postheadericon Чингисхан

Чингисхан

ок. 1167-1227 гг,

 

 

«Я — бич Божий. Если бы вас не отягчали великие грехи, Господь не послал бы вам такое наказание, как я».

«Проповедь» Чингисхана , адресованная  видным жителям  Бухары , 1220 г.

Военная  биография  Чингисхана размещает его наверху табеля заво­евателей мира рядом с Александром Великим и Тамерланом. Все же даже такая почесть по отношению к нему едва ли справедлива. Чингисхан мог бы предъя­вить права на то, чтобы считаться самым успешным полководцем и строителем империи, который когда-либо жил. Ко времени его смерти в 1227 году Монголь­ская империя, которую он создал из ничего, протянулась от Тихого океана до Ка­спийского моря и занимала площадь, в четыре раза превышающую царство Алек­сандра. В отличие от империи Тамерлана, государство монголов прекрасно доказало свою силу и продолжило расширяться после смерти Чингисхана, удво­ившись в размере при его сыновьях и внуках.

Своим беспощадным гением как в делах военных, так и гражданских, Чингисхан вселял ужас всей Азии. Те, кто сдавался ему без сопротивления, могли избежать его ярости. Как правило, им давали пощаду, хотя бывали и исключения. Но го­рода, которые сопротивлялись ему, утрачивали свое право на существование: они разрушались до основания, их жители подвергались отвратительным пыт­кам, прежде чем пасть жертвой массовой резни. Когда неутомимый мароккан­ский странник Ибн Баттута путешествовал через Среднюю Азию в 1330-х го­дах — спустя более чем столетие после опустошительных подвигов Чингисхана, —1 многие из знаменитых древних городов, которые он посещал, такие как Мерв и Балх, все еще лежали в руинах. Для мусульманских летописцев Чингисхан оли­цетворял высшую степень злодейства, как дьявол или проклятый.


Чингисхан

Божественная судьба Чингисхана

Жизнь Чингисхана окружена мраком неизвестности, особенно его юные годы. Этого можно было ожидать при изучении неграмотной по сей день кочевой ра­сы конца XII в., народа, который презирал оседлую городскую жизнь. Точный год его рождения также сомнителен: Чингисхан родился где-то между 1155 и 1167 годами.

Признавая трудности изучения такого темного предмета, как история мон­голов, историк XIX в. Генри Хауорт писал: «Если мы хотим вступить в область исследований, которая крайне нуждается в обобщении, будучи столь же распыленной, как песок, игнорирующей любой порядок Мира и  в отношениях, то мы вряд ли сможем найти что-то лучшее, чем история азиатских кочевников».

В попытках объяснить завоевательную политику Чингисхана историки в большой степени полагаются на «Сокровенное сказание монголов», первый монгольский письменный источник, составленный писцами в 1228 году для увековечения его важнейших деяний. Хотя надежность «Истории» сомнительна вряд ли современная Чингизу шаманская братия стала опровергать ее начало, где открыто заявлялось: «Чингисхан родился с предназначением, данным Небесами». Никакое другое толкование не могло объяснить сверхъестественную власть Чингисхана над его соплеменниками; ничто иное не могло оправдать гневную и разрушительную мощь, которая казалась почти божественной в своей карающей ярости.

На вершине своей власти Чингисхан не сделал ничего такого, что могло бы опровергнуть предположение о небесном мандате на власть. Согласно Джону Мэну, одному из новейших биографов, существовала «странная внутренняя раздвоенность между его высокомерием избранного объединять, вести за собой и завоевывать, облеченного правом использовать любые средства для достижений; цели, указанной Небом, и смирением обычного человека, которому внушала страх необъяснимая природа его предназначения». Именно эта внутренняя дихотомия, предполагает Мэн, «лежала в основе парадоксального урагана разрушения и созидания, жестокости и великодушия, который представлял собой характер Чингисхана».

Зловещее начало Чингисхан

 

Если Чингисхан и был избран Небесами для особых дел, то это никак не проявлялось в ранние годы его жизни. Он родился недалеко от современной монгольской столицы Улан-Батора, был старшим сыном незначительного вождя Есугэя и получил имя Темучин в честь татарского вождя, захваченного в плен его отцом. «Сокровенное сказание» содержит без сомнения недостоверное утверждение, что родился он со сгустком крови в правой руке, что предвещало, согласно монгольской традиции, будущее величие.

 


Чингисхан

Благородная кровь, текущая в его жилах, давала значительные преимущества, но Чингисхан не долго ими пользовался. Когда Темучину исполнилось девять лет, Есугэй уехал, чтобы найти своему сыну и наследнику подходящую невесту. Его предприятие увенчалось успехом — имя девочки было Бортэ, — но по возвращении домой Есугэй был отравлен. Он оставил жену с шестью маленькими детьми, которых она должна была воспитывать в одиночку. Темучин потерял своего защитника. Покинутая родственниками семья пыталась выжить, добывая пропитание сбором фруктов и корней, рыбалкой и охотой.

 

Со временем бедственная ситуация несколько улучшилась. Это произошло, вероятно, в то время, когда Темучин стал превосходным наездником — очень важное умение для будущего вождя и завоевателя. В пустынных землях само выживание — прежде всего охота для добычи мяса — требовало того же самого набора умений, что были необходимы и на поле боя. Военные навыки, таким образом, приобретались монголами с самого раннего возраста. Как только

 

«... где было сто тысяч человек, там не осталось, без преувеличения, и сотни живых душ...»

Ата-малик  Джувейни , «История  мирозавоевателя»

 

мальчик мог сесть на коня, начиналось его обучение воинским искусствам. Темучин учился справляться с лошадью, управлять ей с величайшим мастерстн вом, правильно оценивать расстояние до преследуемой добычи и стрелять с убийственной меткостью. Это была превосходная тренировка для конных лучников, составивших основу армии Чингисхана и вооруженных композитным луком, изготовленным из сухожилий и дерева. Как заметил историк XVIII вв Эдуард Гиббон, «увлечение охотой служит прелюдией к завоеванию империи».

 

«Сокровенное сказание» рассказывает о первом убийстве, совершенном Те-мучином в возрасте 13 лет. Он хладнокровно зарубил своего единокровного брата Бектера, с которым поссорился из-за какого-то пустяка. Это было перво проявление той жестокости, которая будет сопровождать его дела всю жизни рассказов об отчаянной храбрости юного Темучина становилось все больше Он пережил несколько похищений и набегов, спасался из плена, а однажды отбил у похитителей табун лошадей, украденный у его семьи.

 


Чингисхан

Вскоре после женитьбы Темучин доказал, что его таланты намного превосходят способности обычного воина. Он проявил недюжинный талант полити ка, собрав вокруг себя группу союзников и покровителей. Помимо союза  кровного братства с Джамухой он заключил союз с могущественным побратимом своего отца Тогрулом. Вместе они собрали объединенную двенадцати сячную армию, чтобы вернуть жену Темучина Бортэ, похищенную враждебным монгольским племенем. Известность Темучина росла, и скоро он перестал быть просто защитником своей семьи. В свое время и Джамуха, и Тогрул будут принесены в жертву его непомерным амбициям.

 

Монголы развязывают террор при Чингисхане

 

Около 1200 года Темучину удалось объединить под своей властью примерно половину из тпалипиошр» враждующих монгольских племен. Однако Джамуха и Тогрул были препятствием к его единоличному господству. Через несколько лет, после запутанного периода беспринципных временных союзов, сражений, побед и поражений, они были наконец устранены с политической арены. Исчезло последнее препятствие на пути во провождения Темучин к власти. «Сокровенное сказание» рассказывает, что великодушный Темучин приговорил побежденного побратима Джамуху к благородной казни, хотя другая хроника говорит, иго Джамуха принял мучительную смерть от расчленения.

В 1206 год собрался курултай, или народное собрание. Темучин,«который объединил людей из войлочных юрт», был провозглашен Чингисханом  то есть  ханом Океана, или Повелителем Вселенной. Племена, объединившиеся под его властью, были разнородными, но с тех пор они получили известность под  именем монголов. Было положено начало завоеваниям монголов, периоду террора и катастрофических разрушений для азиатских народов.

Чингисхан немедленно занялся укреплением своей военной силы, начав с коренной реорганизации подвластных племен. Его армия была разбита согласно десятичной системе исчисления, принятой в степи, на десятки, сотни, тысячи и тумены (10 000 воинов). Кардинальное новшество, введенное Чингисханом, состояло в том, что каждая воинская единица теперь включала представителен разных национальностей и племен, что подрывало традиционные принципы верности и создавало новое войско, объединенное своей преданностью персонально ему.

В дополнение к этому было создано совершенно новое подразделение элитной ханской гвардии численностью 10 000 солдат. Ее составляли сыновья армейских командиров, что служило гарантией преданности всей армии и опорой его неоспоримой личной власти. Общая воинская повинность была введена для всех мужчин от 15 до 70 лет.

Создав эту мощную военную силу, которая в то время насчитывала по крайней мере сто тысяч воинов, Чингисхан должен был занять ее делом. Солдаты не получали платы и могли вознаградить себя только за счет грабежа побежденных врагов и захваченных городов. Если не занять армию в походах, то с большой вероятностью она быстро вернулась бы к освященному веками состоянию, распавшись на враждующие племенные союзы, что привело бы к падению только-только установленной власти ее повелителя.

Чингисхан обратил свои взоры на южные границы и решил нанести свой удар туда. За пустыней Гоби лежало государство тангутов Си Ся, его самый слабый сосед. Культурный упадок, в котором по сей день пребывает этот народ, в значительной степени определяется геноцидом, учиненным свирепой армией Чингисхана. Этот поход был, конечно, лишь предвестником грядущих завоеваний. Тангуты стали стартовой площадкой для атаки на более богатого, более сильного противника — империю Цзинь в северном Китае.

 

Армия Чингисхана, чьи воины прославились своим исключительным искусством верховой езды и превосходной стрельбой из лука, прошла через Азию как цунами, уничтожая любого врага, с которым сталкивалась. В 1209 году тюркский народ уйгуров, живший на месте современного Синьцзяна, признал свою зависимость. Несколько лет спустя, не испугавшись армии Цзинь, насчитывавшей несколько сотен тысяч воинов, монголы вторглись в Северную китайскую империю.

 

Ее столица Пекин была одним из самых сильных, хорошо укрепленных городов в мире. Город защищали стены длиной в 10 миль, девятьсот сторожевых башен и обширный арсенал тяжелых орудий, таких как катапульты, способные метать в нападавших зажигательные бомбы, — серьезный вызов Чингисхану. Он голодом принудил город к сдаче. Пекин пал в конце весны 1215 года.

 


Чингисхан

Впервые цивилизованный город почувствовал всю тяжесть разрушительного террора, сопутствовавшего нападению монголов. В считанные минуты дворцы и общественные здания были ограблены и подожжены, произошла первая резня, за которой последуют многие и многие подобные расправы. Походы против северного Китая продолжались в течение двух следующих десятилетий. Растущий военный арсенал Чингисхана был пополнен орудиями и новыми методами ведения осад. Покоренные китайцы предоставили в его распоряжение средства, расширившие границы мира, который он мог залить кровью.

Вторжение на запад Чингисхана

 

Каракитаи кочевой народ, управлявшие обширными территориями со своей родины в алтайских степях северного Китая, попали под власть давнего врага Чингисхана Кучлука, хана найманов, который начал притеснять своих мусульманских подданных. В 1218 году военачальник Чингисхана Джэбэ выступил на Кашгар с двадцатитысячной армией. Там он стал разжигать недовольство среди униженных мусульман, напоминая им заповеди Чингисхана о религиозной терпимости и свободе. Каракитаи восстали, Кучлук был схвачен и убит, а владычество монголов распространилось далеко на запад, хотя они даже не обнажили меча.

 

Эта победа отодвинула границы зарождающейся империи Чингисхана вплотную к границам султана Мохаммеда шаха Хорезма, владевшего большой частью Персии и Мавараннхара, державшего столицу в Самарканде. Сомнительно, что Чингисхан собирался в то время ввязываться в войну с этим могущественным азиатским правителем. Но после того как караван из четырехсот пятидесяти мусульманских торговцев, шедший из его страны, был хладнокровно вырезан в Отраре, приграничном городе Мухаммеда, по обвинению купцов в шпионаже (которым они, вероятно, и собирались заняться), а также после его отказа возместить убытки, вторжение стало единственным выходом, приемлемым для Чингисхана. Султан усугубил обиду непростительным и недальновидным убийством одного монгольского посла и обритием бороды двум другим. Кровь Чингисхана вскипела.'

 

Он упивался войной и кровопролитием и верил в то, что он говорил своим полководцам: «Самое большое счастье — преследовать и победить своего врага, захватить все его имущество, оставить его жен плачущими и стенающими, проскакать на его коне, использовать тела его женщин в качестве простыней и подушек, любуясь их розовыми грудями и целуя их, посасывая их губы, которые так же сладки, как ягоды их грудей». Трехлетний поход, который за этим последовал, стал одним из самых кровавых в истории. Его можно уподобить преступному геноциду, развязанному ассирийцами в древней истории и наци- стами в сравнительно недавние времена. Наступление монголов в 1219 году сломило Запад, города захватывались один за другим. Султан Мухаммед, который разделил свои силы, разместив их небольшими отрядами по всей территории, позорно бежал, оставив свое государство в руках своего более храброго сына Джелал ад-Дина и во власти захватчиков-монголов. После его бегства неизбежной стала победа монголов, самая великая к тому времени. Империя Чингисхана расширилась до границ Европы.

 

Арабский историк Ибн-аль-Асир вскоре после того, как в 1221 году этот поход на Ближний Восток закончился, не подвергал сомнению масштабы катастрофы и ужаса, ставшие его следствием. Он писал, что это было «ужасным бедствием, которого никогда прежде не случалось... Вероятно, мир с нынешнего момента и до скончания веков... не испытает подобного этому вновь, за исключением, возможно, времен Гога и Магога».

Завоевания по дороге к дому Чингисхана

 

Завершение кампании против султана Мухаммеда не означало конца завоеваниям монголов в этом регионе. Их жажда крови и богатств не была утолена.

В то время как Чингисхан отдыхал от войны, часть его армии под командованием военачальников Джэбэ и Субэдэй продолжала путь на север вокруг Каспийского моря, сметая всех врагов на своем пути. Города разрушались, их жители истреблялись, пленников или убивали, или использовали в качестве живого щита во время боя. Проходя через Азербайджан, захватчики разграбили христианское Грузинское царство, сровняв с землей его столицу Тифлис (Тбилиси) в 1221 году. Они двигались через Кавказ и Крым, затем по Волге, обращая в бегство болгар, тюрков и русских князей, пока не дошли до северных побережий. Двадцать народов были побеждены в этом потрясающем, величественном обходе Каспия.

Несколько лет Чингисхан провел, охотясь в степях Туркестана, совершенствуя свои знания по философии в беседах с даосским мудрецом — от которого он хотел получить эликсир бессмертия, — и обсуждая религиозные проблемы с муллами Бухары. В 1225 году он вернулся домой.

К тому времени он постарел, но его жажда войны не угасла. В конце 1226 года он осадил непокорную тангутскую столицу Нинся. Город и его жители испытали на себе судьбу всех тех, кто оказывал сопротивление Чингисхану. Китайские хроники оплакивали своих соотечественников, чьи кости громоздились на полях сражений.

Он пережил своего старшего сына и беспокойного наследника Джучи, скончавшегося в 1227 году. Право наследования перешло у Угэдэю. В конце того же года умер Чингисхан, Повелитель Вселенной, правитель империи, охватившей весь континент от Китая до границ Европы. Редко, когда одному человеку удавалось столь блистательно держать в своих руках одновременно и меч, и скипетр.

 

Поход Чингисхана  против  Мухаммеда  шаха Хорезма.

 

1219 году двухсоттысячная монгольская армия навод­нила Центральную Азию. Отрар, расположенный на территории современного Казахстана, был осажден и захвачен. Сыновья Чингисхана Удэгэй и Чагатай схватили правителя города и предали его казни, залив в глаза и уши расплавленное золото. Это было первым сигналом, что поход будет ужасающе жестоким. Неожиданно оказавшийся слабо­вольным, Мухаммед в страхе бежал, преследуемый по пятам врагом, на остров в Каспийском море, где умер при загадочных обстоятельствах. Его царству повезло гораздо меньше.

Прибыв в легендарную Бухару, «купол ислама» и бо­гатейший город государства, Чингисхан взошел на минбар мечети Калон и предупредил пораженных ужа­сом жителей, что Господь послал его как наказание за их грехи. Из Бухары монголы двинулись на юго-восток, через степи на Самарканд, гоня перед собой тысячи пленных, чтобы создать видимость несокрушимой ар­мии на марше. Силы защитников города не могли сравниться с огромной массой монголов соединив­шихся армий Удэгэя и Чагатая. Самарканд быстро сдался в 1220 году, но это не смогло предотвратить его разграбление и еще одну кровавую оргию. Тринадцать тысяч ремесленников были отправлены в Монголию, пощаду получило - бесконечно малая милость - только духовенство.

К северу от реки Оке монголы напали на древний го­род Термез. Существует предание о женщине, умоляв­шей сохранить ей жизнь во время всеобщей резни и сказавшей монголам, что проглотила жемчужину. Мон­голы вспороли ей живот и достали драгоценность. По­сле этого случая Чингисхан приказал своим солдатам вскрывать все трупы. Балх, славная Древняя столица Бактрийской империи, пала под стремительным натис­ком монголов, за ней в 1221 году последовал город Мерв, где войска Толуя, сына Чингисхана, вырезали, послухам, семьсот тысяч чело­век. Пленные жители были ок­ружены и выведены на равни- ну. Каждый солдат получил приказ убить три или четыре сотни человек и принести от­резанные уши своих жертв своим командирам в качест­ве доказательства выполнения приказа.


Чингисхан

Осаде также подвергся Гурнандж (Ургенч), родной город шаха. После семи месяцев сопротивления город был взят штурмом и захвачен улица за улицей. Монголы заливали дома горящей сырой нефтью. Выжить уда­лось лишь небольшому числу ремесленников и женщин (для гарема), остальные были преданы мечу. Персид­ский историк Джувейни писал, что пятьдесят тысяч во­инов получили приказ убить по двадцать четыре плен­ника, то есть казненр было в общей сложности 1,2 миллиона человек. Даже принимая во внимание из­вестную ненадежность сведений, передаваемых хрони­стами, резня была страшной.

В 1221 году Нишапур охватила неистовая резня. Го­ловы мужчин, женщин, детей - даже собак и кошек - складывались в кошмарные пирамиды на улицах. В кон­це года падение Герата и Бамиана сопровождалось та­кими же ужасами. И только в последних месяцах 1221 года, когда в битве при Инде потерпел поражение сын Мухаммеда Джелал ад-Дин, кампания закончилась.