postheadericon Аштарханиды

Аштарханиды

 

ОСНОВНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ  СОБЫТИЯ


После гибели Шейбанида Абдулмумина в стране усилились феодальные междоусобия. Иранцы усмотрели в этом благоприятный случай, чтобы завоевать обратно области, отнятые у них Шейбанидами. Шах Аббас взял Сабзевар и Мешхед, а позже —Герат. В Балхе, при содействии шаха, правителем стал его ставленник.  На севере, из района Ташкента, вторгся казахский султан Тевеккель При помощи больших сил казахов, моголов и калмыков он завладел Самаркандом, но при попытке захватить Бухару потерпел поражение. Неудача этого похода не остановила бы Тевеккеля, если бы он не получил в битве между Самаркандом и Бухарой тяжелой раны, от которой умер в Ташкенте около 1599 г. Эмиры шейбанидского государства решили избрать ханом проживавшего в Бухаре выходца из Астрахани, царевича Джанибек-султана, женатого на сестре Абдулла-хана и считавшегося поэтому в родстве с Шейбанидами. Джанибек отказался от предложенного ему престола. Тогда эмиры избрали старшего сына Джанибека, Дин-Мухаммеда, находившегося в Абиверде, осажденном иранцами. Но Дин-Мухаммед погиб по пути в Бухару.

Затем бухарские эмиры избрали ханом его брата Баки-Мухаммеда, а третьего сына Джанибека— Вали-Мухаммеда объявили наследником и, согласно обычаю, отправили наместником в Балх. Так, с 1599 г. начала свое правление новая узбекская династия в Мавераннахре, получившая название аштарханидской, то есть астраханской, другое название которой — «Джаниды» произошло от имени их родоначальника — Джанибека. Развитие крупного землевладения главарей узбекских: племен на базе их «юртов», пожалований и прямого захвата сделало их настолько сильными и самостоятельными, что ханы аштарханидской династии оказались в полной зависимости от своих вассалов. Даже самое избрание хана из семьи Джанибека объясняется тем, что вассальные эмиры стремились посадить на ханский трон людей, не связанных прочными узами с узбекскими племенами, составлявшими основную военную силу. В связи с этим ханы не имели возможности действовать самостоятельно без согласия и поддержки эмиров и высшего мусульманского духовенства, входившего в правящую группу феодалов.

После смерти в 1605 г. Баки-Мухаммеда на престол был возведен его брат, балхский наместник Вали-Мухаммед (1605—1611 гг.). Вскоре в Бухаре составился заговор против Бали-Мухаммеда, и бухарская знать решила посадить на его место Имамкули-хана (1611 —1642 гг.). Вали-Мухаммед-хан, узнав о заговоре, бежал с двумя своими сыновьями в Иран под защиту шаха Аббаса, который дал ему значительные военные силы для возврата утраченной власти. Приближение иранских войск вызвало в Бухаре растерянность. Однако узбеки разбили шахское войско, захватили в плен и убили Вали-Мухаммеда. В борьбе с иранцами и Вали-Мухаммедом Имамкули-хану помогли казахи из Ташкентского района. Вскоре ему, однако, пришлось защищать свои владения от набегов недавних союзников. В 1613 г. Имамкули удалось разбить казахов, овладеть Ташкентом и посадить там наместником своего сына Искандера. Но едва Имамкули ушел из Ташкента, как жители, возмущенные поборами и притеснениями, восстали и убили царевича.

В отмщение за смерть сына Имамкули по­клялся, что по взятии Ташкента он не прекратит избиение горожан до тех пор, пока кровь не дойдет до стремени его коня. После месяца осады Ташкент был взят, и бухарцы произвели в нем такую резню населения, что даже начальники собственного войска Имамкули стали просить хана прекратить избиение ни в чем не повинных людей, но он заявил, что не может нарушить данной им клятвы.

Тогда ташкентские законоведы предложили хану въехать на коне в водоем, где бы вода, окрашенная кровью убитых, доходила до стремени его коня. Тем самым хан выполнил свою клятву и приказал прекратить избиение горожан. В правление Имамкули государству Аштарханидов пришлось иметь дело и с каракалпаками, по-видимому, особенно близко продвинувшимися к границам бухарских владений. При описании разгрома каракалпаков войсками Имамкули в Каратау историки упоминают, наряду с каракалпаками, и калмыков. Калмыки, или ойраты, — многочисленный народ тюрко-монгольского происхождения — обитали сначала на территории между Сибирью и Кашгаром -и от Алтая, до р. Или.

Продвигаясь в XVI в. на запад, калмыки столкнулись с казахами, и вступили с ними в кровопролитные войны. В зиму 1603—1604 гг. калмыки совершили свое первое напа­дение на Хорезм. При Имамкули выступления калмыков против Мавераннахра усилились. Это был сильный кочевой народ, против которого хану пришлось совершить несколько- походов. Успешные войны с кочевниками укрепили положение Имамкули. Его продолжительное, более чем тридцатилетнее правление было временем сравнительного усиления ханской власти в Бухаре. Имамкули удавалось сдерживать враждебные выступления феодалов, однако укрепление государственной власти было только кажущимся.

По мере развития феодального землевладения и сосредоточения обширных владений в руках эмиров, усиливалось и политическое значение узбекской феодально-родовой знати. Правителями областей стали назначаться по преимуществу эмиры тех племен, юрт которых составляла та или иная область. Благодаря этому росли центробежные силы, способствовавшие разложению и распаду государства, но при Имамкули-хане эти явления еще не получили полного развития. Преемник Имамкули, его брат Надир-Мухаммед (1642— 1645 гг.), человек весьма надменный и алчный, своими притеснениями вызвал общее недовольство. На третьем году его правления казахи в своем очередном набеге на Мавераннахр дошли до Ходжента. Надир-Мухаммед для изгнания их послал туда значительное войско под начальством своего сына Абдулазиза. Во время похода в Ходженте Абдулазиз был провозглашен ханом.

Надир, узнав о происшедшем, поспешно отправился в Балх, а Абдулазиз выступил в Бухару, где его избрание было окончательно санкционировано знатью (правил с 1645 по 1680 г.). Надир обратился за помощью к Бабуриду (Династия, основанная Тимуридом Бабуром в Индии и правившая там в 1526—1858 гг., вошла в историю -под  названием «Великие моголы») Шах-Джехану (1627— 1658 гг.). Последний, желая отомстить Надиру-Мухаммеду за систематические набеги на Кабул, во время которых было захвачено большое количество богатств и пленных и, в случае узбекских племен.

Борьба между сыновьями Субхан-кули за балхское наместничество сопровождалась убийствами и переворотами, в ней принимали деятельное участие местные эмиры, опиравшиеся на свои племенные ополчения. В один из своих набегов (1680г.) хивинцы достигли окрестностей Бухары, опустошили округа Кермине и Варданзи и овладели Самаркандом, где знать города согласилась возглашать в хутбе имя Ануша-хана и чеканить монету с его именем, причем большая часть эмиров Бухары, недовольных Субханкули, удалилась в свои племена и подняла против него возмущение. Только с помощью правителя Бадахшана, аталыка Махмуд-бия из племени катаган, Субханкули удалось прогнать хивинцев из Самарканда. Но после их ухода положение населения сильно опустошенных и разоренных областей оказалось едва ли не хуже, чем при них. Субханкули беспощадно мстил самаркандцам, допустившим вторжение Ануша-хана в их область и провозгласившим его своим ханом. Тем временем стали поступать доносы на сына Субханкули, наместника БалхаСиддик-Мухаммеда; его обвиняли в намерении восстать против отца.

Субханкули в 1681 г. выступил походом на Балх. Мятежный сын встретил отцовские войска оружейным огнем и стрелами с крепостных стен и башен, но, получив от отца письменное заверение в помиловании, вышел из города ему навстречу; после свидания они оба вступили в Балх. Там Субханкули приказал арестовать сына и заковать в цепи, а его приближенных, способствовавших мятежным замыслам, предать мучительной казни. Погиб в тюрьме и Сиддик-Мухаммед, по-видимому, убитый по распоряжению отца. Воспользовавшись пребыванием Субханкули в Балхе, хивинский хан Ануша опять вторгся в пределы Бухары, произвел сильное опустошение и удалился с большой добычей в Хиву.

Вскоре после этого против Ануша составился заговор, по-видимому, не без участия Бухары. Ануша был схвачен своими приближенными и ослеплен в 1686 г. На его место посадили его сына Эренг Мухаммеда (1686—1688 гг.). Уверенный, по-видимому, в безопасности со стороны Хивы, Субханкули решил теперь осуществить поход на Хорасан, как ему предлагал Бабурид Аурангбез, присылавший к нему специальное посольство. Узбекам удалось овладеть крепостью Бала Мургаб (к северо-востоку от современной Куш­ки), но в это время Эренг вторгся во владения Субханкули проник до столицы и осадил ее. Субханкули, отправивший все войска в Хорасан, обратился к помощи аталыка Махмуд-бия, который, придя с войском, заставил хивинцев удалиться. По возвращении в Хиву Эренг был убит.

Субханкули-хану было послано извещение, что с его именем провозглашена хутба и стала чеканиться монета. По просьбе хивинцев хан прислал для управления Хорезмом своего наместника. Таким образом, Хорезм снова был временно присоединен к Бухарскому ханству. За свои заслуги перед ханом аталык Махмуд-бий был назначен наместником Балха и Бадахшана. Водворив в Балхе известное спокойствие, Махмуд-бий вступил в борьбу с Яр-беком, владевшим значительной частью Бадахшана. Предлогом к этой борьбе послужила посылка бухарских чиновников для эксплуатации в пользу бухарской казны знаменитых бадахшанских рубиновых копей; Яр-бек не пропустил их туда. Махмуд-бий выступил в 1692 г. в поход и осадил столицу Яр-бека г. Гузган (Файзабад), однако взять его не смог, удовлетворившись получением за два года вперед доходов с рубиновых копей, заключил с Яр-беком мир и вернулся в Балх. Яр-бек остался полновластным пра­вителем, сохранившим с Аштарханидами лишь известные вассальные отношения, которые он не всегда исправно соблюдал. Он управлял Бадахшаном пятьдесят лет (умер в 1706 или 1707 г.); от него повела свое происхождение династия бадахшанских миров, правившая до начала 80-х годов XIX в. В Балхе Махмуд-бий занял совершенно независимое от Бухары положение. Его жестокое управление вызвало ряд восстаний среди окрестных узбекских племен. Главными зачинщиками мятежа были эмиры многочисленного племени курама.

Желая укрепить свой авторитет, Махмуд-бий был вынужден обратиться к Субханкули с просьбой о присылке наместником в Балх его малолетнего внука Мухаммед Муким-султана. Но знать Балха, поддерживаемая населением, провозгласила правителем Балха Салих-ходжу, происходив­шего из старинной дервишской семьи ходжи Мухаммеда Парса. Депутация кураминцев в Бухаре настойчиво предостерегала Субханкули-хана относительно сепаратистских стремлений аталыка. Субханкули, бессильный сам справиться с могущественным вассалом, стал возбуждать против него бадахшанского владетеля Яр'бека. Отряды воинственных горцев Бадахшана появились в Кундузе — юрте Махмуд-бия. Последний выступил с войском против неприятеля. В его1 отсутствие Субханкули с большим войском, усиленным отря­дами казахов и каракалпаков, явился перед стенами Балха и начал осаду, сопровождаемую разорением и грабежом окрестных районов. Салих-ходжа вызвал из похода Махмуд-бия, который призвал на помощь белуджей и арабов, живших в прилегающих к Балху районах. Субханкули вынужден был заключить мир. Наступившие затем феодальные усобицы, мятеж туркмен, восстание кунгратов в Термезе, враждебная позиция Бадахшана, грабежи на больших дорогах парализовали мирную жизнь некогда цветущей и богатой Балх-ской области.

 

Похожие материалы