье был в значительной степени предопределен раз­личиями на командном уровне. Французский король, хотя и располагал более многочисленной армией, попытался атаковать хорошо укрепленную позицию

без сосредоточения численного превосход­ства на какомто одном участке, он не смог внести изменения в свой план по ходу раз­вития битвы. Командиры отрядов получи­ли приказы перед сражением и выполняли их с неумолимым упорством и замечатель­ной храбростью независимо от того, что происходило в другом месте на поле боя. Для сравнения, принц смог придумать но­вый план в горячке боя и перестроить свои войска, передавая свои приказы с впечат­ляющей скоростью тем, кому они были предназначены. Это была потрясающая демонстрация храбрости, дисциплины и умелого руководства.

Тем Не менее потребовалось пройти долгий путь, чтобы убедиться, насколько недолговечными были результаты даже самых блестящих побед, если не было воз­можности закрепить успех. У англичан во Франции в XIV в. постоянно ощущалась нехватка финансовых и административ­ных ресурсов, чтобы захватить и удержи­вать вражескую территорию в течение достаточно длительного периода. Они полагались на моральное воздействие от поражений их врагов и на реальный масштаб физических разрушений, которые они могли причинить, совсем как поборники бомбометания по площадям во время Второй мировой войны. По­сле сражения принц возвратился со своей армией и пленниками в Бордо. Да­же захват в плен короля Франции оказался преимуществом, которое так и не удалось до конца использовать. Сражение спровоцировало долгий-и крова­вый политический кризис во Франции. Потребовалось почти четьще года, чтобы принудить французов выкупить их короля и согласовать условия, но даже тогда эти условия недолго оставались в силе.

Принц Аквитании


Черный принц

Конечно, несправедливо осуждать принца за те ограничения, которые накла­дывала средневековая войта, иди за провал стратегии, разработанной его от­цом. Но когда пришел его черед править, он показал почти такую же неспособ­ность уловить те политические рамки, в которых происходили все военные

«Так умерла последняя надежда англичан. Пока он был жив, они не боялись ни вражеского вторжения, ни угрозы сражений. Никогда, пока он был с ними, они не терпели поражения и не бежали с поля боя. И, как гово­рилось про Александра Великого, он никогда не нападал на народ, который бы потом не завоевал, или не осаждал город, который потом бы не взял»

Томас Юлшнгем . Оплачивает смерть Черного принца в своей "Великой хронике"

действия. Между 1364 и 1371 годами принц был независимым правителем анг­лийского княжества Аквитании, сильно разросшейся территории, включавшей четверть Франции и возникшей на основе договора 1360 года. В каком-то смысле это было наградой за его победу при Пуатье. Но все было потеряно в ре­зультате серии политических ошибок. Характерно, самой большой из этих ошибок была переоценка возможностей военной силы.

В 1366 году принц согласился поддержать свергнутого короля Кастилии Педро I и вторгнуться в Кастилию, чтобы вернуть ему трон. Это была, по су­ществу, финансовая операция, при которой принц отдавал свою армию в пользование Педро взамен на покрытие расходов и оговоренную плату. Принц, кажется, даже не спросил себя, мог ли Педро позволить себе такие расходы и как ему добиться выплаты долга, если кастильцу удастся найти деньги. Он не задумывался, каким образом Педро удер­жится на троне после ухода армии. Он не задавался во­просом, какое влияние это предприятие окажет на бу­дущие отношения между Англией и иберийскими королевствами.

Битва при Нахере

Нахера — маленький город в северной Кастилии, распо­ложенный на небольшом расстоянии к югу от реки Эбро.

К западу от его стен находится место последнего боль­шого сражения принца, которое состоялось 3 апреля 1367 года. Его армия была немного больше, чем та, кото­рой он командовал при Пуатье, — примерно восемь-де- сять тысяч воинов. Ее состав был почти таким же. Ядро составляли английские тяжеловооруженные всадники и лучники, а также многочисленная гасконская кавалерия.

Армия, выступившая против него, однако, была намного слабее, чем войско Иоанна II в 1356 году. Претендент на трон Кастилии Энрике Трастамарский собрал армию, которая по численности несколько превышала войско принца, но уступала в коннице, а также в технической и тактической подготовке. Ее главную силу составляло около тысячи опытных французских ветеранов, которыми командовал буду­щий коннетабль Франции Бертран дю Гесклен. Как и воины принца, они сра­жались за плату.

Неприятности Энрике начались с самого начала, когда значительная часть англо-гасконской армии подобралась к его войскам неожиданным путем, из-за линии холмов позади их левого фланга. Атакованные с двух направлений одно­временно, кастильцы и французские вспомогательные отряды попытались пе­рейти в наступление. Но попав под ливень стрел английских лучников, они на­рушили свои боевые порядки, и неприятель получил возможность разбить их по частям. Все закончилось в считанные минуты. Кастильская легкая кавале­рия, которая отказалась унизиться до сражения с пехотинцами, была уничто­жена. Как и при Пуатье, своей победой принц была обязан главным образом умению воспользоваться ситуацией, готовности предпринять нестандартный маневр и способности следить за движениями войск и управлять ими.

Болезнь и смерть


Черный принц

Как и После Пуатьер  смог воспользоваться плодами своей победы. Он попытался занять территорию Кастилии, чтобы обезопасить свои права, но был вынужден вернуться в Аквитанию, разоренным и больным. Энрике Трастамарский бежал из-под Нахеры. Три года спустя он разгромил войска Педро и убил его, закрепив за собой трон Кастилии. Финансовые претензии гасконских сторонников принца, усугубленные его недостаточной политической из­воротливостью, привели к широкомасштабному восстанию в Аквитании. Это позволило Карлу V Французскому вернуть все территории, которых Франция лишилась по договору 1360 года. Ослабевший телом и умом, принц сделал еще одну попытку лично командовать своей армией при осаде восставшего города Лиможа в 1370 году. Эта осада печально известна резней среди жителей, кото­рая последовала за успешным штурмом. Однако она не смогла остановить не­умолимое наступление французов на его княжество. Принц вернулся в Англию сломленным человеком в конце 1371 года. Он умер в Вестминстере 8 июня 1376 года, за год до смерти его отца.

Престиж воина был настолько высок в по­зднем Средневековье, что никто не вспомнил о политической некомпетентнос­ти принца, никто не задался вопросом, чего же он в результате добился своими победами. Достаточно было того, что принц был физически красив, храбр пе­ред лицом опасности и что он выиграл все битвы, в которых участвовал.

 

Битва при Пуатье

 

Когда наступил рассвет  17 сентяб­ря 1356 года, англичане подготовили сильную оборонительную позицию на по­логом склоне к югу от расположения фран­цузской армии. Их фронт был защищен линией кустов боя­рышника. Лучники расположились традиционно на крыльях армии, их фланги с одной стороны защищал глу­бокий ров, а с другой - болотистая местность по берегам реки Миоссон. Французы выработали свою тактику на шумном военном совете предыдущим вечером. Они реши­ли отказаться от массированной атаки конницы, которая являлась главной особенностью их военной тактики уже более двух столетий, и спешить большую часть кавалерис­тов. Интересно, что эти решения были приняты по совету шотландского рыцаря Уильяма лорда Дугласа, который сражался в рядах французской армии и напомнил членам совета о судьбе англичан в битве при Баннокберне.


Черный принц

Сражение началось кавалерийской атакой францу­зов, которые бросили два небольших отряда на фланги неприятеля. Это было сделано, чтобы рассеять лучников и открыть путь для главных сил. Нападение произошло в самый трудный для англичан момент. Незадолго до этого принц и его советники решили отступить, главным обра­зом потому, что у них закончилось продовольствие. Отря­ды французов, занятые в первой атаке, ударили по обоим флангам английского построения как раз, когда началось отступление. С огромным трудом пере­группировавшись, лучники сумели нанес­ти страшный урон приближающимся кава­леристам и их коням. Все это было скрыто от линий французских тяжеловооруженных всадников выступом холма. Не зная о судьбе конницы, первая линия пехоты атаковала английские позиции под командовани­ем юного дофина Франции. Когда она дошла до зарослей боярышника, воины были вынуждены протискиваться в промежутки между кустами, чтобы напасть на врага. По­сле двух часов жестокого рукопашного боя им пришлось отступить. Чтобы спастись, дофин также оставил поле боя с большей частью своих солдат. Вторая французская линия приняла отступление за сигнал ко всеобщему отхо­ду и последовала за первой. Чтобы спасти положение, у короля Иоанна II оставался только один выходя возгла­вить резерв и вести его против торжествующих англичан. Напавший на целую английскую армию только с третью своих сил, Иоанн был отброшен с холма и полностью раз­бит на равнине. В решающий момент один из гасконских капитанов принца посадил на коней сто шестьдесят из своих воинов и зашел в тыл французам, чтобы напасть на них сзади. Другой конный отряд под командованием сэра Джеймса Одли атаковал сбоку, завершив разгром. Среди знатных французских пленных, захваченных в тот день, оказался и сам король Иоанн II.

 

Похожие материалы