Главная История народов Узбеки Этногенез узбекского народа: исторические особенности и специфика.

postheadericon Этногенез узбекского народа: исторические особенности и специфика.

Этногенез узбекского народа: исторические особенности и специфика.

Этногенез узбекского народа: исторические особенности и специфика. Вопрос о формировании и развитии узбекского народа является одной из краеугольных проблем истории Узбекистана. К нему обращалось множество авторов на протяжении более 130 лет. Еще больше ученых освещали эту проблему по ходу изучения отдельных направлений истории нашей Родины. Сегодня, живя в третьем тысячелетии, будучи гражданами суверенного демократического государства, мы с уверенностью смотрим в завтрашний день, строим великое будущее нашего народа.

Но интерес к истокам, интерес к тому, как мы пришли к сегодняшним свершениям не только не ослабевает, но и усиливается год от года. «Благодаря начавшемуся реформированию и обновлению нашей общественной жизни, открылись мощные пласты духовной культуры, резко изменившие народную психологию в сторону патриотизма, национальной гордости, открытости для всего мира». Обретение независимости усилило процесс более глубокого изучения истории народов, проживающих на территории нашей республики. На протяжении семидесяти трех лет советской власти многие вопросы, связанные с изучением источников, исторического развития региона искусственно принижались, события прошлых лет, не подходящие под клише марксистско-ленинской идеологии, не изучались и считались вредными, ценнейшие материалы в виде рукописей, книг, археологических находок вывозились в центр, что не давало возможности досконального изучения подлинной истории узбекского народа. Все это искусственно принижало значение узбекской нации в развитии истории, лишало народ гордости за вклад, внесенный им в формирование мировой цивилизации. Определенная имперская позиция центра не давала нашим ученым раскрыть сам вопрос о том, что из себя представлял узбекский народ и когда он сформировался.

Независимость Республики Узбекистан открыла перед нашим народом возможность быть равным среди равных. В этом воплотилась мечта многих поколений наших предшественников. «Мы - народ, познавший свое достоинство, мы - народ, который уверен в своей силе, мы - свободный народ, способный сострадать другим»

1. Эти слова Президента И. А. Каримова нацеливают ученых на дальнейшее изучение и глубокий анализ не только истории узбекского народа, но и его духовных источников. Любой народ, живущий в этом мире, не мог, конечно, сформироваться внезапно, без долгого, тернистого пути эволюционного развития. Некоторые народы сохранили свои этнические имена на протяжении веков, некоторые жили в составе других наций. Многие народности в силу экономических, политических, общественных отношений утратили свою самобытность и влились в другие народы народы, жившие в низовьях Амударьи, Хорезме, Кашкадарье, Сурхандарье, Зарафшане, по течению Сырдарьи. Вторая - народы, обитавшие в Ташкентском оазисе, от берегов Сырдарьи до Таласа и далее до берегов реки Чу, в Ферганском оазисе и дальше до Оша, Узгена и Сыгнака.

Наравне с другими народами, жившими в Центральной Азии, этнотип узбекского народа стал формироваться уже в III - II тыс. до н. э., то есть в первобытно-общинное время, в виде кочевых и оседлых племен. Древние письмена и археологические находки позволяют нам говорить о том, что оседлые и кочевые племена, проживающие в Хорезмском оазисе, то есть в низовьях Амударьи, назывались кангуями и массагетами. Основными жителями Согдианы были согды и саки. В областях нынешних Сурхандарьи, Кашкадарьи, Нарына, Карадарьи, Таласа, Чу, Ташкентской и Ферганской долин обитали кангхи, дай и саки. Все перечисленные племена мы можем отнести к предкам узбекского народа. Упоминание о народах, обитавших в этих областях, встречается у древнегреческих историков, в частности, у Геродота. Греки объединяли эти племена под одним названием - скифы. Действительно, нельзя не заметить той взаимной близости в жизни тюркских народов, являвшихся предками узбеков, со скифами Средней Азии.

Мы, правда, не можем пока говорить о языке скифов, потому что информации об этом практически нет, но история сохранила имя скифского предводителя Таргитая, положившего начало скифскому государству. «Имена сыновей Таргитая позволяют судить о тюркских корнях скифского языка. Так, одного из сыновей звали Ёргитой».

1.Скифы Дашти Кипчака, Средней Азии, Алтая, Центральной Азии, называвшиеся три тысячи лет назад еще и гуннами, были схожи в антропологическом плане с тюркскими племенами. Махмуд Кашгари утверждал, что в то время, когда Александр Македонский захватывал Среднюю Азию, тюрки пускали стрелы также точно перед собой, как и позади себя. То же самое делали гунны. Это в какой-то мере указывает на общность тюрков со скифами.

2.Древнегреческие ученые отмечали хуннов (гуннов) как одно из главных скифских племен. Мыслитель IX в. Мухаммад аль-Хорезми говорил о том, что в арабских источниках VII—IX вв. около девяти известных тюркских племен назывались «искифами». В Иране на скалах Бехустуна, Накши Рустаме, Пересполе, на могильных плитах ахеменидских царей, где отражались деяния усопших, имеется перечисление среднеазиатских племен, находящихся в вассальной зависимости. Среди них упоминаются и три сакских племени:

3. «саки-хаума-варака», отмеченные Геродотом, как «скифы-амюрги», Ксетием Книдским (современником Геродота) - «скифами шаха Омаргна». Поздние авторы их называли еще и «сакараваками»;

4. «саки-тиграхауда». Обычно, это название переводится как «саки, надевшие острый колпак». В греческих текстах они упоминаются как «ортокорибанты»; «саки-тиай-тара-дарайя» - «заречные саки». Считалось, что они и европейские скифы - это одно целое. Но в результате расшифровки Бехустунского текста (академик В. В. Струве) исследователи пришли к выводу, что речь идет именно о «заречных саках Средней Азии» (за Амударьей). В этом тексте говорится о том, что саки- тиграхауда и заречные саки жили по соседству. Некоторые авторы считают, что саки-хаума-вараки жили в Мургабе, некоторые на Памире (Р. Герман, А. Н. Бернштам) или частично на Памире и Фергане (К. В. Тревер). Бытует мнение и о том, что саки-хаума-вараки составляли основное ядро хорезмско-массагетского союза. С. П. Толстов и Я. Г. Гулямов считают, что этот союз простирался от Каракумов, включая Хорезм, до нижнего течения Сырдарьи. «В этом случае можно сказать, что саки-тиграхауда обитали восточней саков-хаума-вараков, то есть занимали пространство от южного Казахстана, включая Ташкентскую область, вплоть до среднего течения Сырдарьи, а саки- тарадарьйя обитали в южных областях Средней Азии на правобережье Амударьи, в непосредственной близости к согдийцам». Греческие, а позднее и римские историки (Полибий, Плиний, Птолемей и др.) в своих работах давали племенам саков и массагетов различные имена.

Территории, на которых они обитали, а особенно их границы были предметом многолетних споров и дебатов. Учитывая источники античных времен, персидские письмена, освещающие возникновение иранского народа, в которых встречаются данные о сакской культуре, обычаях и языке, можно сделать вывод о том, что на территории современного Узбекистана основная часть сакских племен говорила на тюркском языке, за исключением небольшой части согдийцев, перенявших иранское наречие. Мы можем также сказать, что саки, жившие оседло на территориях нынешних Хорезмской, Сурхандарьинская, Кашкадарьинской, Самаркандской, Ташкентской и Ферганской областей, играли в регионе очень важную роль. И хотя кочевые племена массагетов, даев и других племен появились здесь раньше саков - все же корень у них общий.

Это подтверждают как античные авторы, так и археологические изыскания последних лет. Сейчас нам известны места обитания многих племен, их быт и уклад жизни. Обратимся теперь к крупному сакскому союзу племен, возникшему в вв. до н. э. и вошедшему в историю под названием массагеты. По поводу их происхождения бытует немало мнений. Часть ученых считает их родственными фрако-кимерийским племенам, обитавшим на больших степных пространствах. В этом случае объяснимо и название «маза-гет», что означает «великие геты». Слово «геты» действительно имело широкое хождение среди фрако-кимерийцев. Другая часть ученых считает, что слово «массагет» произошло от «мас-сака-та», т. е. «большая орда саков». Об азиатском происхождении массагетов говорит и другая версия, по которой «мясье» или «махисье» (иранс.) - рыба, говорит о близком расположении массагетов к Аральскому морю и означает не что иное как «рыбоеды». В долине реки Зарафшан в тот период жили согдийские племена с близким к сакскому языком. Они граничили на северо-западе с саками-хаума-вараками, а на западе - с дирбеками. Естественной границей между согдийскими племенами служил Гиссарский хребет, разделявший Бактрию и Согдиану.

О том, как происходило слияние согдийских племен с живущими по соседству тюркскими народами, мы скажем позже. Все рассмотренное выше говорит о том, что в период с начала первого тысячелетия до н. э. и приблизительно до II в. н. э. завершается первый этап формирования племен, составивших впоследствии узбекскую нацию. Земли между Сырдарьей и Амударьей постоянно привлекали внимание различных завоевателей. Мы говорим об этом потому, что любые армии, вторгавшиеся на территорию нашей земли, не могли не оставить этнического следа на процессе формирования узбекского народа. В 550 г. до н. э. персы во главе с Ахеменидами, освободившись от засилья мидийцев и взяв власть в свои руки, начинают борьбу с целью порабощения Средней Азии. Ксетий и Ксенафонт сообщают, что основатель персидского государства Кир завоевывает сначала Бактрию, а затем подчиняет и сакские племена. В ходе войны ему достается и Согд. Геродот сообщает, что, захватив Мидию, Кир направляет свои войска на восток от Каспийского моря, то есть на равнины, населенные массагетами. Более двух столетий продолжалось господство Ахеменидов над большей частью Средней Азии. Естественно, это отразилось на этнотипе и языке тех народов, которые здесь обитали. Здесь же возникает вопрос об ираноязычном диалекте, появившемся в Средней Азии. Иногда высказываются мнения о том, что таджики - это потомки персов, вторгшихся в Среднюю Азию. Но современная историческая наука доказывает, что таджикский язык формировался в Восточном Хорасане на основе языка дарий, то есть таджикский язык (не таджикский народ) формировался за пределами нынешнего Таджикистана.

Он был распространен на другом берегу Амударьи в Мургабе, на территории современного Афганистана и северо-восточного Ирана. На раннем этапе феодализма во времена Саманидов он проникает в Согд. «Вытесняя повсюду согдийскую речь, он превращается в государственный язык централизованного саманидского государства». Этнографы, археологи, антропологи и востоковеды сходятся сейчас в мысли о том, что, имея один этнический корень, узбеки и таджики обрели свои национальные языки в результате долгого исторического процесса. В конце концов, их биологическо-этническое строение имеет единый тип. Востоковед А. М. Ошанин охарактеризовал его как «тип междуречья». Продолжительное время, начиная с захвата Средней Азии Александром Македонским (329-327 гг. до н.э.) и до середины VI в., когда в Семиречье образовался Западно- тюркский каганат, на территории Узбекистана побывало большое количество завоевателей, различных племен и народов.

Они оставили здесь следы своей политической и культурной деятельности, повлияли на этническую структуру и язык населения. В результате завоеваний Александра Македонского на арене появляется Греко-Бактрийское царство. Согдиана в III - II в. до н. э. вошла в его состав. Это было, несомненно, временем подъема согдийской культуры в результате воздействия на нее элементов эллинизма. «Но в связи с тем, что греки и македонцы старались обособиться и строили свои взаимоотношения в основном с местной знатью, игнорировав простолюдинов, основная масса населения не изменила ни свой этнический состав, ни свой язык». Сакские племена, жившие в среднем течении Сырдарьи, оказывали македонцам и Селевкидам упорное сопротивление. Полуоседлые и оседлые племена этой территории постепенно формируют полукочевое государство Кангюй. В результате столкновений Греко- Бактрии (250-130 гг. до.н. э.) и Парфии (250 гг. до н.э. - 224 г. н. э.) государство Кангюй укрепилось и во Н-1 вв. до. н. э. превратилось в одно из самых мощных на территории Средней Азии. «В это время политическое объединение Кангюя подчиняло себе как Согдиану, так и Хорезм, центральная часть его находилась в среднем течении Сырдарьи».

Параллельно происходит дальнейшее этническое формирование типа междуречья под воздействием пришлых племен: юэчжей, хионитов, кидаритов и эфталитов. Исторические источники говорят, что юэчжи стали продвигаться на юго-запад после смерти Александра Македонского. Они сыграли основную роль в разгроме Греко-Бактрийского царства. Другая же часть полуоседлых и кочевых народов стала центром кангюйского союза. Типнаселения, живший в среднем течении Сырдарьи, - это представители нынешней территории Ташкентской области и южного Казахстана, в слиянии с канпойцами образует культуру «ковунчи». В дальнейшем «культура ковунчи» распространяется на Ферганский оазис и Согд. «Влияние «ковунчийской культуры» прослеживается в IV—V вв. н. э. в Бухарской, Кашкадарьинской и даже Сурхандарьинской областях. А на северо-западе Бухарского оазиса она породила отличную от бухарского типа «кизилкирскую культуру»

1. Развитие земледелия и ремесла привело к росту торговли и культуры в регионе. Здесь возникают крупные города и населенные пункты. Кангюй, гранича с народами ираноязычной группы, с одной стороны, и с народами Западной Сибири и Семиречья, говорящими на тюркском языке, - с другой, культивировал в себе экономические, политические и культурные достижения соседей. Благодаря этим контактам, «ковунчийская культура» образует тюркоязычный этнос. К I- II вв. н. э. этот этнос сильно возрастает в количественном отношении и формируется в качестве народности. Общность всех племен в экономическом, политическом, культурном и нравственном отношении и наличие общего названия (Кангар или Кандар) и способствовало возникновению этой народности.

Это было чисто античное формирование, которое со временем распалось (V в. н. э.) в связи с появлением новых политических объединений и этнических сообществ. Вторая ступень развития узбекского народа приходится на массагето-кушанский период. Он длится со II по III в. н. э. и характерен слиянием кочевых и оседлых племен, что привело к дальнейшему развитию и расширению тюркского языка. Из китайских источников и археолого-нумизматических материалов мы можем понять то, что массагето-юэчжи- кушанские племена были тюркоязычными и их роль в развитии региона настолько велика, что нам придется подробнее остановиться на вопросе появления кушанов или, как их еще называют, белых хуннов. В III в. до н. э. «белые хунны» (кушаны) жили в области Ганьсу Центральной Азии. Они были союзно-родственными племенами гуннов. В результате распрей с уйсунами (одна из ветвей гуннов) белые хунны терпят поражение и переселяются на запад. Сначала они прекочевывают в Кучар и дальше в Илийскую область, но уйсуны в 150 г. до н. э. при подцержке Великой Гуннской империи вытесняют их и отсюда.

Белые хунны переселяются сначала в Кашгар, а затем в Бактрию. В результате победы над греческими войсками они поселяются на правобережье Амударьи. Во II в. до н. э. белые хунны создают Великое Кушанское царство. По сведениям Бичурина, это государство в то время состояло из тысячи двухсот семей, каждая из которых могла выделить одного воина. Большинство населения состояло из кушанов и часть - из жуан-жуанов (монгольское племя). Кушаны, кангхи, канлы, усуны, тюку, жившие в этом царстве, имели схожий диалект, обычаи и законы. Что касается языка кушан - исторические сведения говорят о том, что он был тюркским. «Во всяком случае, найдены монеты кушанских царей - Герайя и Кудзулы Кадфиза, которые заставляли чеканить свои имена. На них мы можем прочесть: «Герай жабгу», «Кудзула Кадфиз жабгу». Слово «жабгу» означает в переводе с тюркского определение вождя, правителя, военачальника, духовного и религиозного руководителя. Из этого можно сделать вывод, что, не будь эти правители тюркского происхождения, то слова «жабгу» тоже бы не было. И даже если предположить, что население кушан говорило на иранском диалекте, то, во всяком случае, основателями и правителями империи были тюрки» .

Здесь же следует упомянуть и о том, что родственные кушанам гунны и юэчжи, жившие в одном государственном формировании, являются древними тюркскими родами. Третья и четвертая ступени формирования узбекского народа приходятся на период образования эфталитского государства и Западно-тюркского каганата. Этот период особенно благоприятствовал смешению и развитию тюркоязычных племен. В течение многих столетий, когда Средней Азией управляли мидийцы и Ахемениды, события тех лет освещались предвзято в угоду царственной деспотии, названия многих тюркских племен не упоминались в источниках, были забыты или перепутаны, реальные факты искажались в пользу захватчиков. Этому был поставлен заслон, когда к власти приходят эфталиты и проиранское давление ликвидируется. В эфталитском государстве, а позднее - в Тюркском каганате, происходит дальнейшее смешение тюркоязычных племен с ираноязычными. Народы, жившие в областях нынешнего Казахстана, Ташкентской, Ферганской областях, Киргизии, Семиречья образовали единый тюркоязычный регион и составили основной костяк эфталитского государства и Тюркского каганата. Сведения об эфталитах относятся к IV в. н. э. В китайских источниках эфталитов относят к жужанам и называют «едами». Византийцы называют их «белыми хуннами», а в арабских источниках IХ-ХII вв. эфталиты упоминаются как «хайталы» или «хепталы».

Они вели в основном оседлый образ жизни и занимались земледелием и скотоводством. По утверждениям С. П. Толстова и А. Ю. Якубовского, приход эфталитов к власти осуществлен в результате вражды между правителями массагетских племен. миграции религий, параллельно с этим шел столь же активный культурный взаимообмен, в том числе письменности и музыки. Средняя Азия всегда отличалась своеобразием музыкального искусства. А ее выгодное географическое положение в период функционирования Великого шелкового пути способствовало оживлению и в сфере ее музыкальной жизни. Средняя Азия выступала не только посредником, но и активным участником процесса музыкального взаимообогащения народов. Политическая обстановка, сложившаяся в регионе, в результате которой Средняя Азия, Восточный Туркестан и Северная Индия входили в состав Кушанской империи (I- IV вв.), государство эфталитов (\/-сер. VI вв.), Тюркского каганата (сер. VI—VII вв.), способствовала установлению наиболее тесных контактов с восточными странами. В этот период усиливается их этническая и культурная общность, укрепляются связи с Китаем. В монографии Э. Шефера «Золотые персики Самарканда» приведены данные о разнообразных дарах императорскому дворцу, а также о широкой торговле. Это знаменитые среднеазиатские кони и собаки - очевидно, охотничьи, пользовавшиеся широким спросом в придворной среде. С охотничьими забавами был связан привоз в Китай ловчих соколов, а также гепардов. Из Хорезма поступали меха пушных зверей - соболей, белок, лисиц, куниц, бобров, зайцев, привозились также выделанные шкуры козлов, а из тюркских стран - войлочные изделия и доспехи из лошадиной кожи. В Китае ценили иноземное вино, и хотя к VIII в. его изготовление было здесь уже освоено, из Чача (Ташкентский оазис) в эту пору привозилось вино, приготовленное «по иранскому способу».

Из Тохаристана доставляли лекарство «читрагандха» - средство от ран и кровотечений, представлявшее смесь целебных смол и трав. В качестве лекарственных препаратов упоминается «терновый мед» - всем известная верблюжья колючка, сладкий сок которой обладает целебными свойствами. В это же время возникает и новая этническая прослойка, говорящая на персидском языке. Попробуем разобраться в этом явлении. Нам известно, что вместе с арабами в Туран вторглось много иранцев. Примерно каждый второй воин арабской армии был персом.

В связи с тем, что мусульманская вера здесь долго не приживалась, арабы стали внедрять в дома местных жителей так называемых «контролеров» за исполнением веры. «Учитывая особенность отношений местных жителей к персам, арабы считали предпочтительным внедрять к местным жителям иранцев, как представителей арабской власти. Престижность знания языка новых правителей повлияла на то, что часть тюркско- согдийского населения переняла язык своих «опекунов». Из истории известно, что арабы и сами были подвержены влиянию Ирана. А для местных жителей было безразлично, кто есть поработители - арабы или иранцы. Поэтому слово «тазик», употребляемое ранее для обозначения арабов, стало собирательным в отношении всех захватчиков (аналогично русские, к примеру, называли татарами и тюрков, и монголов, вторгшихся в Россию в XIII в., или многие выходцы из разных республик бывшего СССР ассоциировались в других странах с русскими). «Впоследствии таджиками стали именовать всех ираноязычных жителей Средней Азии». Процесс утраты тюркскими народами своего политического господства в Мовароуннахре не распространился дальше междуречья. Жители Семиречья в VIII—IX вв. не покорились ни Аббасидам, ни Тахиридам, ни Саманидам. Как пишет А. Ю. Якубовский, Аббасиды и проиранские династии (Тахириды и Саманиды) вели политику на вывод Мовароуннахра из-под влияния тюрков и на сближение его с Ираном. Как сказано выше, для этих целей и производилось заселение на землях Мовароуннахра арабов и иранцев. К примеру: «Современный город Маргилан разросся из-за того, что Саманиды переселили сюда из Мургаба большое количество иранцев и арабов».

С приходом к власти Саманидов персидский язык был поднят до уровня государственного, на нем писались литературные и научные произведения. Использование языка персов всемерно поощрялось, все важные административные документы также писались на иранском. Это ускорило процесс распространения персидского языка во всем среднеазиатском регионе. Местное население как тогда, так и сейчас считает этот язык не таджикским, а персидским. Например, жители Памира и сегодня называют таджикский язык «порским», а свой, как потомки согдийцев, древний язык считают более правильным. Мы говорим об этом потому, что современный таджикский язык был имплантирован в первую очередь согдийцам, которые были общими предками как таджиков, так и узбеков.

Все же сдержать влияние и рост тюркских племен Саманиды не смогли. Уже в этот период, как пишет арабский географ Ибн Хаукал, несколько тысяч омусульманенных тюрков со своими семьями наводняют с востока Фароб, районы между Кандижем и Шашем, т. е. они переселялись на запад и юго-запад от Чимкента. Эти переселенцы называли себя угузами. Они прибыли с восточного берега Сырдарьи и осели на ее правобережье. Большое влияние на этническую историю узбекского народа оказали тюркские племена Караханидов и карлуков. В середине X в. на северных Ферганских землях (сегодняшняя Наманганская область) с востока от Сырдарьи до Семиречья образовалась зона влияния этих племен, а затем и государство Караханидов.

В состав этого государства входили тюркские племена: аргу, тухси, карлуки, чингили и ягмо. Государство Караханидов, состоящее из полукочевых и кочевых племен и подчинившее своему влиянию территории от Сырдарьи до Семиречья, северную Фергану и весь Восточный Туркестан, в конце X в. вторгается в центральные земли Мовароуннахра. Охангаран. Другая большая часть чагатайцев - барласы чуть позднее обустраиваются в Кашкадарьинской области в районах, близких к Кешу (Шахрисабз)». Процесс тюркизации чагатайцев, живших в Семиречье, был уже завершен, когда в Охангаране и Кашкадарье он стремительно продолжался. Это было связано с более высоким процентом тюркского населения в этих местах. Уже во второй половине XIV в. ни жалаиров, ни барласов нельзя было относить к монголам. В сознании покоренного ими населения барласы и жалаиры представлялись тюрками. Мало того, они противопоставляли себя монголам, в том числе семиреченцам. Жалаирские и барласские роды относились к монголам с пренебрежением и даже ненавистью.

Они дразнили друг друга и с издевкой придумывали обидные прозвища. «Семиреченцы называли чагатайцев «каравносами», «дурагаями» (перемешанными по крови), чагатайцы же называли монгол «жатами» что означало - грабитель»

2. Если подробнее остановиться на том, что из себя представляли монголы Чингисхана, то невольно обнаруживается какая-то ошибка, вкравшаяся в историю. Одно то, с какой быстротой весь монгольский поток, наводнивший Евразию, практически исчез или ассимилировался с местным населением, наводит на мысль - а были ли эти монголы в полном смысле теми ойратскими племенами, составляющими сейчас население современной Монголии? Из исторических материалов мы можем видеть, что вплоть до XIX в., как в арабских, персидских, русских и западно-европейских источниках войска Чингисхана и его наследники в Золотой Орде именовались «татарами» (а их государство - татарским).

Китайские источники также называют население Монголии того периода «татарами». Поражение Саманидов было предопределено еще и тем, что тюркские военачальники (например, Фойик), бывшие на службе у Саманидов, не задумываясь, перешли на сторону Караханидов. В первом десятилетии одиннадцатого века вся территория Мовароуннахра вплоть до Балха перешла в руки Караханидов. Во всех сферах жизни стали происходить значительные изменения. Все население, за исключением Бухары и Самарканда, стало говорить на тюркском языке. Кочевники, ассимилируясь с крестьянами, осваивали земледелие и ремесло. Все это привело к тому, что к приходу монголов, т. е. к 20- м гг. XIII в. в большинстве мест персидский и согдийский языки были заменены тюркским.

Что касается Шаша и Ферганы, то тюркский язык там преобладал и ранее. Например, арабский путешественник Ибн Батута писал, что Ургенч «большой, красивый и значительный тюркский город». Учитывая, что этот отзыв относится к 1333 г. можно сказать, что переход к тюркскому языку происходил и в процессе монгольского завоевания. Здесь можно говорить и о том, что монголы, вторгшиеся в Мовароуннахр, еще больше усилили процесс тюркизации. Известно, что в XIII в. столица Чагатайского улуса находилась на берегу реки Или. Но чуть позднее она переносится на запад и часть чагатайцев перекочевывает на земли Мовароуннахра. Известно еще и то, что в 60-х гг. XIII в. чагатайский хан Мубаракшах был провозглашен в Охангаране. «Большая часть жалаиров, соплеменников чагатайцев, именно в этот период перекочевывают в Охангаран. Другая большая часть чагатайцев - барласы чуть позднее обустраиваются в Кашкадарьинской области в районах, близких к Кешу (Шахрисабз)». Процесс тюркизации чагатайцев, живших в Семиречье, был уже завершен, когда в Охангаране и Кашкадарье он стремительно продолжался. Это было связано с более высоким процентом тюркского населения в этих местах. Уже во второй половине XIV в. ни жалаиров, ни барласов нельзя было относить к монголам. В сознании покоренного ими населения барласы и жалаиры представлялись тюрками. Мало того, они противопоставляли себя монголам, в том числе семиреченцам. Жалаирские и барласские роды относились к монголам с пренебрежением и даже ненавистью. Они дразнили друг друга и с издевкой придумывали обидные прозвища. «Семиреченцы называли чагатайцев «каравносами», «дурагаями» (перемешанными по крови), чагатайцы же называли монгол «жатами» что означало - грабитель»

2. Если подробнее остановиться на том, что из себя представляли монголы Чингисхана, то невольно обнаруживается какая-то ошибка, вкравшаяся в историю. Одно то, с какой быстротой весь монгольский поток, наводнивший Евразию, практически исчез или ассимилировался с местным населением, наводит на мысль - а были ли эти монголы в полном смысле теми ойратскими племенами, составляющими сейчас население современной Монголии? Из исторических материалов мы можем видеть, что вплоть до XIX в., как в арабских, персидских, русских и западно-европейских источниках войска Чингисхана и его наследники в Золотой Орде именовались «татарами» (а их государство - татарским). Китайские источники также называют население Монголии того периода «татарами». При всем этом сам Чингисхан, его окружение и приемники называли себя «монголами» и свое государство «монгольским»

 

1, т. е. этноним «монголы» был самоназванием ряда племен Центральной Азии, которые были объединены Чингисханом в единое государство. Отсюда мы можем сделать вывод: термин «монголы» - это скорее не этнический, а этнополити чески й термин, означающий общее название родов и племен, бывших союзниками Чингисхана. Здесь же следует сказать о том, что задолго до выступления войск Чингисхана на запад, сюда переместились многие племена, обитавшие на территории современной Монголии, в частности, надиманы, киреиты, меркиты, жалаиры. В ходе же самого завоевания в Среднюю Азию пришли мангиты, кияты, барласы, кунграты и другие племена.Сейчас нам известно, что большинство из названных племен были тюркскими и вошли в список 92-х кочевых «узбекских» племен

2. В соответствии с этим мы можем констатировать, что под словом «татары» выступали в то время все тюркские племена.

Нам известно, что и сам Чингисхан был из племени «татаней», которое, видимо, и дало название «татары». Отсюда следуют выводы, что:

1. говорить о национально-монгольском происхождении войск Чингисхана, по крайней мере, нетактично;

2. это объясняет, почему преимущественно тюркские войска Чингисхана так быстро слились с таким же тюркским населением Дашти Кипчака и Мовароуннахра;

3. это объясняет и то, почему население Мугулистана, будучи не монгольского происхождения, называлось монголами (см. выше);

4. - это объясняет и то, почему Темур и Темуриды, будучи представителями барласских племен, считали себя тюрками. Надо также отметить и тот факт, что созданное Захириддином Бабуром государство Великих Моголов в своем названии несло не этническую, а этнополитическую значимость. Здесь под словом «могол» понималась, скорее всего, не столько попытка отождествления с чингизидской государственностью, сколько в отождествлении термина «могол» с самой государственностью, как это было в бытность Чингисхана.

 

 

Что касается самого термина монголо-татары (как и татаро-монголы), то он впервые был применен в 1823 г. П. Наумовым, а затем поддержан другими русскими историками, которые широко внедрили его в научный обиход. Возможно, это было сделано сознательно, чтобы, умалив захват Руси татарами (тюрками), сделать акцент на мифическое монгольское войско. Здесь необходимо учесть и этнополитический состав Руси, где огромный, никем не подсчитанный процент населения имеет, заметьте, тюркские, а не монгольские корни.

5. Вопрос: кем же были войска Чингисхана? - остается открытым до сих пор и ждет своего исследователя. А теперь после вынужденного отступления вернемся снова к нашему вопросу. 6. Родившийся в барласском племени Амир Темур (1336- 1405 гг.) монгольского языка не знал и разговаривал на родном ему тюркском, а также языке городских жителей - таджикском. Амир Темур не признавал себя монголом, а его современники как-то и не задавались вопросом о его национальном происхождении. Сам же Темур писал: «Кто мы - обладатель Турана, амир Туркистана. Кто мы - главное звено самого древнего и самого знатного тюркского народа». Его родиной был Кеш (Шахрисабз), и он никогда и не задумывался противопоставлять свою родословную тюркам, жившим в Кашкадарье. «Некоторые люди и сейчас пытаются предвзято относится к термину «Чагатай» и формально относят его непосредственно к монголам. Но следует учесть, что за полтораста лет он изменил свое значение, - то есть с того времени, когда улус был назван «Чагатайским» в честь второго сына Чингисхана Чагатая»2. В 30-40-х гг. XIII в. чагатайцами стали называться те племена и роды, которые осели здесь после чингизидского вторжения, но к 60-70-м гг. XIV в. и жалаиры, и барласы утрачивают свои возможные монгольские корни.

Даже воины Темура, вышедшие из чагатайцев, хоть и носили чубы на монгольский манер, но их родной язык был тюркским. Если в XIV в. чагатайцами называли четыре племени - барласов, жалаиров, каучей и орлотов, то в XV в. термин «чагатайцы» распространился практически на всех тюрков Мовароуннахра, кроме некоторых городов Зарафшанской и Ферганской долины. Если положение дел было таковым уже в конце XIV в., то каково же оно было в XV в.? Называли ли себя Темуриды монголами или хотя бы «тюрко-монголами»? Нет, они считали себя тюрками.

Историкам конечно известно, что частично барласы XV в. были родственны монголам. Мы говорим «частично» потому, что они были и потомками тех кашкадарьинцев, живших еще до прихода барласов»3. В XV в., начиная со времен правления Улугбека (1409- 1449 гг.), упомянутые ранее кочевые узбеки во главе с Абулхайрханом (1428-1468 гг.) по течениям Амударьи и Сырдарьи стали проникать на территорию Мовароуннахра. Они стекались сюда со степей Эмбы, Урала и Волги и оседали с одной стороны в Хорезме, а с другой - в Шаше. В конце XV - начале XVI вв. они во главе с Шейбаниханом вторгаются в Мовароуннахр и отбирают власть у Темуридов. В 1500 г. был убит последний правитель Самарканда из рода Темуридов - Султанали. Через непродолжительное время были захвачены Ташкент, Бухара и Фергана. Шейбанихан, отобравший власть у Темуридов, не ввергает страну в разруху, а продолжает поддерживать торговлю, ремесленничество и земледелие.

Представители же Темуридов и их приближенные были лишены всех владений и практически истреблены. С этого времени Средняя Азия подпадает под правление узбекских ханов. Кочевые же узбеки, ассимилируясь с оседлым тюркским населением, дополнили собой еще один существенный слой в тюркский этнотип Средней Азии.

Впоследствии именем кочевых узбеков стало называться все тюркское население региона. До прихода узбеков население Мовароуннахра составляли тюрки, ассимилировавшиеся с тюрками Сырдарьи и Семиречья. И если рассматривать вопрос о кочевых узбеках, пришедших сюда с Абулхайрханом и Шейбаниханом, мы можем сказать, что в их составе были те же тюрки, которые пришли сюда из Семиречья и Сырдарьи. Вся та большая тюркская народность, состоящая, как утверждают, из 92 родов и племен, имела одни корни и была родственной в своем составе. Так, в одном из писем Шейбанида Абдуллахана II (1583-98 гг.) индийскому падишаху Бабуриду Жалолидцину Акбару (1556-1605 гг.) говорится: «Мы правим над девяноста двумя родами узбеков»'. Из вышесказанного следует, что история узбекского народа не начинается с ХХ-ХXI вв., ибо такая мысль являлась бы простой фальсификацией. «Кочевые узбеки» - это лишь одна из составных частей в формировании узбекской нации. Основу же узбекского народа составляют тюркские роды, прошедшие сложный этногенез на протяжении многих веков. Все это дает нам основание сделать вывод о том, что наша Родина - Узбекистан имеет давнюю и сложную историю, которая непрерывно развивалась до наших дней.

Мы можем утверждать, что история народа - это еще не история нации в ее современном названии, ибо отсутствие имени «узбек» не лишает народ сложной и многогранной истории. Начиная с XVI в., на территории Мовароуннахра продолжается процесс формирования узбекской национальной государственности. Здесь следует иметь в виду тот факт, что как при Шейбанидах и Аштарханидах, так и во время трех ханств идет постепенное развитие этнической общности, которая воспринимает себя как «узбеки». Захват Россией Средней Азии ускорил процесс национального самосознания и сплочения народа в борьбе за свою независимость. Советский режим, пришедший на смену царизму не мог не считаться с такой реальной силой, как Туркестанская этническая общность. Большевики во главе с В. И. Лениным считали необходимым расчленение единого Туркестана на отдельные республики или автономные области. Еще в 1920 г. в своих замечаниях по проекту Туркестанской комиссии об основных задачах РКП(б) в Туркестане (13 июня 1920 г.) В. И. Ленин писал: «Поручить составить карту (этнографическую и проч.) Туркестана с подразделением на Узбекию, Киргизию, Туркмению» . Этот замысел был осуществлен в 1924 г. После принудительной ликвидации Бухарской и Хорезмской республик были образованы три советские республики, которые в виде Узбекистана, Казахстана и Туркмении вошли в состав СССР. Не мудрено, что раздел единого Туркестана на отдельные части соответствовал макиавеллевскому принципу «разделяй и властвуй». Тем не менее, с высоты сегодняшнего дня мы можем констатировать, что декларация 1925 г. об образовании Узбекской ССР законодательно оформила создание Узбекского государства. Перед нами не стоит задача, требующая оценки этих событий, но главный вывод мы можем сделать наверняка: узбекский народ прошел огромный исторический путь своего развития, и никакие препоны не смогли поставить его колени. «Ныне мы объединены, ощущаем себя неделимым народом, не обращаем внимания на мелкие склоки. Твердо убеждены, что недалеко время, когда государство Узбекистан приобретет всю подобающую ему мощь. Это великое государство, со своей совершенной структурой, учитывающей наши специфику и традиции, будет опираться на собственные богатства и на талант народа». После обретения независимости одной из первоочередных задач, стоящих перед государством, стало укрепление самосознания нации, создания условий для развития духовного наследия узбекского народа, не одно десятилетие находившегося в тисках партийно-классовой идеологии. Укрепление независимости невозможно без идейной убежденности всего народа, а убежденность зиждется на духовных основах. Сила нашего народа заключается именно в его богатом духовном наследии, уходящем корнями в глубокую древность. Несмотря на то, что наша земля неоднократно подвергалась нашествию различных поработителей, народ не утратил своей богатой духовности и продолжал ее развивать.

2. Актуальные проблемы этаополитики в суверенном Узбекистане. С первых дней независимости такие периоды истории нашей Родины, как эпоха Ренессанса, история Темура и Темуридов, период ханств, захват Россией Средней Азии предстали в новом правдивом свете. Новую оценку получила деятельность таких великих личностей, как Абу Али ибн Сино, Абу Райхон Беруни, Мухаммад Хоразми, Абу Наср Фараби, Мирзо Улугбек, Абдурахман Жоми, Алишер Навои, Захириддин Мухаммад Бабур и др. Если эти имена еще и были известны в советское время, то независимость дала возможность познакомиться с деятелями исламской научной мысли - Абдухоликом Гиждувани, Бахоутдином Накшбанди, Исмаилом Бухари, Хужа Ахмадом Яссави, Бурханиддином Маргияни и другими известными теософами, учеными, лидерами суфийских орденов. Изучение наследия наших предков, новая оценка их деятельности - один из показателей подъема духовной культуры в Узбекистане. Широкое празднование различных юбилейных дат, открытие памятников А. Темуру, М. Улугбеку, Ж. Мангуберды, создание новых научно- популярных и теоретических произведений по истории Родины говорит о том духовном росте, который переживает наш народ. Одним из определяющих моментов в духовном обновлении нашего народа стало предание узбекскому языку статуса государственного. Этот закон, принятый 21 октября 1989 г., способствовал росту национального сознания, укреплению независимости страны, восстановлению духовного наследия, обновлению духовности в обществе. Много сделано и в вопросе восстановления народных обычаев, традиций, празднеств. Примером этому может служить возрождение Навруза - праздника красоты, добра, любви к ближнему. Духовному очищению верующих способствовало и то, что, начиная с 1992 г. первый день мусульманского праздника «Руза хаит» был объявлен выходным днем и отмечается как общенародный праздник.

 

Похожие материалы