postheadericon Культура В XVI в.

Культура В XVI в.

В Мавераннахре XVI в. продолжали развиваться литература, историческая наука, архитектура и изобразительное-искусство. Большого расцвета достигла поэзия. Свидетельством этого являются антологии среднеазиатской литературы «Музак-кир ал-ахбаб» Хасана Бухари Нисари (1566 г.) и «Тазки-рати шуара» Мутриби (1604—1605 г.). В них приводятся имена нескольких сотен деятелей литературы и науки, живших и творивших в Самарканде, Бухаре, Ташкенте и других городах Средней Азии. Сам факт составления антологии говорит о высоком культурном уровне населения в рассматриваемое время.

  Развитие ремесла и торговли способствовало расширению, социального круга писателей и поэтов. Зайниддин Васифи, будучи в 1512 г, в Самарканде, отметил участие на собраниях-пиршествах поэтов-ремесленников, торговцев и простых, горожан. Некоторые из них прекрасно владели техникой стихосложения. Их произведения в свое время сыграли значительную роль в культурном развитии средних слоев населения. В создании произведений устного народного творчества активное участие принимало трудовое население города и села. В них оно выражало протест против насилия и несправедливостей, царивших в феодальном обществе. Основным, героем этих произведений являлся народ. Для Мавераннахра первой половины XVI в. характерно появление литературных и исторических произведений на узбекском языке.

Одним из ранних сочинений этого направления является «Таварихи гузида Нусрат-намэ», автор которого пока точно не установлен. На узбекском языке составлена и героическая поэма Мухаммеда Салиха «Шейбани-намэ». Оба эти произведения, хотя и написаны по заданию и при "участии Шейбани-хана, все же включают интересный фактический материал по истории, этнографии и литературе народов Средней Азии. Мухаммед Салих писал и стихи. Его тонкая лирика была известна далеко за пределами Самарканда. По свидетельству современников, стихи Мухаммеда Салиха декламировали в литературных кругах Герата и Индии. Выдающееся место среди произведений средневековья занимает замечательный исторический и литературный памятник на узбекском языке — «Бабур-намэ («Записки Бабура»). Захириддин Бабур был также автором лирических произведений. Во многих из них отразились ,мотивы любви к 'родине, с которой он был разлучен. К первой четверти XVI в. относится исторический труд Абдуллы ибн Мухаммеда «Зубдат ал-асар». В нем раскрываются противоречия в лагере Шейбанидов, явившиеся одной из причин гибели Шейбани-хана. На узбекский язык переводятся исторические произведения Рашидиддина и Шарафуддина Али Иезди. Упоминается также о переводе на узбекский язык «Мунтахаби джами ва таварихи шахи» — сочинения, посвященного Улугбеку. Все . это свидетельствует о расширении сферы влияния узбекского языка, а также о преемственности творческих традиций Али-шера Навои. Сохранилось большое количество исторических трудов,

Составленных на таджикском языке. К ним относится стихотворная поэма Муллы Шади, в которой, несмотря на тон официальной преданности Шейбани-хану, звучат мотивы социальной тематики. В поэме изображен безжалостный завоеватель; в результате его действий «потоки крови вливались в реки». Автор подчеркивает, что трудящееся население не получало 'никакой поддержки от тимуридской знати», «в которую оно верило». «Куда ни приходили нищие, они ничего не получали». В конце тридцатых годов XVI в. написаны мемуары Зай-'.ниддина Васифи «Бадаи-ал-вакаи», где описываются собы-•тия, свидетелем которых он был во время пребывания при .дворе Шейбанидов. Ценные мемуары «Михман-намэи Бу-•хара» принадлежат Фазлуллаху ибн Рузбехани Исфахани, так же как и Васифи, в числе других деятелей культуры эмигрировавшему в Среднюю Азию. В обоих этих произведениях 'им-еется богатый ' материал, характеризующий социально бытовую жизнь народов Средней Азии и Казахстана. - Капитальный труд по истории периода Абдулла-хана II — «Шараф-намэи-шахи», более известный под названием «Абдулла-намэ», написал Хафиз Таныш Бухари. Посвященный' описанию политических событий этот труд содержит интересные данные и по социально-экономической истории Средней Азии. Наиболее крупным поэтом второй половины XVI в. был Мушфики, придворный поэт Абдулла-хана II.

Ему принадлежат три сборника (дивана) лирических стихов, много эпиграмм и сатирических стихотворений. Остроумная сатира-Мушфики имела широкое распространение. Среди народных масс Мушфики слыл вольнодумцем. Некоторое участие в создании литературных произведений принимали отдельные шейбанидские правители. Сам Шейбани-хан был образован в духе своего времени. На привалах во время военных походов он любил устраивать ученые-собрания, на которых обсуждались не только религиозные, но и научные вопросы. Перу Шейбани-хана принадлежат стихи на узбекском и таджикском языках, а также сочинение -на узбекском языке «Бахр ал-худа». Любителем поэзии и меценатом был его брат Махмуд-султан и внук Пулат-султан, При Убайдулла-султане Бухара стала центром просвещения -и высокой культуры и, как сообщает в «Тарихи Рашиди» Мухаммед Хайдар, достигла такого же блеска, как Герат при Султан-Хусейне.

Покровителями поэтов, историков и литераторов были Абдулла-хан II и его приближенный Кулбаба-Кукельташ. Однако любовь к поэзии и меценатство ханов и сановников сочетались с их жестокостью и эгоизмом. Придворных поэтов, писателей и строителей, не удовлетворявших, их прихотей, они били палками (так поступил Шейбани-хан-с музыкантом Хусейном Уди), убивали (по приказу Убайдул-ла-хана был казнен поэт Хилали), замуровывали в стены (чем отличился Абдулмумин-хан). О-своем противнике Шейбани-хане Захириддин Бабур не без иронии сообщает: «взяв в-руки перо, он исправлял писания и рисунки» знаменитого каллиграфа Султана-Али Мешхеди и блистательного худож­ника Бехзада. Он приказывал вывешивать «свои бездарные стихи на чорсу и брал с народа подарки». При завоевании новых областей ханы насильно вывозили выдающихся каллиграфов, художников, музыкантов, ремесленников. В Мавераннахр после захвата Хорезма были при-везены талантливые люди из Саурана, Кята, Булдумсаза. Особое место среди письменных памятников XVI в. принадлежит документальным материалам — ханским ярлыкам, поземельным купчим, закладным, арендным, вакфным и другим документам, часть которых дошла до нас в виде сборников (казийские документы, архив джуйбарских шейхов, ярлыки на имя ферганских сейидов и др.). Все они представляют собой большую ценность, так как содержат сведения о . земельно-водных отношениях, торговле, ремесле, судопроизводстве и многих других сторонах экономической жизни рассматриваемого времени. Основная часть их написана на таджикском языке, но некоторые составлены на узбекском языке, например, грамоты Науруз Ахмед-хана, Мухаммед Хашим-султана, Мухаммед Мумин-султана и др. Наука при Шейбанидах не получила широкого развития. К XVI в. относится появление «Трактата о способах счета» с. •объяснением умножения чисел. В 1593 г. Амин Ахмед Рази составил географическо-биографический словарь .«Хафг иклим» («Семь климатов»). Приблизительно к этому же времени относится составление «Тазкирати шуара» Мутриби, к которой была приложена карта мира.

Более ощутимы были сдвиги в области медицины. В 1541 г. .Мухаммед Хусейн ибн ал-Миреки ас-Самарканди составил список медико-фармакологического трактата, снабдив его' тонко исполненными рисунками в красках, изображающими лекарственные растения и сосуды для приготовления и хранения лекарств. Из казийских документов XVI в. мы узнаем, что в Самарканде вели частную практику врачи-табибы, глазные врачи, костоправы. При Науруз Ахмед-хане находился глазной врач Шах-Али ибн Сулейман. В Самарканде в правление Кучкунчи-хана практиковал «хорасанский врач» Султан-Али. Он написал «Руководство для врачевания», содержащее общее учение о болезнях и терапии. В крупных городах имелись лечебницы (дар аш-шифа), однако попасть в них простому народу было невозможно. В XVI в. отмечено несколько эпидемий чумы, от которой, в силу экономического состояния, прежде всего погибала масса беднейшего населения.

Многие поэты, деятели науки были знатоками музыки. К первой половине XVI в. относится составление труда по музыке бухарцем Маулави Каукаби. При Шейбанидах (Шейбани-хане и Кучкунчи-хане) проводилась значительная работа по переводу сочинений на узбекский язык, что свидетельствует об интересе к историческому прошлому. Интерес к книге способствовал расширению библиотек. В Бухаре была создана библиотека Абдулазиз-хана. В ней переписывали книги знаменитый каллиграф Мир Али Харави (умер в 1551 г.) и'Ахмед ал-Хусейни. Широкой известностью пользовалась библиотека Абдулла-хана II, которую в течение многих лет возглавлял известный каллиграф Мир Хусейн ал-Хусейни, ученик Мир Али. При библиотеках работали также художники и переплетчики. Согласно «Вакф-намэ», при самаркандском медресе Шейбани-хана книги хранились в сундуках. Отмечается, что некоторые из книг были редкими. Высокого уровня достигло в XVI в. искусство каллиграфии. Выдающимися мастерами художественного письма были Султан-Али Мешхеди, Мир Али Харави, Махмуд ибн Исхак аш-Шихаби и др. В 1586—1587 гг. Дервиш Мухаммед ибн Дуст Мухаммед Бухари составил труд по теории каллиграфического искусства. Рукописи украшали миниатюрами. До нас дошло несколько рукописей исторического содержания, иллюстрированных миниатюрами, посвященными событиям и лицам, описанным в сочинении. Особо следует отметить «Фатх-намэ», «Тарихи Абулхайр-хани», список сочинений Алишера Навои, сделанный в 1521 г., и экземпляр «Таварихи гузида Нусрат-намз», переписанный в 1562—1563 г. Миниатюры, иллюстрирующие эти произведения, отражают материальную культуру Средней Азии и отличаются стремлением художников реалистически отобразить действительность. В лицах, в деталях одежды и головных уборов, как во всей обстановке, эти миниатюры передают особенности этнического облика населения Средней Азии XVI в. Рисунки не всегда подписывались.

Все же до нас дошли имена некоторых художников этого времени. Среди них Махмуд Музаххиб, расцвет творчества которого относится к середине XVI в. Одна из его миниатюр отражает социальные противоречия феодального общества: старая ткачиха, встретившись с султаном Санджаром, гневно упрекает его в разорении народа в результате многочисленных поборов. Значительную роль в развитии живописи XVI в. сыграли другие художники, среди них- Джалалиддпн Юсуф, придворный живописец Кельди Мухаммеда. Он нарисовал меткую карикатуру на одного из вельмож. Оригинальные миниатюры создали Мухаммед Чагры Муассии, Абдулла, Мухаммед Мурад Самарканди. В них «формы и краски были... свои, особенные». Анализ творчества миниатюристов этого времени позволил говорить Г. А. Пугаченковой о возникновении в XVI в. особой среднеазиатской школы миниатюрной жи­вописи. Культура Средней Азии не развивалась изолированно от других стран. В XVI в. существовали культурные связи с Кабулом, Кашгаром, Индией, Турцией и другими странами, Особый интерес в этом отношении представляет сообщение О прибытии при Баязеде (1481 — 1512 гг.) из Средней Азии в Турцию мастера Баба-наккаша, считающегося учителем ту­рецких живописцев. Художники Мухаммед Мурад и Мухаммед Надир были отправлены из Самарканда ко двору Великого могола Акбара (1556—1604 гг.).

Некий Гулям Шади, «который сочинил столько акшей и саутов», был отослан Шейбани-ханом к казанскому хану Мухаммед Амину. Казанский поэт XVI в. Мухаммедьяр хорошо знал произведения Алишера Навои. Часть историков, поэтов, каллиграфов, врачей прибыла на территорию шейбанидского государства из-Ирана. Некоторые из них бежали сюда, спасаясь от преследований приверженцев суннитского толка Исмаилом Сефевиу другие были уведены завоевателями, часть перешла к Шей; банидам вследствие упадка культуры в Герате. Известные писатели Фазлуллах ибн Рузбехан, Зайниддин Васифи, знаменитые каллиграфы ходжа Махмуд, Сайид Ахмед Мешхе-ди, оставив Иран, добровольно переехали в государство Темуридов. В результате созидательного труда ремесленников и активного участия в строительстве трудового населения страны в XVI в. были возведены многочисленные гражданские, культовые и инженерные сооружения различного назначения. Они свидетельствуют о высоком инженерно-техническом и художественном уровне зодчества Средней Азии этого сто­летия, о новом направлении в его развитии. К сожалению, имена народных мастеров, строивших караван-сараи, торговые купола, мечети, медресе и мосты, не дошли до нас. Ис­ключения встречаются редко. Сохранилось, например, имя зодчего Гуляма Хусейна, строившего мавзолей Каффаля. Шаши в 1541 — 1545 гг. Обычно возведение дворцов припи­сывается не народным зодчим, а могущественным феодальным правителям, имена которых закрепились за большинством архитектурных памятников. Среди них медресе Шейбани-хана в Самарканде, являвшееся по общему определению современников величественным зданием с золоченым кровом и многочисленными худжрами, медресе Абдурахима садра, выполненное знатным вельможей нецарского происхождения, суфа Шейбани-хана, представляющая собой возвышение из земли, облицованное каменными полированными плитами и брусьями из местного мрамора (обработанным таким образом камнем в Самарканде стали пользоваться лишь в XV—XVI вв.).

В этом столетии также построена грандиозная соборная мечеть Мачити Калон, изысканно де итерированное медресе Мири Араб, два больших медресе Абдулла-хана, медресе Кукельташа, Калобод и др. Согласно данным письменных источников, при Шейбани-дах был произведен ремонт некоторых зданий, построенных ранее. В рассматриваемый период в Средней Азии развернулось строительство зданий гражданского назначения — всевозможных торговых построек, ирригационных сооружений, мостов. При Шейбанидах были построены новые караван-сараи (например, Гаукушан), являвшиеся одновременно гостиными дворами и торговыми пунктами. Крупным сооружением было Тими Калон в Бухаре — большой торговый ряд. В чорсу (купольные здания на перекрестках улиц) располагались продавцы головных уборов («таки тильпак фуру-шан), ювелиры («таки заргаран»), менялы и ростовщики . («таки саррафан»).

Существовало специальное чорсу для кузнецов. Вдоль караванных путей ремонтировалось и строилось заново большое количество цистерн («сардоба»). Возводились мосты через реки (мост-вододелитель на Зарафшане), была построена водоудерживающая плотина «Абдулла-хаи банди» — инженерное сооружение с водоспускным регулятором в Акчобе к востоку от Нур-Аты. Проведены были новые оросительные каналы недалеко от Саура на р. Вахш. О величине канала, выведенного из Вахша, можно судить по следующим данным: работы по его сооружению продолжались шесть лет и ежегодно здесь работала тысяча мардикаров. Множество оросительных каналов было проведено крестьянами под руководством джуйбарских шейхов. Строились бани. По свидетельству Дженкинсона, в Бухаре «бани так искусно выстроены, что подобных им нет на свете».

Разрушение городских стен при занятии Бухары Шейбани-ханом в 1500 г. и рост города заставили Абдулазиз-хана и Абдулла-хана II окружить город новой стеной, зта стена сохранилась без существенных изменений до начала XX в. Большие здания строились и в других городах государства. Было сооружено «очень высокое здание» над могилой Абулхайр-хана в Сыгнаке, мечеть в Ясе, дворец на берегу реки около города Карши, медресе в Сауране, возведено . множество построек в Сумитане, благоустроено селение Ха-санабад. В связи с развитием суфизма и образованием религиозных орденов среди культовых построек XVI в. становится особенно популярной ханака, представляющая собой сочетание мечети и жилых помещений, например, ханака с огромными куполами в селении Бахауддин, ханака Файзабад и др.. Постройки возводились по чертежам. Сохранился уникальный документ с чертежами бухарского мастера XVI в., на котором изображено крытое водохранилище («сардоба»} и придорожная станция («рабат»), соединенные в единый комплекс, что свидетельствует о стремлении зодчего увязать-отдельные сооружения в одно целое. Строительство большого количества сооружений различного назначения в усло­виях своеобразного климата стимулировало специализацию-строительных материалов. Для сохранения сооружений, подвергающихся разрушению под воздействием сильно засоленных грунтовых вод, в Бухарской области создавались специальные гидроизоляционные устройства. Для нижних частей гражданских и культовых сооружений широко использовался гипс повышенной водоустойчивости.

В. декорировке зданий применялись расписные майоликовые плитки, покрытые мелким растительным орнаментом. Значительное распространение получили стенные росписи орнаментального характера, выполненные приемом, распространившимся, видимо, при поздних Темуридах: узору придавали невысокий рельеф особой красноватой краской (кундаль), накладывавшейся толстым слоем. Рельефные части узора покрывали позолотой, на синий или зеленый фон наносили мелкие цветы и узоры. Все это создавало эффект накладных золотых узоров по «мелкотравчатому» орнаментированному полю. Значительные успехи в этот период были достигнуты в развитии сводчатой техники. Таким образом, в строительстве в XVI в. наблюдается совершенствование технических и технологических приемов в производстве и использовании строительных материалов.. Зодчие совершенствуют планировку зданий, уменьшают толщину стен и высоту помещений, что приводит к значительному экономическому эффекту и сокращению сроков-, строительства. Однако стремление к более экономичным конструкциям и приемам строительной техники явилось причиной непрочности многих построек абдуллахановского времени. В архитектуре XVI в. широко применялись художествен-ные решетки —«паиджара». Среди них выделяются мозаичные решетки из поливных изразцов бухарских медресе Мири-Араб, Абдулла-хана и Кукельташ, а также монументальные-панджара из мрамора и мраморовидного известняка на склепах в Бахауддине. На высоком художественном уровне стояло изготовление-каменных надгробий, поверхность которых покрывают и изысканная растительная орнаментация и надписи, выполненные известными каллиграфами. Превосходными образцами-являются надгробные камни дахмы (суфы). Шейбани-хана и надгробие Абусаид-хана из Чильдухтарана Городское и часть сельского (в основном зажиточные-слои) населения получали школьное образование. Описывая события в Кундузе, Мухаммед Салих упоминает, что почти . каждом квартале Кундуза были мактабы (школы). В определенных кругах было распространено обучение с помощью -домашних учителей. Васифи выступал в этой роли при узбекском царевиче Науруз Ахмеде в Ташкентском уделе. Ходжа -Али ал-Хорезми, садр Шейбани-хана, в источниках 20-х годов XVI в., назван учителем «султанов и хаканов». Обучение -детей начиналось с шестилетнего возраста: они изучали арабский .алфавит, начертания его отдельных знаков.

Из мактаба учащиеся переходили в медресе, где их знакомили главным образом с основами богословия. Специальное дело, например, бухгалтерский учет, а также искусство стихосложения, музыка и каллиграфия изучались вне стен медресе. Согласно вакфному документу 30-х годов XVI в., в медресе имелись три группы учащихся — низшая, средняя и высшая, соответственно которым определялась стипендия и паек.

Обучение студентов каждой группы продолжалось в течение восьми лет, так что общий курс образования в медресе длился 24 года. На миниатюре XVI в. отображена одна из худжр медресе, где проводятся занятия студентов —уже бородатых мужчин. На другой миниатюре, где также показаны занятия; в средневековой школе, мы видим, как наказывают «провинившихся» учеников. Служба в медресе и посещение занятий в назначенные' дни были обязательны. В случае пропуска без уважительной причины, студент мог быть лишен довольствия за пропущенные дни. Паек и деньги, выделяемые из доходов вакфного. имущества на каждого учащегося, были недостаточными для пропитания, что безусловно являлось одной из причин, затруднявших поступление в медресе необеспеченной части* населения страны. Учащиеся медресе могли жить и ночевать в худжрах медресе, за исключением тех случаев, когда все худжры нужны были для занятий. Последняя оговорка ставила в тяжелое положение студентов, не обеспеченныежильем. По некоторым сведениям, мутавалли и преподаватели пользовались услугами студентов. Так, по сообщению Джани Махмуда, известный Камалиддин Хусейн Хорезми заставлял своих учеников заниматься строительными и другими работами. Алишер Навои приводит ряд эпизодов из жизни- необеспеченных студентов, а в мемуарах Васифи описывается смерть от голода двух иногородних студентов в Самарканде в 1504 г. Были случаи, когда студенты, возмущенные тяже­лыми условиями своего существования, выступали против отдельных особенно ненавистных им лиц из числа преподавателей и других представителей духовенства. Мухаммед Талиб упоминает о возмущениях учащихся в бухарских медресе и их расправах над некоторыми высокопоставленными лицами.

 

Похожие материалы