postheadericon Аттила

Аттила

ок. 406-453 гг.

«Что может быть сладостнее для сильного мужа, чем собственной десницей вершить свою месть? Насыщение души нашей местью — это одно из самых больших благ, которые даны нам природой».

Аттила . Как записано готским историком  Иорданом в его  «Истории  Готов»

 

Аттила  вождь  .Гуннов - веро­ятно, самая печально известная лич­ность того периода, который сейчас уже неприлично называть «темными веками». Вождь гуннов с 434 по 453 год, Аттила терроризировал слабеющую Римскую империю и завоевал собственную империю, которая простиралась от Черного моря до Рейна. Но в конечном счете он разрушил намного больше, чем создал, и его  деяния не пережили его самого.

О детстве Аттилы известно мало. Отцом,его был Мундзук, брат Рутилы, который в 420 году стал одним из вождей гуннов. В это время гунны представляли собой пере­ходное общество. Тюрки-номады, они ми­грировали из Средней Азии к Восточной Ев­ропе в конце IV в. и осели на Венгерской равнине.

Это была самая западная область степного пояса, пригод­ная для того, чтобы пасти обширные табуны лошадей, от которых в первую очередь зависела военная мощь кочевников. Область также имела хорошее стратегическое расположение для организации набегов на германские народы Центральной и Се­верной Европы, а также на Западную и Восточную Римские империи.

Гунны в пятом столетии Аттила


Аттила

К тому времени как гунны дошли до Европы, они не признавали власти единого правителя; власть делили между собой несколько вождей, взаимоотношения между которыми строились на основе взаимного соподчинения согласно системе рангов. и один из их числа признавался старшим вождем. Чтобы избежать выбивания  пастбищ, гунны рассеивались по большой территории, что естественным образом привело к формированию системы передачи власти по наследству. В V в. гунны стали отказываться от кочевого скотоводства и начали селиться в деревнях. Он богатели, принося добычу из грабительских набегов, собирая дань с коренных народов и получая плату за службу в римской армии в качестве наемников. Это ускорило процесс политической централизации, которая привела к тому что Ругила стал единственным вождем гуннов в 432 году. Вожди правили при  поддержке избранной элиты, которая называлась «логадес» (logades), но у гуннов все еще отсутствовали официальные правительственные учреждения, и единство народа держалось исключительно на военном успехе их лидера. За лояльность на самом деле надо было платить разделом захваченной военной добычи: вождь, у которого не хватало средств на вознаграждение после­дователей, не задерживался на своем месте надолго.

Ругила умер в 434 году, ему наследовали как соправители Аттила со своим братом Бледой. Их первым актом стало заключение мир­ного договора, который дядя готовил с Восточной Римской импе­рией перед своей смертью. Аттила и Бледа отказались спешить­ся во время мирных переговоров, вынудив римских послов также остаться в седлах, чтобы создать впечатление, что обе стороны равны по положению. На самом деле римляне отчаян­но нуждались в мире: им необходимо было высвободить вой­ска, чтобы бороться с вандалами, которые вторглись в Север­ную Африку, и братья заключили сделку на тяжелых для второй стороны условиях. Бежавшие из плена римляне или возвращались, или выкупались по цене восемь золотых солидов за каждого, и ежегодная дань, которую римляне платили за мир, удваивалась — с 350 до 700 фунтов золота. Римляне также должны были выдать практически на верную смерть членов се­мей гуннских вождей, которые в свое время безуспешно пыта­лись противостоять Ругиле, а затем бежали в империю.

Вторжение на Балканы Аттила


Аттила

В течение нескольких лет после заключения мирного договора Атти­ла и Бледа были полностью заняты завоеванием территорий, которые римские авторы неопределенно называли «Скифией», что обозначало варварскую Европу. Точные границы их завоевания не известны, но они, несомнено. простирались до Балтийского моря на севере, доходили почти до Рейна запале и до Черного моря на востоке. В это время римляне не смогли заплатить гуннам их ежегодную дань. Затем в 439 году вандалы захватили Карфаген угрожали прекратить поставку зерна для Рима. Все военные ресурсы римляне вынуждены были направить на возвращение Карфагена. Аттиле и Бледе представит прекрасная возможность для реванша. Римляне не смогли соблюсти условие соглашения, и это дало гуннам безупречный повод для войны. В 441 году перешли Дунай и вторглись на Балканы. Сначала пал и был разрушен до основания Виминаций (Костолак, Сербия), его жители обращены в рабство. Затем были захвачены Марг, Сингидун (Белград), а с падением сильно укрепленого города-крепости Сирмия (Митровица) защита границы по Дунаю пала. Получив под свой контроль широкую полосу римской территории,

Аттила согласился на перемирие с восточным императором Феодо­сием II (правил 408—450 гг.). Аттила предупредил, что любая по­пытка наступательных действий со стороны римлян приведет к возобновлению войны. Несмотря на это, Феодосий использовал полученную отсрочку, чтобы отменить запланированное нападение на вандалов и перебросить свои войска к Балканам.

На римскую угрозу Аттила ответил возобновлением военных дей­ствий. В 443 году он захватил базу римского флота на Дунае в Ратиарии (Арчар, Болгария). Защитив от атак римлян свои линии коммуникаций, он выступил на юг и разграбил главный центр оружейного производства в Наиссе (Ниш, Болгария) прежде, чем повернуть на восток и сделать то же самое с Сердикой (Софией). Затем он быстро двинулся по главной дороге на Константинополь, столицу Восточной империи. До этого момента он почти не встречал сопротивления, но между Аттилой и Константинополем стояли основные силы римской армии, которыми командовал Аспар. В последовавшем сражении Ат­тила добился полного превосходства над Аспаром более искусным ма­неврированием, отрезал его от столицы и рассеял уцелевшие силы врага. Хотя сам Константинополь, сильно укрепленный, остался не­приступным, Балканы теперь были полностью беззащитны перед гун­нами, и Феодосий запросил мира. Аттила потребовал возмещения не­дополученной дани, а в будущем — ежегодной выплаты 2 100 фунтов золота. Цена за выкуп римских пленных вырастала с 8 до 12 солидов.

Все требуемые средства били выплачены, осенью 443 года заключен мир, и гунны ушли с римских территорий.


Аттила

Единоличный правитель гуннов В 444 или 445 году Аттила убил своего брата Бледу и стал единолич­ным вождем гуннов. Причина ссоры не известна, возможно, у братьев бы­ли слишком непохожие характеры. Бледа был чрезвычайно жесток, с садист­скими наклонностями, в то время как у Аттилы, хотя тоже совершенно безжалостного, было более прагматическое отношение к насилию. Хотя его имя стало символом деспотии, он не был тираном для поддерживавших его гуннов. Конечно, личные враги Аттилы приняли мучительную смерть на кольях, но по большей части Аттила полагался не на террор, а на личное обаяние и успехи в военных операциях, чтобы держать гуннов в подчинении. Греческий пленник, который решил остаться среди гуннов после своего освобождения, более поло­жительно оценивал правление Аттилы по сравнению с властью римских импе­раторов с ее высокими налогами и коррумпированными чиновниками.

О передвижениях Аттилы до весны 447 года известно немного. Но в тот год он снова начал вторжение в Восточную Римскую империю в еще больших мас­штабах, чем в 441 году. На сей раз Аттила привел с собой войска, набранные из подвластных ему германских народов. В январе 411 года Константинополь пе­ренес ряд сильных землетрясений, и большой участок городских стен, включая пятьдесят семь башен, разрушился. Пока жители Константинополя отчаянно работали, чтобы восстановить стены, Аттила приближался, оставляя за собой обычный след из дымящихся руин. На сей раз, однако, римляне оказали ему упорное сопротивление. Около Маркианополя Аттила встретил римскую армию. Он разбил ее, но и сам понес серьезные потери. Узнав, что стены Константинополя  восстановлены, Аттила уклонился от штурма и пошел разорять Балканы и Грецию. Ценой мира для римлян на сей раз была уступка территорий к югу от Дуная шириной в пять дней пути (около 120 миль). В следующем году Аттила оставил римлян в покое и провел кампанию на востоке, завоевав акациров — кочевой народ, живший в степях между Черным и Каспийским морями.

Это нападение, возможно, было вызвано попыткой императора Феодосия заключить с акацирами союз против гуннов.Римляне предпринимали отчаянные меры, чтобы справиться с гуннами.

В 449 году правительство Феодосия готовило заговор с целью убийства Аттилы, используя дипломатическое посольство как прикрытие. Заговорщиков предали. и послы, которых не поставили в известность о том, что их миссия была пиша диверсией, могли быть счастливы, что их не казнили на месте. Милосердию. проявленное Аттилой, помогло ему извлечь выгоду из замешательства рим-ае после такого предательского нарушения дипломатического протокола и потребовать выплаты еще одной огромной суммы в виде дани. Удовлетворившись тем, что Восточная империя более не представляла для него никакой угрозы, Аттила обратил свое внимание на Западную Римскую империю. Номинально ею управлял слабый император Валентиниан III (правил 425—455 гг.), но реальная власть на западе принадлежала полководцу Аэцию (ум. 454 г.). В юности Аэций был заложником у гуннов и с тех пор поддерживал с ними тесные, дружественные отношения, часто приглашая их в качестве наемников. Аэций даже сделал Аттилу почетным главнокомандующим Западной армии.

Заманчивая цель Аттила

 


Аттила

В начале 450 года Аттила заявил о своем намерении напасть на королевство вестготов в Аквитании в качестве союзника Вален-тиниана. Вестготы представляли серьезную проблему для римлян с тех пор, как они пришли на территорию империи в 376 году, отступая перед нашествием гуннов, и разгром их королевства служил римским интересам. Вероятно, Аттила желал превратить свой почетный военный чин в реальный, сменить Аэция как командующего западных армий и приобрести реальный контроль над Западной Римской империей. Он получил дополнительную поддержку весной, когда от сестры Валентиниана Гонории прибыл посыльный с просьбой спасти ее от ненавистного брака. Аттила потребовал, чтобы Валентиниан отдал ему сестру и половину Западной империи в приданое. Император отказался. Летом вспыхнула борьба за наследство среди франков, одна сторона стала искать поддержки у Аэция, другая, меньшая часть — у Аттилы, давая ему прекрасный повод для вмешательства в дела империи. Затем погиб Феодосий, упав с коня, а новый император Марциан отказался платить дань Аттиле.

 

Аттила продолжал подготовку к запланированной кампании на западе: в случае успеха он получал серьезный рычаг давления на Марциана. Как и в 447 году, он призвал в свое войско отряды подвластных германских народов, пересек Рейн около Кобленца с огромной армией и вторгся в Галлию. Однако Аттила дипломатически плохо подготовил вторжение. Угрожая одновременно интересам римлян, вестготов и франков, он сам подтолкнул их к союзу. Аттила дошел далеко на запад, до самого Орлеана, но взять город не сумел и отошел к Каталаунским полям (Шампань). Там, где-то между Шалоном и Труа, он встретился 20 июня 451 года в битве с Аэцием, возглавлявшим смешанную армию римлян, вестготов, франков и других германцев, обосновавшихся в Галлии. Две армии сражались до самого заката, и каждая понесла большие потери. В течение ночи Аттила какое-то время раздумывал, не принести ли себя в жертву на погребальном костре, но передумал. Утром Аэций увидел — гунны отходят в строгом порядке. К сентябрю Аттила вернулся в Венгрию и послал отряды своих воинов на Балканы, чтобы держать Марциана в заблуждении относительно своих планов.

Хотя вопрос о его браке с Гонорией все еще не был решен, Аттила учился на своих ошибках; в следующем году он вынудил римлян бороться с ним один на один, вторгнувшись в Италию, защищать которую ни у вестготов, ни у франке не было никакого интереса. Думая, что Аттила после своего поражения готов к переговорам о мире, Аэций не защитил Альпийские проходы, и гунны дошли до Аквилеи, не встречая сопротивления. Гарнизон героически сдерживал натиск Аттилы в течение нескольких недель, пока гунны не взобрались на стены.

Они настолько разорили город, что он уже никогда не смог от этого оправиться. Аттила двинулся на запад вдоль долины реки По, разоряя один город за другим, пока у Милана он не был встречен делегацией во главе с Папой Римским Львом I (занимал престол 440—461 гг.), предложившей богатые дары в обмен на мир. Но он не был заключен так быстро. Италию терзал голод, и Аттила вскоре был вынужден вступить из-за отсутствия продовольствия. Он возвратился домой и обнаружив  то в его отсутствие Марциан послал войска в набег на земли гуннов.

 

Крах империи Аттилы

 

Хотя мир все еще трепетал при одном упоминании его имени, положение Атилла в конце 452 года было на удивление непрочным. Итальянская экспедиции. конечно, принесла выгоды с точки зрения добычи от грабежей и дани, но слишком тяжелы оказались принесенные жертвы, которые добавились к потерям. понесенным в Галлии годом ранее. Аттила не женился на Гонории и не приблизился к завоеванию Западной империи. Кони гуннов устали и возвратились домой слишком поздно, чтобы быстро восстановить свои на летних пастбищах. Таким образом, никакой кампании на следующий год планировать всю невозможно, прежде необходимо было откормить их весной. Балканы подвергались разорениям настолько часто, что не было никакой надежды получить большую добычу от нового набега. Аттила знал из предыдущего опыта, «о Марциан был недосягаем для его мести, пока он оставался за стенами Коннстинополя. И тем не менее Аттила должен был постоянно поддерживать пряток новой добычи от грабежей; чтобы поддерживать свою власть, он не мог х—ззаться в бездействии. Весной 453 года он раздумывал, как можно бросить что Марциану. Как раз в это время Аттила решил ввести в число своих жен прекрасную германку по имени Ильдико. Судя по всему, она бы из семьи германского вождя, переданная гунну как часть Свадебные празднования длились долго, и Аттила сильно вел. как и полагалось любому уважающему себя варвару агх случаях.

Удалившись на ночь со своей новой невес-он потерял сознание, лежа в кровати. Ночью у него открылось сильное кровотечение носом; лежа на спине в бессознательном состоянии, он захлеб­нулся собственной кровью. Смерть такого чело­века, наводящего ужас на всех, не могла остаться незамеченной высшими силами. Той же ночью Марциану приснился вещий сон, что лук Аттилы сломался. Лишившись своего харизматического лидера, империя гуннов быстро распалась. Сыно­вья Аттилы боролись между собой за власть, их германские подданные восстали, и в сражении при Недао в 455 году они свергли власть гуннов. Отдельные группы уцелевших гуннов рассеялись по степи и в течение столе­тия потеряли свою идентичность как народ.

Наследие Аттилы

 

Любой, кто объективно оценит карьеру Аттилы, должен будет признать, что он не достиг ничего, за исключением того, что он, возможно, ускорил падение Западной Римской империи, оттягивая ее силы, которые были необходимы в других местах. Действительно, Аттила пронес террор, разрушение и смерть через большую часть Европы, лишил римлян большей части их сокровищ, но он даже не начинал закладывать основы нового прочного государственного порядка. Ему не хватало политического воображения, чтобы из варварского военного вождя стать государственным деятелем. Несмотря на это, слава Аттилы продолжала расти после его смерти. К VIII в. легенда о том, что он назвал себя «бичом божьим», получила широкое распространение и прочно вошла как в германские и скандинавские саги,

«Мощь, с которой Аттида действовал мечом Марса, убедила мир, что этот меч был сохранен специально для его неукротимой руки»

Эдуард  Гиббон  «История упадка и разрушения Римской империи» (1776-1788)

так и в огромное количество весьма недостоверных рассказов об удивительных избавлениях от Аттилы и кровавых мучениях в его руках. Только среди венгров, или мадьяр, как они себя называют, Аттила предстает национальным героем. Од­нако это — такая же легенда; венгры, финно-угорский народ, происходили из Си­бири и фактически никак не были связаны с гуннами. Венгры, несмотря на внешнее сходство названий (венгры — Hungarians, гунны — Huns), не получали своего имени от гуннов. Это слово происходит от иска­женного славянским произношением On-Ogur (десять стрел) — названия мадьярской конфедерации племен, которая завоевала свою нынешнюю территорию в конце IX в.

 

Гунны на войне Аттила.

 

Несмотря на множество побед, одержанных Аттилой, нет никаких свидетельств, что он открыл какие-либо новые приемы боя. Секрет успеха Аттилы заключался главным образом в способе ведения войны гуннами. Хотя ко временам Аттилы гунны становились все более и более оседлыми, они продолжали хранить военные обычаи войны, развившиеся тогда, когда они жили еще в евразийских степях. Подобно всем кочевым степнякам, гунны проводили большую часть своей жизни на коне, постоянно перемещаясь вместе со сменой времен года в поисках новых пастбищ для своих отар овец и стад крупного рогатого скота и лошадей, они были прирожденными конниками. Кровная месть и схватки с другими кочевыми народами за право пользоваться пастбищами были обычным явлением степной жизни. Любимым оружием индо-иранских кочевников, таких как сарматы и аланы, доминировавших в западных степях до прихода гуннов, было копье. И всадник, и конь были одеты в чешуйчатый доспех, как катафракты персидских и римских армий.

 


Аттила

Напротив, гунны были конными лучниками. Они редко одевались в доспехи, полагаясь на скорость и маневренность в качестве защиты. Используя свои мощные композитные луки, изогнутые в обратном направлении, гунны обрушивали смертельный деморализующий град стрел на менее подвижную латную конницу и пехоту прежде, чем те могли подойти достаточно близко для атаки. Изготовленные из склеенных вместе слоев древесины, рога и сухожилий, композитные луки были компактным, идеальным вооружением для конника. Луки, используемые гуннами, имели дополнительное усовершенствование в виде уникальной асимметричной формы, которая практически удваивала их мощность, позволяя пробивать доспехи на расстоянии в 100 ярдов. Это сравнимо с мощностью средневекового английского большого лука, при том, что лук гуннов был вполовину меньше по размеру и весу. Ценность лука для гуннов была настолько высока, что это оружие служило символом власти, вождей хоронили вместе с луками, вложенными в золотой налуч. Когда гунны пришли в Европу, у них не было никакого опыта осад. Ко временам Аттилы они научились делать осадные орудия, вероятно, переняв это умение у римлян, во время походов они возили орудия за собой в повозках. У гуннов также с собой были плоты для переправы через реки.

Ужас, внушаемый конницей гуннов, усиливался их кошмарным видом. Гунны практиковали деформацию черепа. Черепа младенцев туго перевязывались выше бровей с тем, чтобы во время роста он приобретал вытянутую длинную плоскую форму с низким лбом. Гунны также покрывали свои лица шрамами, от чего на них практически не оставалось волос. Солдат, которые не сталкивались раньше с гуннами, уже их вид лишал присутствия духа. Истории о том, что гунны были отродьями ведьм и зверей, пользовались всеобщим доверием.

 

Похожие материалы